Карикатура как жанр политического дискурса (05.04.2010)

Автор: АРТЕМОВА Евгения Александровна

Очевидно, что категория целостности, является наиболее общей, охватывающей другие текстовые категории (системности, персональности, модальности), и зависящей от них. Однако ее реализация зависит также и от категорий, которые можно включать, а можно и не включать в ее состав (например, от категории дискретности и адресованности).

1.1.5 Специфика реализации категории адресованности.

Говоря о категории адресованности (доминантной которой является установка на читателя (Виноградова 48)), необходимо упомянуть, что текст политической карикатуры рассчитан на большую аудиторию, то есть несет некоторое количество информации, которая должна быть известна всем средним представителям "своей" культуры, тому социуму, который регулярно отслеживает (произвольно или непроизвольно) политические события, отражаемые в средствах массовой информации. С другой стороны, этот текст обращен тем и будет адекватно понят только теми, кто сведущ в нюансах политической жизни в пределах данной культуры, а также на мировом уровне. Другим словами, политическую карикатуру нельзя определить ни как текст, обращенный "ко всем", ни как текст, "обращенный к лично знакомому адресату" (Лотман, 1999). Ей присущи признаки обоих типов текста.

Отношения адресанта с адресатом в политической карикатуре обусловлены ретиальным (от лат. rete – сеть, невод) видом коммуникации, который в отличие от аксиального (от лат. axis – ось), характеризующегося межличностным способом передачи информации, представляет собой передачу информации, получателем которой выступает анонимная массовая аудитория (Брудный, 1972). Таким образом, автор задает свою модель видения мира, убеждения и стереотипы, общаясь с обезличенным адресантом.

Рассматривая взаимоотношения "автор - адресат", "текст - адресат", мы, вслед за Ю.М. Лотманом, опираемся на положение о том, что любой текст стремится уподобить аудиторию себе, навязать ей свою систему кодов, а аудитория отвечает тем же, то есть текст как бы включает в себя образ "своей" "идеальной" аудитории, а аудитория – "своего" текста (Лотман, 1999).

Вопрос смысловосприятия и роли адресата в жанре политической карикатуры также требует особого рассмотрения и анализа.

М.М. Бахтин выделяет два "сознания", которые играют роль в жизни текста – передающего мысль и воспринимающего ее (Бахтин, 1976:127), а А.А. Потебня подчеркивает, что "в понимающем происходит нечто по процессу, то есть по ходу, а не по результату сходное с тем, что происходит в самом говорящем" (Потебня, 1976:539), а собственно понимание есть повторение процесса творчества в измененном порядке (Потебня, 1976). "Слушающий может гораздо лучше говорящего понимать, что скрыто за словом, и читатель лучшего самого поэта постигать идею его произведения. Сущность, сила такого произведения не в том, что разумел под ним автор, а в том, как оно воздействует на читателя или зрителя, следовательно, в неисчерпаемом возможном его содержании. Это содержание, проецируемое нами…действительно условленно его внутренней формой, но могло вовсе не входить в расчеты художника" (Потебня, 1976:181). Исходя из этих положений, логично полагать, что роль адресата в успешном осуществлении коммуникации сопоставима по значимости с ролью автора текста.

Адресат сообщения является его творцом наравне с автором. В одном случает он вживается в историческую данность произведения и воспринимает мир с позиции автора/современника, в другом – объективно воспринимает данное произведение в ряду других на основе личного культурного опыта (Косиков, 1989).

В настоящее время представители наук и дисциплин, в центре внимания которых находится текст, практически единодушны во мнении: интерпретатор имеет полное право не учитывать авторское намерение (его замысел, интенцию) (Лукин, 1999).

Говоря об адресате средств массовой информации, к которой собственно и относится политическая карикатура, необходимо заметить, что им всегда является не отдельное лицо, не группа лиц, а "множество численно больших, рассредоточенных, относительно анонимных и весьма разнородных по многим признакам аудиторий" (Зильберт, 1986:26). Аудитория средств массовой информации всегда отделена от коммуникатора пространством. Печатная разновидность массовой информации разделяет автора и адресата еще и во времени, поскольку между созданием, публикацией, распространением текстов и их непосредственным восприятием всегда существует временной разрыв.

Адресат средств массовой информации, обладающий столь неопределенным характером, на наш взгляд, приобретает более четкие формы, если рассматривать его роль в реализации конкретного жанра (в нашей работе, жанра политической карикатуры). Адресатом политической карикатуры может быть 1) объект осмеяния и 2) народные массы, интересующиеся политикой. Автор всегда обращается одновременно к двум типам адресатов. Являясь составляющей политического дискурса, карикатура отражает одну из его основных оппозиций "Власть – Народ" (Шейгал, 2000), объект осмеяния относится к сфере концепта "Власть", в то время как народные массы включены в концептосферу "Народ". Оба адресата вовлечены в политическую борьбу, адресат-объект осмеяния сам стремится к власти, а народные массы привлекаются для достижения этой цели. Адресат-объект осмеяния может быть выражен эксплицитно (когда карикатура содержит изображение или имя политика) и имплицитно, когда критике подвергаются действия некоего политика или политических сил.

Адресат "народные массы" формируется некоторым количеством людей, читающих газеты и интересующихся политикой. Для истолкования смысла большинства политических карикатур достаточно владеть политической информацией на уровне обывателя.

Разделение возможных адресатов предусматривает и различие целей автора. Обращаясь к адресату – объекту осмеяния политической карикатуры, автор имеет своей целью уколоть, выразить свое негативное, критическое и насмешливое отношение к нему. При обращении к абстрактной аудитории, коммуникативная цель автора – произвести впечатление с точки зрения эстетической, художественной, донести идею (высмеять политические события, политиков, их действия), ослабить или усилить воздействие политиков на массы обывателей или заставить принять определенную точку зрения.

1.1.6 Специфика реализации категории дискретности.

Интегративность текста тесно связана с другой общетекстовой категорией – дискретностью (или расчлененностью). Напомним, что “категория членимости выступает в нерасторжимом диалектическом единстве с категорией связности” (Кухаренко, 1988:70).

Существует два типа карикатур: однокадровые и многокадровые, подобные комиксам. Преобладающим типом в России является однокадровая карикатура, на Западе и в США соотношение однокадровых и многокадровых политических карикатур примерно одинаковое, что вероятно связано с разным восприятием времени и пространства, с большей динамичностью западной культуры.

Специфика этой категории заключается в том, что как разновидности креолизованного текста оба типа карикатур различают в себе вербальный компонент и изобразительный. Членение обоих типов текста может происходить на морфологическом, лексическом, синтаксическом уровнях, однако, эти единицы "не могут считаться непосредственными компонентами текста – они входят в состав текста…как строительный материал для создания более крупных суперсинтаксических единиц" (Мороховский, 1991:224). Обыкновенно при субстанциональном членении текста за минимальную основную суперсинтаксическую единицу берется сверхфразовое единство (СФЕ), представленное последовательностью предложений, объединенных общей микротемой и различными способами межфразовой связи, характеризующейся определенной структурной и семантической организацией и автономностью, которую эта единица сохраняет и будучи извлеченной из текста (Мороховский, 1991:224). Применительно к креолизованному тексту политической карикатуры СФЕ может приобретать несколько иные формы. Предложения (высказывания) дополняются изобразительным компонентом, и лишь в этом случае могут выступать как автономная (дискретная) единица целого текста. В изобразительной части текста карикатуры также возможно выделение автономных единиц, например, человек полностью или только его лицо, поза человека, элементы одежды (кепка), пейзаж.

Очевидно, что однокадровые и многокадровые карикатуры в данном случае имеют некоторые общие характеристики. Но нельзя отрицать и того, что категория дискретности выражается в них не всегда одинаково.

Однокадровая карикатура отличается небольшим объемом информации, заключенном в единую рамку, и наличием одной сюжетной линии, где развитие сюжета очень ограничено.

Формальное деление на кадры в многокадровой карикатуре делает ее подобной тексту комикса, где именно последовательность кадров (а, соответственно, и изменение сюжетной линии) обеспечивает специфику реализации категории дискретности.

1.1.7 Специфика реализации категории интертекстуальности.

Кроме внутри текстовых связей текст обладает и внетекстовыми связями, которые, разрывая рамки текста, во-первых, отсылают читателя к его предыдущему опыту, фоновым знаниям, а во-вторых, направлены на взаимоотношения текста с другими произведениями всего текстового массива мировой культуры. Само явление общности текстов именуется термином "интертекстуальность", и в отечественной лингвистике эта тема была подробно освещена И.В. Арнольд, И.В. Гюббенет, З.Я. Тураевой и другими учеными.

И.В. Арнольд понимает под интертекстуальностью включение в текст либо целых других текстов с иным субъектом речи, либо их фрагментов в виде цитат, аллюзий, реминисценций (Арнольд, 1999). М.М. Бахтин говорит о присутствующем в любом тексте "чужом голосе", за счет которого текст выступает как звено, связывающее диалог автора со всей предшествующей и современной ему культурой (Бахтин, 1986). Так же как в жанре литературной пародии, о которой М.М. Бахтин (Бахтин, 1994, 1986) отзывался как об одной из древнейших и распространеннейших форм изображения чужого слова, межтекстовое взаимодействие является обязательным фактором для текста политической карикатуры, обуславливающим ее лингвостилистические и композиционные свойства.

Очевидно, что проявление интертекстуальности как текстовой категории обнаруживается только при сопоставлении текста с другими текстами, в отличие от рассмотренных выше категорий, которые могут быть идентифицированы без опоры на иные тексты (Виноградова, с. 51). Зачастую связь или отсылка происходит к прецедентным текстам (феноменам).

Обладая ценностной значимостью для определенной культурной группы, прецедентные феномены естественным образом становятся объектом карнавального осмеяния в политической карикатуре.

Напомним, что прецедент (от лат. praecedens, – предшествующий) – это "1) случай, имевший место ранее и служащий прмером или оправданием для последующих случаев подобного рода" и "2) решение, вынесенное судом по конкретному делу, обоснование которого считается правилом, обязательным для других судов при решении аналогичных дел" (СЭС, 1990:1068). Из этого следует, что "прецедент представляет собой некий факт, обладает образцовостью (служит эталоном, примером) и императивностью (на основе его следует моделировать последующие действия)" (Гудков, 1999:26). Внутри прецедентов принято выделять особую группу, называемую прецедентными феноменами. Под прецедентными понимается ряд вербальных или вербализуемых феноменов, которые, (1) имеют сверхличностный характер, (2) актуальные в познавательном и эмоциональном плане, (3) потенциальное обращение к которым, постоянно возобновляется в речи представителей определенного лингво-культурного сообщества (Караулов, 1987; Красных, 1998; Гудков, 1999). Обращение к прецедентным феноменам в рамках политической карикатуры обусловлено спецификой смехового жанра данного произведения, который является, воплощением карнавального сознания, описанного М.М. Бахтиным. Зарубежные исследователи политической карикатуры отмечают, что успех карикатуры во многом зависит от того, насколько легко распознаются публикой аллюзии и ссылки, содержащиеся в карикатуре: «the success of a political cartoon rests in its ability "to influence public opinion through its use of widely and instantly understood symbols, slogans, referents, and allusions"; "People cannot parody what is not familiar" to the audience». Поэтому уже в первых зарубежных юмористических журналах на политическую тематику (например, американский журнал «Puck») легко узнаются ссылки на универсальные, «классические» темы (сюжеты из Библии, произведения Шекспира и т.д.) (http//xroads.virginia.edu/~ma96/puck/notes.).

Рассмотрим, как выражается категория интертекстуальности в пределах текста политической карикатуры.

Обязательная апелляция к прецедентным феноменам в данном жанре политического дискурса предопределяется сатирической функцией политической карикатуры. Высмеивать или использовать как средство осмеяния никому не известный феномен не имеет смысла.

Прецедентные феномены (ПФ) могут быть вербальными (разнообразные тексты как продукты речемыслительной деятельности) и невербальными (произведения живописи, скульптуры, архитектуры, музыкальные произведения и т.д.) (Красных, 1998; Гудков, 1999). Будучи креолизованным текстом, политическая карикатура включает отсылки не только к вербальным, но и к невербальным прецедентным феноменам. Представим это на схеме:

Прецедентные феномены

прецедентное имя прецедентная

вербальные прецедентный текст невербальные ситуация

прецедентное высказывание

ценностно-

значимый

артефакт

Под прецедентным именем (ПИ) понимается индивидуальное имя, связанное или с широко известным текстом, как правило, относящимся к прецедентным или с прецедентной ситуацией, сложный знак, при употреблении которого осуществляется апелляция не собственно к денотату, а к набору дифференциальных признаков данного прецедентного имени (Захаренко и др., 1997; Красных, 1998; Гудков, 1999).

Статус прецедентного имеет текст (ПТ), определяемый как законченный и самодостаточный продукт речемыслительной деятельности, последовательность знаковых единиц, характеризующаяся цельностью и связностью, обладающей ценностной значимостью для определенной культурной группы (Гудков, 1999; Слышкин, 1999). К числу прецедентных относят произведения художественной литературы, тексты песен, рекламы, политические и публицистические тексты.

Под прецедентным высказыванием (ПВ) понимается репродуцируемый продукт речемыслительной деятельности, законченная и самодостаточная единица, сложный знак, сумма значений которого не равна его смыслу (Гудков, 1997, 1999). Прецедентное высказывание обычно представлено в виде цитат из текстов большого объема различного характера, полного воспроизведения текстов малого объема, пословиц. Д.Б. Гудков отмечает большую "динамичность" и изменчивость (формальную и содержательную) ПВ по сравнению с другими ПФ (Гудков, 1999).

Прецедентная ситуация (ПС) рассматривается как "эталонная", "идеальная" ситуация, когда-либо имевшая место в реальной действительности, хорошо знакомая представителям определенного ментально-лингвального комплекса и актуальная в когнитивном плане (Захаренко и др., 1997).


загрузка...