Политический скандал как лингвокультурный феномен (05.04.2010)

Автор: Кочкин Михаил Юрьевич

Чтоб Кох с весьма неприятным …алом не мог разобраться с тем самым каналом,

Чтобы приятное сделать Володе, которому очень не нравится (вроде)

Мост, который построил Гусь.

А это вконец обалдевший народ, который вообще ничего не поймет

Включая Доренко с лицом мясника, который зачем-то сбил моряка,

Который вообще непонятно при чем, которому вовсе не нужен Газпром,

Которому так же не нужен Кисель, который такую развел канитель

Чтоб Кох с весьма неприятным …алом не мог разобраться с тем самым каналом,

Чтобы приятное сделать Володе, которому очень не нравится (вроде)

Мост, который построил Гусь. (rbc.ru, 06.04.2001)

В нигилистическом восприятии автора этого произведения присутствует только один нейтральный персонаж – народ, чьи интересы крайне далеки от затей интриганов-политиков, журналистов и олигархов. Все же есть Гусь (бывший владелец телеканала НТВ и холдинга «Медиа-Мост» В.А. Гусинский), который построил Мост, и в других грехах автором не уличен, кроме того, что «Мост» не нравится неприметному Володе (президенту В.В. Путину). Однако в русском языке слово гусь применяется для обозначения малознакомого и малосимпатичного человека (выражения – А это что за гусь? Что-то мне этот гусь не нравится...). Пренебрежительные оценки автора поверхностны и основаны лишь на впечатлении о внешности персонажей (весьма неприятные Кох и Доренко, совсем неприметный Володя). Действующие лица скандала настолько не симпатичны автору, что он избегает любой их характеристики, более глубокой, чем скупые физиогномические данные. Интересно, что автор использовал структуру английского стихотворения «Дом, который построил Джек» с его нарастающими повторами предыдущих фраз перед каждым следующим развитием сюжета. Особенностью подобного текстопостроения является несвертываемость темы. Думается, что это в какой-то степени отражает восприятие политических скандалов, характерное для так называемого «наивного коммуниканта» – человека, не связанного с политикой или СМИ. Он не держит в голове перипетии каждого скандала, и для того, чтобы понять, о чем идет речь, ему необходим контекст – события, предшествовавшие текущей стадии. Учитывая, что многие скандалы длятся неделями, а иногда месяцами, такое навязчивое, изо дня в день повторение одних и тех же подробностей не может не раздражать рядового пользователя телевизора – он вконец обалдел и ничего не поймет.

Интересный вид пародийного текста представила в Интернете в самый разгар скандала вокруг НТВ дизайн-студия А.Лебедева. В дни, непосредственно предшествовавшие смене руководства и силовому захвату телеканала, журналисты поместили логотип своей телекомпании, находящийся в левом нижнем углу экрана, в красный перечеркнутый круг со словом протест на перечеркивающей аббревиатуру «НТВ» линии. А.Лебедев, популярный веб-дизайнер, отличающийся склонностью к эпатажу, разместил через несколько дней рекламный баннер своей дизайн-студии, выполненный в форме такого же круга с линией, перечеркивающей фразу «Дизайн-студия А.Лебедева». На линии вместо слова протест была фраза все супер! Рекламируя таким образом успешность своего проекта (по контрасту с «протестующими неудачниками») и высмеивая «истериков и плакс» с НТВ, А.Лебедев подчеркнуто игнорировал позицию подавляющего большинства русскоязычных пользователей Интернета, которые, судя по опросам, были склонны всерьез воспринимать медиа-кризис и, в основном, поддерживали протестную позицию журналистов НТВ. Интересно, что этот прием можно рассматривать как своеобразную косвенную рекламу стабильного положения дизайн-студии («Наши дела идут так хорошо, что нам все равно, как вы о нас подумаете»). В такого рода рекламе также можно усмотреть функцию смехового снижения идеологического фетиша (Слышкин, 2000 : 53), представленного мифологемой, к тому времени сложившейся среди части российского общества (в особенности – интернет-сообщества) вокруг опального телеканала («НТВ – последний оплот свободы слова в России»).

В области комических жанров политического дискурса политическая карикатура выделяется графической составляющей, и, как следствие этого – особенно наглядным совмещением разных типов дискурса в одном тексте. Данный жанр представляет сюжеты скандала в образах гротеска и фарса. Как отмечает Е.А. Артемова, «существование жанра политической карикатуры и специфика его жанрообразующих признаков обусловлена конструктивным взаимодействием вербального и изобразительного компонентов сообщения, а также принадлежностью жанра к разным типам дискурса (институционального и неинституционального)» (Артемова, 2002).

В качестве примера карикатуры на тему политического скандала рассмотрим карикатуру из рубрики «Балабасня недели», снабженную сразу тремя комментариями, один их которых имеет стихотворную форму («Комсомольская правда», 25.01.2002). Взаимодействие статусно-ролевых и личностных смыслов (а соответственно – институциональных и неинституциональных дискурсов) здесь представлено наиболее наглядно. Левая новостная колонка представляет информативный аспект события, рисунок художника – авторское восприятие темы в произведении художественного дискурса, а поэма Д.Народного, стилизованная под «народный отклик», в силу этого отражает в некоторой степени и бытовой дискурс с настроениями обывателя.

Мне про субъектов знать не интересно,

За кем и сколько числится должок,

Но горько мне, что не находят места

На ящике Степан и Хрюн Моржов!

Они сродни мне, из народа вышли,

И мелют все, что в голову придет…

И точку ставлю я на грустной мысли,

Что до меня так очередь дойдет…

Отдельным направлением наивного языкового творчества стали разнообразные интерпретации аббревиатуры «НТВ», такие, как Не Твоё, Вова! В этом примере ярко высвечивается ролевая амбивалентность политического скандала в зависимости от оценки событий наблюдателем – под Вовой, стремящимся захватить (или удержать) то, что ему не принадлежит, может подразумеваться как В.В. Путин, олицетворяющий власть, так и его (телеканала) первоначальный собственник В.А. Гусинский, обвинявшийся в хищении кредитов «Газпрома». Трансформации подверглось и название американской корпорации «Enron», чей финансовый крах спровоцировал политический скандал. Так, серия статей, посвященных этим событиям, была озаглавлена авторским неологизмом Enwrong (ChronWatch.com, лето-осень 2002 г.). Возможно, автором, в частности, имелся в виду фразеологизм английского языка «to go wrong», значения которого хорошо подходят для описания ситуации. Так, его первое значение: «сбиться с пути истинного, согрешить, опуститься (морально)», а второе – «не удаваться, выйти из строя» (Lingvo 8.0).

Известен анекдот про В.В. Путина, в котором тот, отвечая на вопрос журналиста, Что случилось с Останкинской телебашней? отвечает: Она сгорела, на следующий вопрос: Что случилось с телеканалом НТВ? отвечает: Его закрыли. Здесь использована аллюзия на прецедентный текст (знаменитое интервью В.В. Путина американскому репортеру Л. Кингу), в котором Путин сходным образом ответил на вопрос о судьбе подводной лодки «Курск» (Она утонула). Прецедентный текст подвергся диктумной трансформации (Крейдлин, 1989, цит. по: Слышкин, 2000 : 53) методом добавления (Слышкин, 2000 : 55) изложенных в аналогичной форме вопросов о двух других прецедентных феноменах. Мишенью сатиры здесь становится неинформативность ответа президента, его пренебрежение к спрашивающему собеседнику, а также и к небезразличному к этим вопросам общественному мнению.

Традиционно развиты комические жанры политического дискурса в США, чему способствовала достаточно продолжительная история демократического выборного процесса в этой стране. Особенно активизируется американский политический юмор в периоды политических скандалов. Так, в форме короткой юморески были представлены события, предшествовавшие краху корпорации «Энрон» (в нечистоплотных связях с которой обвиняется администрация Буша):

Feudalism: You have two cows. Your lord takes some of the milk.

Fascism: You have two cows. The government takes both, hires you to take care of them and sells you the milk.

Communism: You have two cows. You must take care of them, but the government takes all the milk.

Capitalism: You have two cows. You sell one and buy a bull. Your herd multiplies, and the economy grows. You sell them and retire on the income.

Объектом сатиры здесь становится политика приписок, которая оказалась присуща не только плановой социалистической экономике, но и капиталистической корпоративной экономике США с ее культом роста прибыли. Юмореска сводит сложную и не всегда понятную обывателю историю краха корпорации «Энрон» к примеру из школьного учебника, иллюстрирующему особенности той или иной экономической формации. Упрощая реальную ситуацию и объясняя ее «на коровах», автор использует прием гиперболизации в описании масштаба приписок и их технологии – количество коров произвольно прибавляется на одну при каждой финансовой операции и в итоге с двух доходит до девяти.

Любопытным приемом политической сатиры является метод сравнения реальных высказываний политика с вымышленными высказываниями внутренней речи по тому же поводу. Автор приема Д. Куртцман (D. Curtzman) дал ему название Decoding Enronspeak – What They Said Vs. What They Meant.

What he said: «What I'm outraged about is that shareholders and employees didn't know all the facts about Enron» — President Bush

What he meant: «I knew all the facts about Enron. Where are my Cheez Doodles?»

What he said: «My own mother-in-law bought stock last summer, and it's not worth anything now» — President Bush

What he meant: «My mother-in-law was the only member of the family who couldn't figure out how to profit from Enron, and she's not worth anything now» (sprinks.about.com).

Проявляющий заботу об американском народе и отрицая свою осведомленность о грядущем крахе «Энрона» в публичных речах, во внутренней речи президент Буш, напротив, предстает эгоистичным и мелочным субъектом, делившим прибыли с мошенниками и причастным к «разорению» собственной тёщи. Резкий контраст между этими двумя «ипостасями» Дж. Буша здесь используется автором как сатирический прием.

Таким образом, жанровая структура политического скандала включает в себя тексты разных жанров, которые темпорально и содержательно развиваются вокруг центрального события, что свидетельствует о полевой структуре сверхтекста скандала. Полевый принцип организации жанровой структуры скандала проявляется также в убывании признаков институциональности по мере развития скандала как сверхтекста: ядро скандала состоит из жанров институциональных дискурсов (информационное сообщение, политический комментарий), околоядерная зона – как из институциональных, так и неинституциональных жанров, периферия – только из текстов неинституциональных жанров. Жанровая структура политического скандала как сверхтекста представлена в следующей схеме:

Ядром дискурсивного образования является новостной вброс скандальной информации, представленный жанром информационного сообщения, а также первая дискурс-реакция, представленная жанром политического комментария. Критериями прототипности мы считаем обязательность присутствия текстов этих жанров в любых политических скандалах, а также темпоральное предшествование другим жанрам. Вокруг ядра полевой структуры располагается околоядерная зона, куда входят более частотные жанры: разговоры о политике, слухи, публичное выступление, интервью. На периферии располагаются маргинальные жанры, которые реже присутствуют в политических скандалах: политическая карикатура, анекдот, поэтический фольклор, эпиграмма, пародия. Как правило, политический скандал включает в себя лишь часть маргинальных жанров. Наличие полного набора жанров свидетельствует о высокой степени общественного резонанса, и, соответственно – развития скандала.

Таким образом, политический скандал, являясь сложным дискурсивным образованием, принадлежит разным типам дискурсов и реализуется на их пересечении. Это взаимодействие дискурсов представлено в следующей схеме:

Политический скандал включает в себя жанры, принадлежащие как институциональным (политическому и масс-медиа) дискурсам: информационное сообщение, политический комментарий, публичное выступление, интервью, публичное выступление, открытое письмо, так и неинституциональным дискурсам (художественному и бытовому): разговоры о политике, слухи, комические, фольклорные жанры.


загрузка...