Стратегии и тактики речевого поведения современной политической элиты России (05.04.2010)

Автор: Паршина Ольга Николаевна

У нас в стране введена цензура на тему Чечни // В Чечню не пускают журналистов / тема Чечни является запретной для всех государственных телеканалов / хоть в Чечне погибло более пяти тысяч солдат / и офицеров / и десятки тысяч мирных жителей // Нынешняя власть категорически против того чтобы народ знал правду // (Б.Е. Немцов) [НТВ, «Свобода слова», 5.12..2003];

Партия СПС выступала за начало войны в девяносто девятом году / и говорила что там возрождается российская армия (Г.А. Явлинский) [НТВ, «Свобода слова», 5.12.2003];

Нынешнее правительство и нынешняя власть / не будет заниматься сельским хозяйством / потому что генеральная линия этой власти / уход от ответственности / от социальной / от экономической // Линия новой старой власти Путина / это линия на демонтаж государства / на устранение государства от ответственности за состояние дел в экономике и обществе / от ответственности за жизнь каждого человека // (С.Ю. Глазьев) [ТВЦ, «Выборы-2004»,11.03.2004];

Когда был Кириенко / а Чубайс ему советовал / в девяносто восьмом году / кончилось это тем / что в стране произошел финансовый крах // И расследование Совета Федерации показало / что конкретными виновниками / банкротства страны / были Кириенко / Дубинин / Чубайс и Гайдар // Это / данные официального расследования // Эти четыре человека принимали решение о банкротстве страны / которые привели к тому / что валютные резервы просто исчезли и банки обанкротились // (С.Ю. Глазьев) [НТВ, «Свобода слова», 21.11.2003].

Армия выполняет все то / что ей предписывают политики // Ответственность за то куда бросили армию / что с ней делают / в первую очередь несут политики // Использование армии для решения внутренних вопросов / это преступление // <…> Мы считаем возмутительным / что на сегодняшний день отсутствует военная концепция // (Г.А. Явлинский) [НТВ, «Свобода слова», 28.11.2003].

На уровне языкового воплощения тактика обвинения реализуется прежде всего употреблением номинаций с резко отрицательной окраской, оценочных эпитетов с отрицательным компонентом значения: дикая, страшная (война), омерзительный (вой), чудовищное (преступление). См. также:

… если поставим на место зарвавшихся монополистов из РАО ЕЭС (С.Ю. Глазьев) [ТВЦ, «Выборы-2004», 11.03.2004];

Надутые рейтинги смогут сыграть свою грязную роль // (Э.А. Памфилова) [РТР, «Выборы-2000», 23.03.2000].

Отрицательная оценочность может выражаться разными частями речи:

Путину безразлично все, что думают граждане нашей страны // (Г.А. Явлинский) [1 канал, «Мы и времена», 20.02.2000];

Защитим наши выборы // Выбор у нас действительно есть и будет // Очень жаль если оставим страну на разграбление тех коррумпированных чиновников // (С.Ю. Глазьев) [ТВЦ, «Выборы-2004», 11.03.2004];

Вам тогда мешал Верховный Совет / он вам мешал окончательно разграбить страну // И вы пошли на то чтобы подготовить не только указ тысяча четыреста / но вы еще пошли на то чтобы добиться величайшего позора / когда из танков расстреляли национальный парламент // (Д.О. Рогозин) [НТВ, «Свобода слова», 28.11.2003].

В роли маркеров чуждости отмечены лексические единицы, выражающие недоверие к оппоненту: якобы, так называемые и др. См.:

Приватизация была проведена так называемой группой Чубайса на американские деньги и выражала их интересы // (К.А. Титов) [РТР, «Выборы-2000», 13.03.2000];

Так вот эти, с позволения сказать, партийцы взяли и проголосовали против (Г.А. Зюганов) [«Российская газета», 24.11.2002].

Наблюдения показывают, что политики в отсутствие рассуждений и аргументов часто используют ярлыки, подменяющие мнение обвинением. В качестве ярлыков нами отмечены политические пейоративы (фашисты, террористы – о правительстве), дисфемизмы: …эти придворные организации / которые создают нереально высокие рейтинги и формируют общественное мнение / чтобы потом было легче подтасовать результаты выборов // (Э.М. Памфилова) [РТР, «Выборы-2000», 23.03.2000]. Наиболее типичны, по нашим наблюдениям, метафорические модели с негативной оценкой, принижающие политический статус противника:

1. Концепт «криминальный мир»: политические лидеры – бандиты, террористы, преступники. Например:

Главный террорист до недавнего прошлого сидел в Кремле // Главные разрушители до сих пор сидят в правительственных структурах // (Г.А. Зюганов) [РТР, «Выборы-2000», 7.03.2000];

Есть такой бандитский прием / сначала создать людям проблемы / а потом помочь решить // Вот также и с тарифами / сначала поднять их / в три-пять раз / а потом начать снижать / чтобы показать какие мы хорошие / но не в три-пять раз / а на десять-пятнадцать процентов // Так что хватить лгать господа // (С.Ю. Глазьев) [НТВ, «Свобода слова», 21.11.2003];

2. Концепт «театр»:

Этот фарс на крови – он просто отвратителен! [об обмене журналиста А. Бабицкого на российских военнопленных – О.П.] (Г.А. Явлинский) [НТВ, «Герой дня», 14.02.2000];

Мы же не можем участвовать в этом виде клоунады [о выборах мэра Москвы – О.П.] (Г.А. Явлинский) [РТР, «Выборы-2003», 11.11.2003];

На сцену вылазиют главные кукловоды [о формировании правительства парламентского большинства – О.П.] (Г.А. Зюганов) [ТВС, «Итоги», 18.05.2002].

3. Концепт «спорт»:

Мы не сторонники олимпийского движения // Если нет кандидата который может победить / то лучше не участвовать в выборах // (Б.Е. Немцов) [РТР, «Выборы-2003», 11.11.2003].

4. Концепт «война»:

Половина нашего населения не имеет планов на будущее // О чем это говорит? В стране на самом деле идет война // У людей нет планов на будущее / потому что они выживают // выживают каждый день // Эта война сегодня идет / между властвующими олигархами и всем остальным народом // (С.Ю. Глазьев) [НТВ, «Свобода слова», 21.11.2003];

Это вот очень интересно / когда допустим на одном фронте двенадцатая и тринадцатая армии / воюют там с другим так сказать противником // И еще кроме того они и между собой воюют [о партиях СПС и «Яблоко» – О.П.] (П.П. Бородин) [РТР, «Выборы-2003», 11.11.2003].

Сила речевого воздействия тактики обвинения увеличивается, когда речевые маркеры этой тактики проявляются не только на лексическом, но также и на синтаксическом и шире - на текстовом уровне. Вот пример из речи Г.А. Зюганова о якобы предполагаемом вступлении России в НАТО:

Это не просто война / это предательство тех кто полег на фронтах войны // Это вызов Пекину / Дели / и всему мусульманскому миру / это вызов всем арабским странам // Это не просто глупость / это преступление против нации / против всей нашей истории // Это дорога обслуживания крупного капитала военными средствами // Это развал окончательный военно-промышленного комплекса // Это предательство всех наших югославских друзей // Это новые разграничительные линии не только по всей Европе но и по всему миру // [РТР, «Выборы-2000», 7.03.2000].

Ключевыми словами в этом тексте являются слова с ярко выраженной негативной оценкой: война – предательство – преступление – глупость - развал. В этот семантический ряд входят и лексемы вызов, (дорога) обслуживания, словосочетание разграничительные линии, приобретающие значение отрицательной оценочности только в условиях контекста.

Высокая концентрация отрицательно-оценочной лексики, выраженной преимущественно отглагольными именами, создает «предикативную конденсацию» [Золотова 2003: 353]. Таким образом, в данном тексте ключевые слова выполняют определенную роль в композиционно-синтаксической организации текста. Повтор вариантов лексем негативной окрашенности создает также эмоциональную экспрессивность речевого произведения. Такой прием нанизывания негативных оценок в параллельных синтаксических структурах (иногда не всегда логично и ритмично выдержанный), по нашим наблюдениям, часто встречается у Г.А. Зюганова.

Средства выражения агональности считаются рядом исследователей основной приметой политического дискурса и описаны довольно подробно [Шейгал 2000].

4.1.2. Тактика оскорбления

О.С. Иссерс отмечает, что при использовании тактики оскорбления в качестве коммуникативной задачи оскорбляющий видит унижение и осмеяние партнера [Иссерс 1999: 164]. По нашим наблюдениям, тактика оскорбления встречается прежде всего в речи политиков, представляющих конфликтно-агрессивный тип языковой личности (по типологии К.Ф. Седова) [Седов 2000]. Чаще всего тактика оскорбления используется в рамках стратегии нападения в теледебатах, когда конфликтные агрессоры прибегают к обсуждению личности, намерений оппонента, оценке его поступков и действий, даже брани.

Речевое поведение подобных политиков – это, скорее, проявление присущего им типа языковой личности, чем осознанное намерение. Изощренные приемы и коммуникативные ходы, о которых пишет О.С. Иссерс, направленные на унижение и высмеивание политического противника, характерны преимущественно для журналистских текстов СМИ, хотя некоторые представители политической элиты тоже могут продемонстрировать владение широкой палитрой средств дискредитации и нападения, например, В.В. Жириновский, Д.О. Рогозин, Г.А. Явлинский.

Анализ языковых средств реализации тактики оскорбления показал, что ими чаще всего являются инвенктивы. См.:

… в Государственной Думе в тот момент сидели сволочи / которые организовали позор нашей страны / (Д.О. Рогозин) [НТВ, «Свобода слова», 5.12.2003];

Поэтому уже сейчас надо гнать большой дубовой палкой Чубайса // (Г.А. Зюганов) [РТР, «Выборы-2000», 7.03.2000].

Уничижительную оценку могут приобретать в контексте политической речи дейктические знаки эти, они, там и фамилии в нарицательном значении и множественном числе:


загрузка...