Стратегии и тактики речевого поведения современной политической элиты России (05.04.2010)

Автор: Паршина Ольга Николаевна

При описании речевой репрезентации ряда тактик оказалось возможным представить их в виде речевых моделей, которые выявляются на уровне речевых структур и позволяют сравнить схему аргументации в речи различных политиков: речевые модели обусловленного и категорического прогнозирования, речевые модели сопоставительного анализа, обоснованных оценок.

В целом, стратегии убеждения в своем речевом поведении используют политики, нацеленные на конструктивное общение с избирателями, журналистами, на цивилизованный диалог с политическими оппонентами. Аргументативные тактики, по нашим наблюдениям, используются такими политиками, как А.Б. Чубайс, Е.П. Гайдар, Е.М. Примаков, И.М. Хакамада.

ГЛАВА 7. ОБЩИЕ (неспециализированные)

ТАКТИКИ

Как уже отмечалось, каждая стратегия имеет свой набор тактик, которые можно назвать специализированными. Вместе с тем существуют и неспецифические тактики, общие для нескольких стратегий, например, тактика солидаризации с адресатом, тактика критики и другие. Одной из наиболее частотных общих тактик в политическом дискурсе является тактика акцентирования.

7. 1. Тактика акцентирования

Тактика акцентирования выражает намерение говорящего подчеркнуть, выделить определенный момент своей речи. Она довольно часто используется при реализации аргументативной стратегии, нередко встречается в информационно-интерпретационной стратегии, применяется эпизодически и в других стратегиях.

Частным случаем тактики акцентирования можно считать тактику акцентирования положительной информации (см. главу 5 «Стратегии удержания власти»). См. пример использования тактики акцентирования в информационно-интерпретационной стратегии:

Должен вам сказать вообще / что РАО ЕЭС как бы тоже не чужая компания // (В.В. Путин) [«Прямая линия», 18.12.2001];

Я считаю, что предпосылки для отмены очень хорошие (С.М.Миронов) [«Известия», 3.12.2003].

См. в аргументативных и агитационных тактиках:

Я уверен что наш народ абсолютно так же любит свободу как другой народ // (В.А. Рыжков) [НТВ, «Свобода слова», 2.04.2004];

Поэтому я считаю / надо ставить задачи реалистичные // (Б.Е. Немцов) [ТВС, «Итоги», 18.05.2002];

Главное что хотел бы сегодня выделить / из нашей жизни уходит неопределенность перспектив / уходит неясность и невозможность строить какие бы то ни было долгосрочные планы // (В.В. Путин) [Программное выступление перед доверенными лицами, 12.02.2004].

См. на примере реализации стратегии формирования эмоционального настроя адресата:

Я убежден / что Конституция принятая народом / основа политического урегулирования в Чечне //;

Однако хотел бы здесь добавить / без активного участия в восстановлении самих чеченцев / без их настроя на реальную работу / ощутимых результатов не будет (В.В. Путин) [Телеобращение Президента по поводу предстоящего в Чечне референдума по Конституции республики, 15.03.2003].

Позиция говорящего, соотносящаяся с его намерением, часто выражается через своеобразные «формулы акцентирования» (Юдина 2001: 112( – глагольную модель, репрезентирующую определенное намерение (подчеркнуть самое важное, главное в высказывании).

В сфере представления политических взглядов, при создании высказываний, отражающих определенные позиции и обстоятельства, характерными маркерами тактики акцентирования являются следующие «модели», в том числе предложенческие с глагольным сказуемым - своеобразные дискурсивные слова с функцией привлечения внимания к следующей за ней мысли: хотел бы подчеркнуть (еще раз подчеркну, хочу подчеркнуть); хочу обратить внимание; особо отмечу; надо признать; надо сказать; должен сказать; считаю, что…; полагаю; особо остановлюсь на..; убежден, что..; уместно будет напомнить; как уже говорил; хочу подтвердить и т.п.

Такие формулы акцентирования могут вводить фрагмент текста, например: Я уже отвечал на эти вопросы и еще раз хочу подтвердить свою позицию (В.В. Путин), а могут завершать компонент текста, подчеркивая значимость высказанного ранее утверждения: …В этом я вижу одну из первоочередных задач всех уровней власти, в том числе и задачу Президента (В.В. Путин). Дейктическое слово «в этом» также указывает на связь с предыдущим контекстом.

Интерес представляют факты использования одних и тех же дискурсивных форм то в виде знаменательных частей речи, то в роли вводных слов (и словосочетаний). Это наблюдение сделано нами относительно употребления самых частотных глаголов в речи В.В.Путина: думаю, считаю, знаю, повторяю. Ср.:

Таблица 1

Глагол Вводное слово

1) Думаю, что система здравоохранения, которая была создана в советские времена … была одной из самых лучших в мире.

Насколько это было опасно, объяснять, думаю, не надо.

2) Повторяю, это будет вводиться поэтапно, ежеквартально. И поэтому государство должно сделать все, чтобы, повторяю, чтобы ключевые элементы старой системы сохранить.

3) Считаю это направление принципиально важным, решающим для становления реальной демократии в стране.

Может быть, с определенным перебором, я считаю, они делают там по некоторым направлениям..

4) Я знаю, правительству не всегда удается предотвратить экономически неоправданный рост цен. В Риге / я не знаю / процентов пятьдесят русскоязычного населения //

5) Я надеюсь / этот вопрос будет решен // Тогда / люди / надеюсь / почувствуют качество предлагаемых услуг //

Выявляется некоторая последовательная цепочка в функционировании персонифицированных высказываний: я думаю, что… («я»-предложение с личным местоимением и глаголом 1-го лица единственного числа) - думаю… (определенно-личное предложение с эллипсисом местоимения и глаголом 1-го лица единственного числа) – думаю (вводное слово).

В таких случаях, вероятно, мы имеем дело с различными зонами переходности в системе частей речи (глаголы – модальные слова) и в системе предложений – непредложенческих образований – релятивов (коммуникативов).

До сих пор в лингвистике нет однозначного решения вопросов о частеречной принадлежности служебных слов, о специфике их семантики и функций [Григорьева 2004: 219]. Ряд лингвистов называет модальные слова и служебные части речи структурными или функциональными. Заслуживает серьезного внимания точка зрения В. Гладрова, предлагающего различать оперативные прагматические части речи (модальные слова, частицы) и оперативные грамматические части речи (предлоги, союзы) [Гладров 2004: 219]. В последнее время представляется перспективным рассмотрение служебных и некоторых знаменательных слов в прагматическом аспекте как дискурсивных, так как они не играют в дискурсе номинативную роль, а выполняют оперативную функцию (см. работы О.Б. Сиротининой, С.В. Андреевой, В.Н. Шаронова и других).

При акцентировании внимания на путях решения острых экономических и социальных проблем в «Программном выступлении» В.В. Путина часто используется модель со значением долженствования – модальное наречие + глагол в форме инфинитива:

нужно прежде всего развивать свой национальный рынок;

надо быстрее модернизировать отжившие свой век производства;

надо прекратить разбазаривание национальных природных ресурсов;

надо завершить начатую налоговую реформу и т.д.

Обычно эти формы выступают в роли предикатов. Отнести подобные предикаты к проявлению тактики акцентирования позволяет семантика модального слова, сама по себе показывающая важность, необходимость какого-либо действия.

В наших материалах обращает на себя внимание употребление в функции акцентирования вводных и вставных предложений, лексически соотносимых с ранее рассмотренными глагольными формулами акцентирования. Сравнить, например:


загрузка...