Карикатура как жанр политического дискурса (05.04.2010)

Автор: АРТЕМОВА Евгения Александровна

Тема произведения представлена одновременно и в вербальном ряду, и в рисунке, а рема отражена: а) полностью вербальной частью (см. № – стереотипное изображение политика за трибуной является темой, а его реплики составляют и тему, и рему текста); б) полностью изобразительным компонентом (№ - город Oklahoma city, изображение ребенка, символизирующего жертвы террористического акта и изображение Статуи Свободы представляют собой тему; изображение Статуи Свободы, стоящей на коленях и плачущей является ремой).

При всех возможных комбинациях следует подчеркнуть, что изобразительный компонент всегда содержит элементы темы, чего нельзя сказать о вербальной части карикатуры. Вероятно, данное наблюдение следует интерпретировать как специфическую черту текста политической карикатуры, где ведущая роль при подаче известной информации отдается изобразительному компоненту.

Анализ коммуникативной интенции автора в совокупности с объединяющей функцией "образа автора" могут трактоваться как изучение категории персональности (адресатности – Мороховский, Воробьева, Лихошерст, Тимошенко, 1991), всегда соотносящейся с категорией модальности. Это возможно благодаря тому, что текстовые категории не являются застывшими образованиями с четкими границами, а носят взаимовлияющий и взимопроникающий характер ( ?).

Художник карикатурист, несомненно, должен обладать способностью выявлять смешное в происходящих вокруг событиях и показывать это смешное публике: «The political cartoon can be a devastating weapon - a weapon that can make readers laugh out loud in agreement, or clench their teeth with frustration and anger in opposition. To create a cartoon that strikes a chord with the public requires inspiration, lateral thinking, and the ability to see humour where others see only "news". To do it consistently, every day, every week, fo??????????????????????????????????????????????????????

Коммуникативное намерение автора политической карикатуры состоит в осмеянии и острой сатирической критике известных политических деятелей и значимых событий в сфере политики, в манипулировании общественным сознанием, например, путем создания определенного образа политика, либо, наоборот, в ослаблении манипулятивного воздействия политиков и их имидж-мейкеров на общество. "Позиция автора обычно открыто направлена против властей, их коррупции или войны, а изображаемое – цель критики – представляется в явно преувеличенном виде” (Дмитриев, 1998:74). Концепция автора предполагает, прежде всего, критическое или негативное отношение художника (или газеты/журнала, заказывающего работу) к изображаемым на карикатуре политическим событиям и их участникам, а также его желание представить персонажей в комической манере.

При анализе образа автора в карикатуре, мы отталкиваемся от понимания роли автора текста, предложенного М.М Бахтиным, предполагающего, что «автор должен быть, прежде всего, понят из событий произведения как участник его, как авторитетный руководитель в нем читателя» (Бахтин, 1986:190-191), а его индивидуальность проявляется лишь там, где «мы относим к нему оформленный и созданный им индивидуальный мир героев или где он частично объективирован как рассказчик…» (Бахтин, 1986:190). В политической карикатуре для человека, воспринимающего информацию, автор представляет интерес как субъект, передающий свое понимание актуальных политических событий в сатирической манере. Таким образом, модальность, обязательная категория текста карикатуры, является результатом субъективного авторского осмысления действительности. Все сигнификативное пространство карикатуры представляет собой проявление авторской субъективности: от рисунка до выбора и манеры изображения языкового знака. Модальность политической карикатуры начинается с выбора автором темы, сюжета и проблемы произведения. Данная категория всегда четко выражена, чему способствует сочетание вербального ряда с визуальными образами, которые ярко и наглядно передают иронию и сарказм автора. Обязательное наличие сатиры в карикатуре собственно выступает как авторское видение мира, его критическое отношение к героям выбранного сюжета. Наличие подписи, как заявки на авторство, также можно рассматривать как проявление модальности.

Карикатурист - профессионал обыкновенно имеет свой индивидуальный стиль, заметно отличающий его произведения от других произведений этого же жанра. Это обусловлено, с одной стороны, техникой исполнения рисунка, а, с другой стороны, формой презентации политической карикатуры в средства СМИ. В качестве примера ярко выраженного индивидуального стиля карикатуриста можно привести российские карикатуры, выходящие в газетной рубрике Балабасня недели (газета "Комсомольская правда"), всегда имеющие краткое название-заголовок, либо, сопровождающиеся сатирическими стихами или частушками. Предполагается существование отдельных газетных (журнальных) рубрик, объединяющих сатирические стихи и карикатуры на политическую тематику, в американской и английской прессе, но настоящее исследование не обнаружило такой тенденции. Индивидуальность автора также может подчеркиваться особенностями графики или характерной подписью (С любовью…Меринов). Авторами политических карикатур в средствах массовой информации могут быть как профессиональные художники-карикатуристы, так и читатели-любители, присылающие свои произведения в средства масс-медиа.

Интегративность текста политической карикатуры также обусловлена текстовой категорий хронотопа, связанной когнитивными объективными отношениями с категорией персональности, представляющей собой существенную часть авторского "концепта мира", реализованного в тексте (Лингвистика текста, с. 73). С другой стороны, хронотоп служит для пространственно-временной конкретизации образов персонажей в мире художественный событий и действий. Согласно авторам "Лингвистики текста", сопрягаемая с категорией адресатности текстовая категория хронотопа обнаруживает знания автора о мире и выполняет координирующую и моделирующую функции, а соотнесенная с образами персонажей, она выполняет конкретизирующую и харатерологическую функции (Лингвистика текста). Другими словами, место и время определяют тип и характер героя.

В политической карикатуре выбор места и времени действия полностью зависит от интенций автора. В его власти поместить тех или иных политических деятелей в такие пространственные и временные условия, которые наиболее эффективно обеспечивают сатирический характер всего текста и представляют в комическом виде его персонажей. При отсутствии в карикатуре собственно изображения известных политиков и обыгрывании непосредственно создавшейся политической ситуации, место и время также определяются автором, но, учитывая, что обязательной характеристикой любой карикатуры является отсылка к реальным событиям, автору будет необходимо обозначить привязку к реальным событиям (вероятно за счет изображения определенного места или времени).

Цельность текста политической карикатуры всегда обусловлена стилистическими приемами выдвижения. Под выдвижением в стилистике декодирования понимаются способы формальной организации текста, фокусирующие внимание читателя на определенных элементах сообщения и устанавливающие семантически релевантные отношения между элементами данного или чаще разных уровней (Арнольд, 1999). Приемы выдвижения придают фрагменту текста напряженность, задерживают внимание читателя на элементах текста, имеющих большую смысловую значимость, и тем самым помогают читателю выявить существующие в тексте связи и воспринять текст как целое (Мороховский, 1991; Арнольд, 1999). Для карикатуры характерны такие приемы выдвижения, как эффект обманутого ожидания и сильная позиция, выражающаяся в связи между заголовком (при его наличии) и остальным текстом.

Эффект обманутого ожидания используется для создания комического эффекта. Обыкновенно данный прием представлен намеренным графическим искажением (в рисунке или в буквенном тексте (Путин - Типутин, №), подменой реальных персонажей и ситуаций прецедентными (Геращенко представлен в виде святого с нимбом (рублем) над головой и крестом из сто долларовых банкнот в руке, №) либо вымышленными (запуск ракеты дальнего действия из рогатки, №). Эффект обманутого ожидания также лежит в основе других стилистических приемов, применяющихся в жанре политической карикатуры. К ним относятся метафора, метонимия, синекдоха, каламбур, авторское преобразование фразеологической единицы, гипербола, ирония, антитеза, аллюзия (квазиаллюзия), цитация (квазицитация). Большинство из них представлены как в вербальной, так и в невербальной части карикатуры.

Под заголовком в научной литературе понимается текстовый знак, являющийся обязательной частью текста, имеющий в нем фиксированное положение и сближающийся по своему знаковому статусу с именем собственным (Лукин, 1999). Применительно к политической карикатуре заголовок не носит облигаторного характера и функционально тождественен подписи. Заглавие, как и подпись, является именем текста. Различие между заголовком и подписью заключается в их расположении в кадре карикатуры (заголовок помещается в верхней части кадра, подпись – в нижней). В отдельных случаях, когда карикатура сопровождается статьей, целесообразно относить заголовок и к статье, и к карикатуре. Название произведения содержит в сжатой форме основную идею текста и является ключом к его пониманию. Однако З.Я. Тураева подчеркивает, что ключом к пониманию текста название становится при его полной семантизации, что возможно лишь по прочтении всего текста, то есть тогда, "когда осуществляется интеграция названия текстом" (Тураева, 1986:53).

Связь между началом и концом текста (сильная позиция) зачастую не может быть реализована в политической карикатуре, так как все части текста воспринимаются практически симультанно. Несомненно, что каждая карикатура содержит элементы, привлекающие первоочередное внимание, и элементы, в большей мере выступающие как фон, на котором происходит основное действие, либо элементы, сливающиеся с фоном. Однако четкое выделение в каждом конкретном случае этих элементов невозможно, так как большую роль при восприятии и прочтении текста играют индивидуальные знания, опыт и эмоциональный настрой реципиента. Карикатура может содержать в себе развернутые диалоги персонажей, где возможно выявление начала разговора и его окончания. Тем не менее, говорить о начале и конце всего текста карикатуры не представляются возможным, так как диалог составляет лишь часть всего креолизованного текста, и его характеристики не могут быть полностью перенесены на всю карикатуру. Исключением являются многокадровые карикатуры, где первый кадр выступает как начало текста, а последний – его конец.

Нечеткость начала и конца текста в однокадровой карикатуре, тем не менее, не мешает тесной интеграции вербального и невербального элементов, который взятые самостоятельно, отдельно друг от друга, лишаются смысла, то есть, теряют информативность. Данная характеристика, наряду с наличием в карикатуре четких пространственных рамок, показывает специфику реализации категории системности (Кухаренко, 1998) в пределах текста карикатуры. Наличие у текста категории системности предполагает, что ни одна из составляющих текста не подлежит изъятию или замене. Следует отметить, что такое свойство текста в данном случае целиком обусловлена авторской интенцией и завершением процесса порождения текста, и не противоречит существованию множества его трактовок и интерпретаций.

Формальные средства выражения интегративности текста (т.е. категория связности) в политической карикатуре определяются, прежде всего, креолизованным характером данного вида текста (взаимосвязью вербального компонента с невербальным).

Вербальный ряд карикатуры представлен буквенным текстом, под которым понимается все речевое единство в рамках карикатуры, включая авторскую речь и речь персонажей.

К авторской речи относятся заголовки/подписи и комментарии к карикатуре за ее пределами или непосредственно в кадре. Пространные авторские пояснения текста, однако, встречаются редко. Мы объясняем это прецедентным характером карикатур, который предполагает наличие у реципиента необходимых фоновых знаний. Случаи авторского комментария, сопровождающие политическую карикатуру обычно оформляются как печатный текст, напоминающий фрагмент, изъятый из газетной статьи. Однако некоторые карикатуры отличаются именно тем, что всегда сопровождаются комментарием. Это свойственно карикатурам, переводимым на иностранный язык. Комментарий здесь требуется для восполнения пробелов, возникающих из-за отсутствия фоновых знаний у представителей иной культуры. Комментарий также может дополнять карикатуру, критикующую такие нюансы политической жизни, в которых могут быть не сведущи простые обыватели "своей" культуры. Комментарий может иметь форму стихотворения, образуя отдельную газетную рубрику. В качестве примера можно привести карикатуру из рубрики "Балабасня недели", снабженную несколькими комментариями, один их которых имеет стихотворную форму (Комсомольская правда", 25 января, 2002, №).

Карикатура представляет персонажей одной из передачи ТВ-6 (Хрюна и Степана), уносящих телевизор, на экране которого крупным планом изображено лицо Евгения Киселева, одного из руководителей ТВ-6. Вербальная часть текста карикатура состоит из надписи на телевизоре "Не кантовать!" и подписи "…Уноси готовенького!".

Рядом с карикатурой располагается текст, под заголовком "Хроника событий", где подробно излагаются факты, связанные с закрытием ТВ-6. Под карикатурой помещен комментарий от Дормидонта Народного:

Включил как-то Дормидонт НАРОДНЫЙ, поэт наш от сохи, телевизор на привычном шестом канале. А там Сафин отделывает Сампраса. Час отделывает, другой…Потом лыжники с ружьями побежали. Потом танцы начались – румбы разные и, чтобы не сказать худого слова, пасадобли. "А где же, – думает Дормидонт, – Хрюн, Степан, Шендерович? Где Сорокина, Света моих очей? Где недомыленная Марго?" Тут ему объяснили, что в результате спора хозяйствующих субъектов ТВ-6 прекратило существование. Написла на картонке Дормидонт "Верните Хрюна народу!" и пошле к "Останкино": демонстрировать.

Мне жизни нет без взгляда Киселева

Поверх его малюсеньких очков,

Ведь как он защищал свободу слова,

Считая всех вокруг за дурачков!

Мне худо без красивой, умной Светы,

Я был народ, она была мой глас,

Я забывал про борщ и про котлеты

Под блеск ее непротокольных глаз!

Бывало: кухня, теща месит тесто,

А я в экран уставлюсь не дыша:

Не все, конечно, понимал из текста,

Но видел, как болит у ней душа!

А вот еще случалось: мне не спится,

Брожу по дому, вылупив глаза,

Тут телевизор за полночь включится –

И усыпит меня Кара-Мурза.

А "За стеклом"? Кто этот бессердечный,

Что чувство сопричастности украл,

Я с Толей мылил девушек беспечных,

И с Максом ими я овладевал!


загрузка...