Социализация безопасности и политической безопасности в современной России (04.10.2010)

Автор: Рукинов Владимир Александрович

На правах рукописи

РУКИНОВ

Владимир Александрович

СОЦИАЛИЗАЦИЯ

БЕЗОПАСНОСТИ И ПОЛИТИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Специальность 23.00.02 – политические институты, процессы и технологии

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени доктора политических наук

Санкт-Петербург

Диссертация выполнена на кафедре конфликтологии Санкт-Петербургского государственного университета

Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор Ачкасова Вера Алексеевна

доктор политических наук, профессор

Лабуш Николай Сергеевич

доктор политических наук, профессор Милецкий Владимир Петрович

Ведущая организация:

ГОУ ВПО «Балтийский государственный технический университет «Военмех» им. Д.Ф. Устинова»

Защита состоится 30 декабря 2010г. в 16.00 на заседании совета Д.212.232.14 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Санкт-Петербургском государственном университете по адресу: 193311, Санкт-Петербург, ул. Смольного, д. 1/3, 7-ой подъезд, факультет политологии, большой зал

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета

Автореферат разослан «____» __________ 2010 г.

Ученый секретарь диссертационного совета,

доктор философских наук, профессор В.Г. Белоус

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования заключается в том, что господствующее в России понимание политической безопасности как системы защиты жизненно важных политических интересов государства и его граждан своими корнями уходит в традиционное представление, согласно которому безопасность создается силовыми методами или как в Стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года – силами обеспечения безопасности. Поэтому в стране наращивается потенциал активной деятельности законодательных и правоохранительных органов и органов, работающих в сфере безопасности, для того чтобы обеспечить политическую безопасность. Данная официальная методология анализа безопасности и политической безопасности исходит из понимания общества как совокупности индивидов в их правовом взаимодействии. Потому безопасность и политическая безопасность не может быть ни чем иным как безопасностью права, которым скрепляются эти индивиды и согласно которым они должны действовать и взаимодействовать. Право и должно получать защиту со стороны государства. А защита права всегда осуществлялось силой. Такой взгляд далек потому, что в обществе есть и иные способы достижения политической безопасности, эффективность которых ничуть не ниже силовых методов, а их использование обеспечивает в большей степени, чем силой механизм демократические преобразования в стране.

Укрепление силовых методов защиты политической безопасности связано с видимыми фактами проявления терроризма, их постоянного возникновения в различных регионах страны, фактами повсеместного роста преступности и угроз иного характера. Эти явления действительно подрывают стабильность и устойчивость российского государства, не делают жизнь граждан безопасней, ибо от экстремистских и террористических актов страдают граждане страны, далекие от политики и власти. Силовые методы борьбы с ними необходимы. Однако ограничиваться только этими методами сегодня уже невозможно. Природа терроризма, как и любого конфликта в социальных условиях, отношениях и деятельности индивидов, которые, подчиняясь законам экономики, не выдерживают их давления и превращаются в орудие все той же политики, в средство конкуренции, господствующей в обществе. Социальная природа конфликта предполагает и социальные средства борьбы с терроризмом не как с актом, а как явлением и закономерностью современного общества. С терроризмом как с актом можно и необходимо бороться силовыми методами, но с терроризмом как с явлением и закономерностью необходимо бороться социальными методами, методами, направленными на ликвидацию социальной эксплуатации, дифференциации, безработицы, бедности и нищеты. Бесконечное усиление защиты граждан, посредством расширения прав силовиков, как в определении «уровня защиты», так и применяемых методов, чревато искажением линии, направленной на демократию. Ибо силовые методы борьбы постоянно требуют воспроизводства объекта этой борьбы, и когда его недостает в результате улучшения условий жизни людей, он создается искусственно, для того чтобы поддержать в «бодром» состоянии духа силы обеспечения безопасности.

Российское общество, вступив в новый этап своего развития, все еще не может оправиться от условий, отношений и специфической деятельности переходного периода. Перед ним все так же остро стоит определение пути, по которому будет идти формирование политической безопасности: по пути наращивания сил обеспечения безопасности, или по пути накопления богатства и благосостояния населения страны. Политика сегодняшнего руководства страны, направленная на модернизацию, указывает на то, что государство намерено двигаться по пути роста благосостояния народа. И в тоже время не прекращающиеся вылазки экстремистов и террор, особенно в республиках Северного Кавказа, требуют укрепления сил обеспечения безопасности. Нам видится, что тактические задачи политики государства, не должны брать верх над стратегическими задачами обеспечения политической безопасности в стране. Вместе с укреплением работы сил обеспечения безопасности, необходимо проводить политику модернизации и считать ее приоритетным направлением политики обеспечения внутриполитической безопасности.

Сегодня состояние российского общества характеризуется, с одной стороны, усилением конфликтности, с другой – потерей того привычного уровня политической безопасности, которым характеризовался советский строй. Конфликтность связана напрямую с рыночными отношениями. Новая модель российского государства, с ее антимонопольными законами в экономической сфере, поддерживающими конкуренцию, создала условия, снижающие социальную защищенность граждан страны, усиливающие конфликтногенность в обществе. Государство, создавая политические условия социально-экономического транзита, само укрепляло условия, которые повлекли за собой снижение уровня безопасности, оно способствовало разложению российского общества на классы, чьи социально-классовые интересы пришли в противоречие. Социальная структура российского общества пополнилась новыми классами и слоями внутри классов. Помимо буржуазии, класс наемных работников пополнился безработными, лишенными источников дохода. Российское общество с высокой степенью социальной дифференциации, крайней бедностью и нищетой значительно увеличило свой конфликтный потенциал. Маргинализация российского общества поставила целые классы общества в достаточно сложные условия конкуренции за источники дохода, а безработица эту конкуренцию сделала неуправляемой и приводящей к конфликтам и почти животной борьбе за условия существования. Подобные причины привели к росту социальной напряженности, обусловили остроту партийно-политической борьбы, практически вывели ее из-под контроля государства их деятельность, что вело к партийно-политическому экстремизму, почему государству пришлось ввести жесткую регламентацию деятельности партий изданием закона «О политических партиях».

В условиях, когда резко стала растворяться безопасность личности, общества и государства, потребовалось теоретическое переосмысление роли государства в формировании и укреплении безопасности и политической безопасности. Однако политико-юридические представления о безопасности, ставшие официальным результатом серьезных дискуссий в обществе о том, что же такое безопасность личности, общества и государства, в конечном счете, так и не смогли приблизиться к действительному пониманию безопасности. Юридическое мировоззрение, ставшее в результате социально-экономического и политического транзита, господствующим мировоззрением, не предает значение тому факту, что действительное общество разделено по отношениям к собственности, к классам, к условиям жизни, к политике и т.п. Оно исключает из своих идей, взглядов, представлений, во-первых, конфликт, как способ, которым в обществе достигается тот или иной уровень опасности/безопасности, во-вторых, условия жизни людей, над которыми властвует рынок и распределяет их в соответствие с экономической силой агентов, и, тем самым, распределяет безопасность. Юридическое мировоззрение становится бессильным перед действительностью, потому сочиняет идеальную действительность, в которой логика уходит на второй план, действительность растворяется в юридических абстракциях, а на первый план выдвигается стандарт безопасности, официально-юридическая мерка, служащая ориентиром для определения опасностей и угроз.

Юридическое мировоззрение не может понять что угрозы, которые так обстоятельно излагаются в официальных документах о безопасности, есть законы современного общества, без которых оно не может существовать. Безопасность, получаемая от противодействия этим законам, предполагает совершенно другое государство, история которого завершилась в 1991 году, а «сохранение прежних стереотипов фактически ведет к воспроизводству существовавшей системы обеспечения безопасности, которая уже однажды проявила свою слабость и неэффективность». Силами этого противодействия являются силы обеспечения безопасности, под которыми, например, в Стратегии понимаются вооруженные силы. Это как раз доказывает, что государство отказывает иным инструментам формирования безопасности, которые находятся в его распоряжении. Оно отказывает силам, которые помимо силы принуждения, руководствуются силой социальной защиты, поддерживая наиболее незащищенные слои населения различными социальными трансфертами: пособиями, ссудами, денежной и материальной помощью и т.п. Эта сила современного государства сконцентрирована в социальной политике, и конституирована в понятии «социальное государство». Политическая безопасность есть в первую очередь защита условий жизни, отношений и деятельности индивидов, необходимых ему для достойной жизни и всестороннего развития. Защищая, таким образом, своих граждан, государство в первую очередь защищает себя как от внутренних, так и внешних опасностей.

Степень научной разработанности проблемы. Исследовательская проблема разрабатывается в контексте критики основных постулатов, сформулированных в Концепции национальной безопасности РФ, ФЗ «О безопасности» и Стратегии национальной безопасности до 2020 года РФ. В данных теоретических подходах безопасность и национальную безопасность представляют как систему защиты жизненно важных интересов государства, общества и личности от различных угроз. Защищенность становится определяющим компонентом понимания безопасности личности, общества и государства. Однако этот аспект не учитывает деятельного характера безопасности, исключает понимание безопасности как особого, неконфликтного способа взаимодействия индивидов, совершенно исключает анализ влияния социальной составляющей на политическую безопасность. Этими же недостатками страдают воззрения на безопасность и политическую безопасность, представленные в отечественной юридической литературе. В работах юристов в основном культивируются идеи, не противоречащие основным идеям о национальной безопасности представленные в официальных политико-юридических документах. В них обращается внимание на правовые аспекты обеспечения национальной безопасности личности, общества и государства. Расширяется аргументация представлений о безопасности, имеющихся в официальных политико-юридических документах.

Незначительные исследования безопасности и политической безопасности в современной отечественной социологии, компенсируются указанием некоторых исследователей на то, что проблема безопасности «носит комплексный и междисциплинарный характер, что подразумевает необходимость расширенного подхода к определению характеристик ее разработанности». Отсылая к трудам Аристотеля и Платона, которые, как будто бы, заложили социально-философские и социологические традиции исследования проблем личности, общества, государства и аспектов их безопасного взаимодействия и развития, автор указанного исследования и другие авторы, представители социологической парадигмы анализа безопасности, ставят непроходимые препятствия между обществом и индивидами, полагают, что безопасным или небезопасным может быть взаимодействие личности и общества, государства и личности. Тогда как в действительности общество есть продукт опасного и безопасного взаимодействия индивидов, оно таит в себе и опасности и безопасность одновременно, оно может быть опасным и безопасным одновременно, ибо одновременно индивиды действуют и опасным, и безопасным способом. В социологической парадигме анализа недостает основного элемента безопасности, без которого взаимодействия между индивидами всегда опасны, то ли по самой природе человека, как у Т. Гоббса, то ли по его социальной природе, как у Ж.-Ж. Руссо. Современное общество, основанное на частной собственности и конкуренции, где взаимодействия индивидов определяются то различными, то совпадающими интересами, достижение безопасности сохраняет свою проблематичность. Поэтому анализ безопасности может быть завершенным при условии включения такой организации, в которой они принуждаются к безопасным способам взаимодействия. Но для социологии, единицей анализа которой является деятельность, включение права и государства, как принуждающей силы, в анализ безопасности, не является необходимым. Потому известные отечественные исследователи социологии безопасности, как В.Н. Кузнецов, говорят о социологии культуры безопасности. Безопасность субъективируется, начинает зависеть от способностей индивида понимать и принимать интересы другого, по возможности не препятствовать их реализации, т.е. удовлетворять свои потребности, не мешая удовлетворению потребностей другого индивида. В конечном счете, социология культуры безопасности приходит к этическому категорическому императиву И. Канта, к толерантности, чем и завершает свой анализ безопасности. Однако в социологии представлено другое направление анализа безопасности, не желающее отрываться от действительности и тех закономерностей, которые ею управляют. И этот наиболее плодотворный подход в социологическом анализе безопасности, представлен А.А. Прохожевым, который анализирует влияние законов социального развития на безопасность.

В философском, т.е. наиболее абстрактном видении проблемы становятся заметными недостатки политико-юридической и социологической парадигм анализа безопасности. Это направление анализа, не страдающего узостью взгляда на предмет анализа, указывает нам путь, идя по которому возможно достичь существенного приращения знания о безопасности. Этот путь объективного анализа, исходящего не из субъективных представлений, а из объективной природы вещей, завершающей логикой которого является реконструкция целостности, раскрывающая природу социальной трансформации России.

Некоторые исследования посвящены анализу соотношения политики и безопасности, соотношению безопасности, политики и военной стратегии, политике безопасности. Безопасность в данном случае представлена как совокупность руководящих принципов, правил, процедур и практических приемов, не позволяющих политики выйти за границы, где представлены угрозы, вызовы, опасности. Здесь безопасность представлена в качестве меры допустимого использования принуждения в политике.

Анализ политической безопасности осуществляется по нескольким направлениям и при этом в ее понятие вкладывается различный смысл. Политическая безопасность представлена в качестве системы мер государства и общества по защите политических интересов страны, народа, граждан. В другом аспекте она представлена, как состояние ненасильственных общественных отношений, как исключение использования вооруженных сил социальными субъектами для достижения политических и иных целей. Политическая безопасность в некоторых исследованиях рассматривается как демократический способ взаимодействия политических сил, мирное сотрудничество между народами, политическое и правовое решение проблем, связанных с уменьшением социальной и национальной напряженности. Политологический анализ политической безопасности и роли конфликта в ее формировании в современной России представлен в исследовании Ю.И. Дерюгина и в диссертационном исследовании В.И. Лазо. Об уровне политической безопасности как о позитивном факторе развития и процветания страны в условиях конфликтов, рисков и неопределенностей мы находим у В.В. Серебрянникова и В.И. Добренькова.

В целом конфликту как структурному элементу внутренней политической безопасности в отечественной литературе стало уделяться больше внимания. Исследования Л.В. Давыдова, П.А. Крупника, В.И. Лазо расширяют представления о политической безопасности как процессе, в котором актуализируется конфликтная природа безопасности.

Незначительное число работ посвящено социальному измерению и доминантам политической безопасности. В основном в исследованиях анализируется социальная безопасность в контексте глобальных изменений и соотнесении с духовной сферой российского общества. Социальной составляющей политики современного государства посвящены труды таких исследователей в области социальной политики и социального государства как В.П. Милецкого, А.И Стребкова, И.Д. Григорьевой, Г.В. Гутмана, О.П. Звягинцевой, А.А. Мироедова, И.П. Денисовой, Л.Р. Клиновенко, И.В. Леонова, А.Ф. Храмцова, Е. Ярской-Смирновой, П. Романова, И.И. Сигова, Е.Г. Слуцкого, М. Лепихова и др. Проблемам социализации политической безопасности ни в монографических изданиях, ни в диссертационных исследованиях внимание не уделялось. Данное диссертационное исследование является первой попыткой анализа социальной составляющей политической безопасности в современной России.

Объектом исследования является российское общество, степень целостности и организованности которого находится в прямой зависимости от политической безопасности.

Предмет исследования - политическая безопасность в современной России как политический процесс.

Цель исследования - политологический анализ процесса социализации политической безопасности в современной России, социально-политического инструментария укрепления социальной составляющей политической безопасности в посттранзитивной демократизации российского общества.

Целевая установка исследования реализуется посредством постановки и решения ряда взаимосвязанных исследовательских задач:


загрузка...