Карикатура как жанр политического дискурса (05.04.2010)

Автор: АРТЕМОВА Евгения Александровна

дополняющий (комплементарный) – при котором иконическая информация частично перекрывает вербальный текст, либо наоборот, вербальная информация частично перекрывает содержание изображения;

интерпретативный (объясняющий) – когда текст и изображение не связаны друг с другом содержательно (Головина, 1985).

Очевидно, что параллельная корреляция свойственная только полностью креолизованным текстам, а дополняющая корреляция присуща как полностью, так и частично креолизованным текстам. Интерпретативный тип корреляции, видимо, подразумевает полную автономность вербальной и изобразительной составляющих относительно друг друга, когда любая из составляющих может быть адекватно интерпретирована без соотнесения с другой. Представляется неправомерным и некорректным утверждать об отсутствии связи между буквенным текстом и изображением, когда данный тип корреляции определяется как объясняющий, то есть буквенный текст объясняет рисунок или же рисунок помогает понять адекватно вербальную часть. Интерпретативный тип корреляции, очевидно, характерен для некоторой части текстов с частичной креолизацией. Таким образом, тексты с частичной креолизацией целесообразно разделить на: 1) тексты, составляющие (вербальная и изобразительная) которых относительно автономны по отношению друг к другу, и 2) тексты, составляющие которых полностью автономны относительно друг друга. Первому типу текстов свойственная дополняющая корреляция, второму – интерпретативная.

Полностью или частично креолизованный текст, на наш взгляд, концептуально отличается от иллюстрации, прилагаемой к буквенному тексту, поскольку иллюстрация может существовать в различных вариантах, чаще создается позже буквенного текста (то есть обыкновенно существует временной разрыв), и, наконец, автор иллюстрации не обязательно является автором буквенного текста. Креолизованным, на наш взгляд, может считаться только тот текст, части которого (вербальная и невербальная) создаются единовременно обыкновенно одним автором, иначе нарушается целостность текста. Важной характеристикой креолизованного текста также является невозможность иметь варианты своей невербальной части. Исходя из этих положений, мы считаем неправомерным проводить исследование особенностей креолизованного текста на примере буквенного текста одного автора, сопровождающегося вариантами иллюстраций множества других авторов в качестве иконической составляющей, как это делает в своей работе Ю.Г. Алексеев (Алексеев, 2002).

К средствам, участвующим в выражении смысла в карикатуре, относятся, в частности, паралингвистические. Они создают "оптический образ" текста. К ним относятся графическая сегментация текста, его расположение на бумаге, шрифтовой и красочный наборы, типографические знаки, цифры, средства иконического языка (рисунки, фотографии, таблицы, и т.п.), необычное написание и расстановка пунктуационных знаков и т.д. (Плотников, 1992). Этот список может варьироваться в зависимости от характера конкретного текста. Одни паралингвистические средства могут быть самодостаточными для раскрытия содержания текста (например, рисунок), другие - вспомогательными по отношению к вербальным средствам (они вносят дополнительные семантические и экспрессивные оттенки в его содержание, например, шрифтовое варьирование). Говорить об изобразительной (рисуночной) части карикатуры как паралингвистическом средстве позволяет ее тесная интеграция с буквенным (вербальным) компонентом карикатуры. Если же вербальная часть отсутствует, то рисунок уже не входит в сферу паралингвистики, а выступает как невербальный компонент. Основа паралингвистических средств может быть языковая (стилистическое употребление прописной буквы и знаков препинания) и неязыковая (размещение текста на плоскости, использование цвета и шрифтов).

Согласно Е.Е. Анисимовой паралингвистические средства могут 1) презентовать привычную визуальную форму текста, где участие паралингвистических средств в создании текста охватывает только план выражения и 2) выполнять роль носителей определенной информации (cемантической, экспрессивной). Во втором случае паралингвистические средства наряду с вербальными, создают его содержательный и прагматический аспекты. Как содержательно значимые элементы текста, они предполагают интерпретацию со стороны адресата. Подобные тексты (к которым относятся и креолизованные) называются паралингвистически активными (Анисимова, 1992:71-77).

1.1.2 Понятие категории текста в современной лингвистике.

Наличие специфических категориальных свойств является одним из конституирующих признаков любого текста и дискурса. Впервые система текстообразующих категорий была предложена и разработана И.Р. Гальпериным, который выделил категории содержательные и формально-структурные, где "формально-структурные категории имеют содержательные характеристики, а содержательные категории выражены в структурных формах" (Гальперин, 1981:5).

Анализируя специфику реализации текстовых категорий в политической карикатуре мы опираемся на тезис Виноградовой, подчеркивающей, что понятие категории текста "отражает наиболее существенные свойства, прототипические характеристики текста, взаимодействие которых обеспечивает его специфику и устойчивость как качественно определенного лингвосемиотического, коммуникативного и речемыслительного образования" (Виноградова, 24).

Отправной точкой при анализе текстовых категорий, применительно к политической карикатуре, является гипотеза о принципиальном сходстве креолизованных и собственно вербальных текстов, и о наличии у них одинаковых базовых текстовых категорий. Однако предполагается, что характер реализации общих текстовых категорий в креолизованных текстах имеет свою специфику.

Современная лингвистическая наука пока не может предложить исчерпывающей номенклатуры основных категорий текста, равно как и предложить четкие критерии разграничения категориальных и некатегориальных признаков текста. Это объясняется чрезвычайной чувствительностью текста к изменениям в среде его функционирования, а, соответственно, подвижностью категориальных свойств, в значительной степени зависящих от типа и специфики текста. Традиционно категории текста разделяются на общетекстовые, т. е. обязательные для всех типов текста, (информативность, интегративность, дискретность, интертекстуальность и др.) и частные, специфические для отдельного типа текста (например, категория имперсональности свойственна народным сказаниям) (Гальперин, Виноградова, Мороховский и др.).

Основываясь на различных концепциях прагмалингвистики и социолингвистики (Р.Белл, В.Г.Гак, Дж.Серл, И.П.Сусов, Д.Хаймс и др.), В.И. Карасик выделяет следующие текстовые категории: 1) участников общения (статусно-ролевые и ситуативно-коммуникативные характеристики), 2) условий общения (пресуппозиции, сфера общения, хронотоп, коммуникативная среда), 3) организации общения (мотивы, цели и стратегии, развертывание и членение, контроль общения и вариативность коммуникативных средств), 4) способов общения (канал и режим, тональность, стиль и жанр общения) (Карасик, 1998). Специфика данной классификации заключается в том, что в ее основе лежит коммуникативный подход к изучению текста, в целом же категории, вычленяемые В.И. Карасиком, пересекаются с общетекстовыми категориями, рассматриваемыми в отечественной стилистике и текстологии.

Особый интерес вызывает сравнение категорий текста и категорий дискурса. В.И. Карасик предлагает следующую классификацию категорий дискурса: 1) конститутивные, позволяющие отличить текст от нетекста (относительная оформленность, тематическое, стилистическое и структурное единство и относительная смысловая завершенность); 2) жанрово-стилистические, характеризующие тексты в плане их соответствия функциональным разновидностям речи (стилевая принадлежность, жанровый канон, клишированность, степень амплификации / компрессии); 3) содержательные (семантико-прагматические), раскрывающие смысл текста (адресативность, образ автора, информативность, модальность, интерпретируемость, интертекстуальная ориентация); 4) формально-структурные, характеризующие способ организации текста (композиция, членимость, когезия) (Карасик, 1998). Каждая из названных категорий является рубрикой для более частных категорий, например, интерпретируемость, проявляющаяся как точность, ясность, глубина, экспликативность/ импликативность.

Логично предположить, что общетекстовые категории лежат в основе категорий дискурса. Так, В.И. Карасик приводит в качестве примера категорию развернутости и свернутости текста, которая относится к числу жанрово-стилистических категорий дискурса (Карасик, 1998).

Рассмотрим, как реализуются текстовые категории в политической карикатуре.

1.1.3 Специфика реализации категории информативности.

Особый интерес представляет реализация в политической карикатуре общетекстовой категории информативности.

Рассмотрим специфику данной категории на примере одной из карикатур, включенных в сборник лучших американских политических карикатур 1996 года (№).

Согласно И.Р. Гальперину (Гальперин, 1981) поток информации художественного произведения расслаивается на три пласта, первый из которых называется «содержательно-фактуальной информацией». Развиваясь линейно, она составляет материальную основу сообщения. На анализируемой карикатуре (№) изображены две двери, на одной из них написано «men», на другой – «woman». Над дверями надпись, указывающая на назначение данных дверей – «executive restrooms» - туалеты государственного учреждения. В левом углу карикатуры можно заметить пробегающих мимо чиновников мужского пола. Как видно из примера, все средства «содержательно-фактуальной информации» доступны открытому наблюдению и восприятию, однако, снятие только этого информативного пласта может привести к неверному пониманию произведения.

Следующий информативный пласт определяется как «содержательно-концептуальная информация» (Гальперин 1981). В карикатуре она носит острый сатирический характер, всегда связана с критикой окружающей нас действительности и отражает отношение автора к проблеме. В рассматриваемом нами примере автор карикатуры, делая акцент на противопоставлении множественного числа слова «men» и единственного числа слова «woman», критикует дискриминацию женщин при приеме на работу в высшие государственные органы. Это сатира на негласное нарушение прав женщин в данной сфере деятельности.

Заметим, что некоторые специалисты рассматривают концептуальность как отдельную категорию, воплощающую текстовый концепт ("мыслительное образование, возникающее в сознании, когда человек описывает некоторый объект реальной действительности языковыми средствами в форме текста" (Виноградова, 42-43), "сформулированную идею произведения" (Кухаренко, 1988:75)). С одной стороны, данная категория в рамках политической карикатуры связана с темой политики, подвергаемой острой критике посредством сатирического изображения персонажей. С другой стороны, каждый текст наряду с универсальными законами мироустройства, воплощает индивидуально-авторский способ восприятия и организации мира, то есть частный вариант концептуализации мира (Лингвистика текста). Авторы "Лингвистики текста" представляют концептуальный анализ текста как, во-первых, выявление набора ключевых слов текста, во-вторых, описание обозначаемого ими концептуального пространства, в-третьих, определение базового концепта (концептов) этого пространства (Лингвистика текста, с.83). Трудность заключается в том, что современная лингвистика еще не выработала четких критериев и последовательной методики для выделения ключевых элементов текста (ключевых слов). Ключевыми словами отдельного текста являются наиболее существенные элементы текста, отвечающие за организацию всего его смыслового пространства. Н.И. Жинкин определяет "ключевые места" в тексте как "смысловые и грамматические скважины", являющиеся источником имплицитных смыслов (Жинкин, 1982). Смысловые скважины преодолеваются, когда адресат привлекает собственные знания об окружающей реальности, в том числе о культурном или, по И.В. Гюббенет, вертикальном контексте текстового фрагмента. Успешность выявления ключевых знаков (фраз или деталей рисунка) в тексте политической карикатуры зависит от объема фоновых знаний, которым обладает реципиент (Гюббенет, 1991). Кроме того, для получения достоверной картины и подтверждения первоначально выделенных ключевых знаков текста требуется сопоставительный анализ вариантов интерпретаций текста карикатуры различными реципиентами.

Карикатура, как и художественный текст, обладает третьим пластом информации, который И.Р. Гальперин определяет как имплицитный или подтекстный (Гальперин, 1981). Существует множество определений имплицитной информации, приведем некоторые из них. Под имплицитной понимается информация, которая не составляет непосредственно значения языковых единиц, зафиксированных в словарях, и, однако, воспринимается слушателем этого текста, информация, для получения которой требуются усилия слушателя, не сводимые к сопоставлению языковых единиц их значениям (Имплицитность в языке и речи, 1999). И.В. Арнольд определяет импликацию в широком смысле как “наличие в тексте вербально не выраженных, но угадываемых адресатом смыслов” (Арнольд, 1990:103). Следовательно, именно такое свойство, как имплицитность порождает массу интерпретаций одного и того же текста.

В.А. Кухаренко рассматривает импликацию, как содержание, пунктирно реализуемое в языковой материи текста, создающее смысловую глубину художественного произведения, развивающееся в дополнение (и/или изменение) к линейно развернутой информации, выступающей одним из основных способов формирования концепта (Кухаренко, 1988:186). О.С. Ахманова не делает различия в понятиях «подразумевание» и «импликация», определяя последнее, как “то, что подразумевается, то, что не выражено” (Ахманова, 1966).

Очевидна широта толкования понятия имплицитного в языке, но, в целом, оно характеризуется известной асимметрией плана содержания и плана выражения, где “содержание мысли оказывается гораздо шире своего выражения в языковых единицах” (Комедко, 1980:34).

В научной литературе отмечаются следующие речемыслительные операции, выполняемые реципиентом при декодировке имплицитной информации:

восстановление лакун, представленных на каком-либо уровне;

извлечение дополнительной информации с учетом контекста, фоновых знаний и прагматических знаний;

"отграничение замысла говорящего от других интерпретаций (отбрасывание неверных пониманий);

определение нереализованных в данном тексте потенций высказывания (Имплицитная информация, 1999).

Наиболее существенными при интерпретации карикатур представляются культурные смысловые импликатуры (ориентированные на владение коммуникантами нормами общения в данном языковом сообществе и разделение ими общих фактических знаний, связанных с культурной традицией общества: так называемые Shared knowledge, прецедентные тексты) (Имплицитная информация, 1999).

Проведенный анализ подтверждает тезис о том, что для понимания скрытой (имплицитной) информации читателем необходимо наличие у него определенных фоновых знаний.

Так, для правильной интерпретации анализируемой карикатуры реципиент должен быть осведомлен о существовании проблемы политической корректности в связи с дискриминацией женщин при приеме на работу в высшие государственные учреждения.

1.1.4 Специфика реализации категорий интегративности и референциональности, системности и хронотопа, персональности и модальности.

Категория интегративности имеет две стороны – семантическую (цельность или когерентность), и формально-структурную (связность или когезия) (Мороховский, Виноградова). Цельность предполагает семантическое и смысловое единство текста на его глубинном уровне, а связность проявляется через обеспечение формально-структурного единства текста посредством установления взаимосвязей компонентов поверхностной структуры текста.

Текст существует как целое при наличии коммуникативной интенции автора, тематическом единстве текста, объединяющей функции "образа автора" и объединяющей функции стилистических приемов, связующей ролью различных типов выдвижения в тексте и композиционно-жанровым единством (Мороховский, 1991:213). Для создания полной картины о цельности текста политической карикатуры необходимо рассмотреть все составляющие более подробно.

Понятие тематического единства любого текста политической карикатуры пересекается с понятием текстовой категории референциональности. Категория референциональности, которая "опредмечивает соотнесенность текста с некоторым сегментом реальности или квази-реальности" (Виноградова, 42-43), в текстовом пространстве политической карикатуры всегда соотносится с актуальными политическими событиями, политическими деятелями. В пределах политической карикатуры фрагменты действительной политической жизни переплетаются с элементами вымысла, гротеска (этого требует сатирический характер карикатуры), но отсылка к реальным событиям является необходимым условием существования данного вида текста. Политическая карикатура обязательно содержит критику текущих политических событий разного масштаба.

Соотношение темы (известной информации) и ремы (новой информации) в текстовом пространстве политической карикатуры является одним параметров, характеризующих цельность данного текста. В когнитивной лингвистике, имеет место разделение информации на "данную" (известную) и "новую" (неизвестную). Старая информация может принадлежать фонду общих знаний, информативному тезаурусу человека или же относиться к информации, переданной в предшествующем фрагменте текста. Простейшим способом передать новые факты является введение их на основе известной информации. Родовым термином для описания ментальных процессов, с помощью которых поступающая информация соотносится с уже построенной понятийной системой, называется апперцепцией (Миллер, 1990, цит. по Е.С. Кубряковой, 1997). Е.С. Кубрякова отмечает, что разделение информации на "данную" и "новую" действует как механизм активизации знаний ("выведение в осознаваемую часть текущего сознания, образов, определенных структур знания и/или репрезентаций" (Кубрякова, 1997:11)) адресата, к которым "адресована" новая информация. Соответственно в оперативной памяти необходимо сохранять баланс между данной информацией, как отправной точкой сообщения, и новым материалом, который должен интегрироваться в уже установленную тему. Этот баланс, таким образом, создает предпосылки для оптимальной обработки информации в тексте (Кубрякова, 1997).

Соотношение данной информации (темы) и новой информации (ремы) в карикатуре, как креолизованном тексте выглядит следующим образом:

Рисунок представляет тему, вербальная часть – рему. Например, изображения Брежнева, Андропова и Примакова является темой текста карикатуры (№ ), также как и изображение картины "Три богатыря". Рема представлена вербальным рядом – надписью "The Reminiscences of the Future".

Тема и рема представлены и вербальным рядом, и видеорядом. Например, № , темой является библейский сюжет создания мира (первые четыре кадра). Последний кадр несет новую информацию, о создании Богом партии Республиканцев и последствиях этого действия (разрушения всей планеты).


загрузка...