Концептуальные основания исследования феномена управляемости в социологии управления (04.10.2010)

Автор: Рубцова Мария Владимировна

Принцип аппрезентации Знание об институтах нам дано не непосредственно, а посредством других При передаче управляемости субъекты апеллируют не только к собственным интерпретациям институциональных правил, но и к интерпретациям, предложенным другими субъектами

Принцип соответствия институтов характеру взаимодействия Необходимо установления соответствия типа института и характера управленческого взаимодействия Для одних взаимодействий необходимы самодовлеющие объективные институты, для других – гибкие, конструируемые «здесь и сейчас». Важна проработка всего «ассортимента» институтов, понимание их назначения и границ в разных случаях

Таким образом, интерсубъективный институционализм является как методологией изучения институтов, позволяя анализировать интерсубъективную природу институтов и углубляя наши научные знания об институциональных факторах управления, так и методологией передачи управляемости посредством институтов социального управления, позволяя расширить возможности создания институциональных механизмов взаимодействия, способствуя росту управляемости.

На основе интерсубъективного институционализма обоснован процесс сохранения и передачи управляемости посредством института социального управления, основанный на способности института адекватно отражать результаты интерсубъективного взаимодействия и служить своеобразной «библиотекой» удач и неудач управленческих практик. Институт управления социально одновременен и пространственно сопряжен с субъектами, что и обеспечивает ему саму возможность служить посредником в передаче управляемости. Вместе с тем, институт управления имеет определенный «защитный пояс», не позволяющий ограниченному кругу субъектов управления его быстро перестроить для передачи управляемости другого типа. Будучи сложным образованием, результатом деятельности многих субъектов, институт социального управления может быть посредником в передаче управляемости от одних групп субъектов к другим, однако институт социального управления не управляет субъектами сам по себе.

Таким образом, в силу того, что управляемость – это институциональный феномен, методологической основой социолого-управленческого исследования управляемости служит интерсубъективный институционализм, учитывающий, с одной стороны, что управляемость порождается и поддерживается субъектами посредством институтов, с другой стороны, что сами субъекты формируются и существуют только в поле интерсубъективности. Сделан вывод, что проблема уменьшения неуправляемости и роста управляемости – это институциональная проблема, а изменение механизма возникновения управляемости - это институциональное изменение, происходящее в обществе в целом.

Во второй главе «Потенциальная управляемость» проводится анализ онтологических уровней, на которых управляемость представлена как потенциальное качество: уровня социальной среды, где управляемость предстает как её качество, реализуемое в определенных пространственно-временных координатах, позволяющее субъектам создавать личные управляемые пространства и расширять их в процессе взаимодействия, и уровня социальных субъектов, где формируется управляемость субъектов как их способность к совместному целеполаганию и целедостижению, приобретенная ими в процессе интерсубъективного взаимодействия. Характеристика потенциальной управляемости завершается анализом институционализированной потенциальной управляемости, сохраняемой и актуализируемой с помощью институтов социального управления.

В первом параграфе «Потенциальная управляемость в пространственно-временных координатах социальной среды» выявлено, что управляемость является потенциальной характеристикой социальной среды, реализуемой в определенных пространственно-временных координатах, показано, что характеристики социального пространства и социального времени могут существенно влиять на возникновение, распространение управляемости и время ее актуального существования.

В рамках социологической теории разработано несколько подходов к анализу социальных пространств: диспозиционный, формальный и физически-телесный. Диспозиционный подход видит в социальном пространстве пространство социальных позиций, обозначающее социальную дистанцию. Диспозиционное социальное пространство — это система социальных отношений субъектов, раскрываемая в физическом пространстве, но значительно многомернее последнего.

Как правило, именно диспозиционное пространство связывается с обеспечением управляемости. В диспозиционном социальном пространстве вычленяются вертикальный и горизонтальный аспекты. По горизонтали все субъекты равны, обладая таким качеством как управляемость, необходимым для социальной жизни, тогда как по вертикали выделяются управляющие и управляемые субъекты, причем вторые должны подчиняться первым. В силу этого управляемость – это и свидетельство единства (все люди являются субъектами управления), и обозначение дистанции между управляющими и управляемыми. Единство и дистанция принимают конкретное организационное оформление в виде горизонтальных и вертикально-иерархических структур управления. Диспозиционное социальное пространство всегда заполнено, поэтому появление управляемых пространств новых субъектов может привести к конфликтам.

Формальный подход характеризует социальное пространство как бездейственную в себе однородную форму, служащую для проявления энергии деятельности субъектов. Формальное социальное пространство не заполнено, до взаимодействия субъектов оно является «пустым» пространством. Его заполнение происходит в ходе субъект-субъектных взаимодействий, актуализирующих управляемость и формирующих управляемые пространства.

В качестве определенного ограничителя формального подхода служит физически-телесный взгляд, согласно которому социальное пространство существенно ограничено физическим пространством, а субъект ограничен своим телом и временем его существования. Среди главных ограничителей анализируются материальность человека, ограниченная возможность его одновременного участия в решении нескольких задач, ограничение на количество людей, занимающих данное пространство. Физически-телесный подход вносит необходимые коррективы в формальный подход, однако не отменяет его положения.

Социальное пространство проявляет свою сущность в неразрывном единстве с временными характеристиками, становясь единой категорией «пространство-время». При применении разных подходов к определению социального пространства, иначе формируются и представления о социальном времени существования управляемости.

В рамках диспозиционного подхода социальное время - это время становления социальных субстанций и объективирования социальных связей. Поэтому управляемость существует столько времени, сколько существуют объективированные субстанции и связи. Объективные социальные институты, претендующие на «вечное» существование, создают представления о «вечной» управляемости. В рамках формального подхода социальное время – это время настоящего, поэтому ключевое значение приобретает одновременность социальных субстанций, связей и субъектов. Реальное взаимодействие возможно только в мире, который существует в одном пласте времени, одновременно. Созданный во взаимодействии феномен управляемости также существует «здесь и сейчас», в данный момент настоящего времени и не выходит за его пределы.

?????????ss

?????????u

/падает с астрономическим, отличаясь от него неравномерностью протекания и подвластностью определенной корректировке со стороны социальных субъектов, способных частотой взаимодействий укорять или замедлять его ход. Поэтому с точки зрения формального подхода социальное настоящее не находится в прямом соответствии с астрономическим настоящим, оно может охватывать значительные промежутки времени. Физически-телесный подход, напротив, жестко связывает социальное время с астрономическим, в связи с чем, время существования управляемости напрямую зависит от астрономического времени взаимодействия субъектов.

В работе автор опирается на формальный подход к организации пространственно-временных характеристик социальной среды, учитывая ограничения физически-телесного подхода, и полагает, что управляемость, потенциально заложенная в социальной среде, актуализируется только во время и на время управленческого взаимодействия.

Во втором параграфе «Управляемость как потенциальная характеристика субъекта» дана подробная характеристика управляемого субъекта и тех требований, которые предъявляет ему современное общество.

Субъектность как таковая связана с интерсубъективным формированием, осознанностью своих действий и способностью к целеполаганию/целедостижению. В связи с этим, переход в современном управлении от категории «объект управления» к категории «управляемый субъект» сразу несет определенную смысловую нагрузку: управляемый субъект обладает теми же характеристиками интесубъективности формирования, осознанности своих действий и способности к целеполаганию/целедостижению как и управляющий субъект.

Вместе с тем, управляемость субъекта часто связывается с пассивностью. При этом не учитывается, что пассивность противоположна управляемости. Основанное на пассивности ригидное поведение характеризуется привязанностью к ставшему неадекватным способу действия или относительной неспособностью изменить действие, когда это требуют объективные условия. Управляемость как потенциальная характеристика субъекта должна состоять из пассивного и активного компонентов. «Сочетание несочетаемого» происходит, во-первых, путем ранжирования взаимодействий и институтов, выделения среди них конструктов различной природы, одни из которых должны изменяться, а другие – сохраняться и поддерживаться. Во-вторых, обеспечивается гибкое сочетание активности и пассивности. Так, например, признание института в качестве надличностного конструкта (пассивность), может сочетаться с его активной, деятельностной поддержкой и/или конструктивным изменением совместно с другими, что на самом деле и является свидетельством управляемости. Активный и пассивный компонент всегда присутствуют в управляемости субъекта. Управляемый субъект активен в поддержке и пассивен в сопротивлении. В менеджменте предполагается, что идеальная управляемость – это активная поддержка управляемым субъектом решений управляющего субъекта. Однако управляемый субъект способен на такую идеальную управляемость только в том случае, если он разделяет идеи и способы их реализации, предложенные управляющим субъектом. В связи с этим, управляемый субъект должен иметь возможность и быть способен внести свои коррективы в происходящие события своей активностью или пассивностью. При этом попытка определить управляемого субъекта в качестве пассивного объекта часто приводит к потере управляемости.

Таким образом, с точки зрения предлагаемой концепции, принципиальных отличий между управляющим и управляемым субъектами нет. Различия между ними реализуются в конкретных взаимодействиях, которые могут рассматриваться как значительные, но не всегда носят устойчивый характер. Временные различия управляющего субъекта и управляемого могут быть основаны на критериях инициативы и ответственности. Тот, кто проявляет инициативу, и тот, кто несет за ее осуществление ответственность (не только юридическую, но и социальную, и моральную), тот в большей мере может претендовать на статус управляющего субъекта. Принципиальным сходством управляющего и управляемого субъектов является их потребность в управлении и управляемости, служащая свидетельством несамодостаточности и зависимости от интерсубъективного формирования и взаимодействия.

В качестве оснований формирования потенциальной управляемости субъекта в современном обществе в диссертации рассматриваются гражданственность, патриотизм и толерантность. Гражданственность рассматривается как включенность в деятельность конкретного государства, патриотизм как общая идентификация с историческим сообществом, основанным на определенных ценностях, толерантность – как терпимость к другим, способность к сотрудничеству с ними. Данные характеристики, формирующие потенциальную управляемость субъекта для деятельности как гражданина государства, имеют аналоги и на уровне организаций, где в их создании задействованы механизмы организационной культуры. Среди таких внутрифирменных конструктов можно назвать «приверженность», «лояльность», «клиентоориентированность».

Таким образом, возникает следующее сочетание характеристик потенциальной управляемости субъекта: интерсубъективность ? активность ? гражданственность ? патриотизм ? толерантность ? управляемость, где управляемость – общее наименование наличия данных характеристик и возможности осуществления их на практике.

В разных социальных средах, основанных на разных концепциях социального пространства-времени, могут актуализироваться различные характеристики из данного набора. В условиях диспозиционного социального пространства-времени управляемость как потенциальное качество субъекта ассоциируется с сочетанием пассивного послушания и активной поддержки, гражданственностью, патриотизмом и толерантностью, в условиях формального социального пространства-времени значение толерантности возрастает.

В третьем параграфе «Управляемое пространство субъекта как личное пространство потенциально управляемых взаимодействий» дана характеристика управляемого пространства субъекта, описан процесс формирования в социальном пространстве личных и совместных пространств социальных субъектов.

В работе показано, что каждый человек является субъектом управления в рамках своего управляемого пространства. В этих рамках он анализирует ситуацию, исходя из интерсубъективности социальных отношений, принимает управленческие решения и пытается смягчить непредсказуемость, порожденную многосубъектностью социальной жизни. При этом его объектом управления является форма и содержание взаимодействий с другими людьми. Управляемость актуализируется только во взаимодействии, однако субъекты стремятся создать свое управляемое пространство как пространство потенциальной организации взаимодействия «здесь и сейчас».

Управляемое пространство может строиться на основе разных подходов к организации социального пространства. Исходя из диспозиционного подхода, управляемое пространство – это пространство горизонтальных и вертикально-иерархических диспозиций, которое в основном социально задано для субъекта, возможность его корректировки ограничена. Это управляемое пространство субъект получает в целом готовым, опосредованным ролевыми ожиданиями, должностными полномочиями и ответственностью. Субъект управления может изменять свое управляемое пространство лишь частично в определенных границах. Исходя из формального подхода, управляемое пространство создается субъектом самостоятельно, существенно зависит от его воли и желания с учетом ограничений физически-телесного подхода (см. таблицу 4).

Таблица 4. Диспозиционный и формальный подходы к созданию управляемого пространства субъекта

Диспозиционный подход к созданию управляемого пространства субъекта Формальный подход к созданию управляемого пространства субъекта

Характер управляемого пространства субъекта Горизонтальные и

вертикально-иерархические диспозиции, формирующие устойчивые ролевые ожидания Горизонтальное пространство, наполняемое во взаимодействии

Преимущества субъекта Большой опыт работы с управленческими структурами, формирующий способность к их корректировке Большой опыт личных повседневных управленческих взаимодействий, в которых субъект может формировать себя, исходя из своих новых качеств, открытых в этих взаимодействиях

Специфика сохранения/обеспечения управляемости Более высокая скорость актуализации управляемости Более качественное сохранение потенциальной управляемости

Соотношение управляемых пространств субъекта и институциональных «правил игры» в них Управляемое пространство имеет свои «правила игры», навязываемые субъекту. Но субъект может вести борьбу за переопределение правил внутри своего управляемого пространства Управляемое пространство не имеет собственных «правил игры», их привносит субъект

Доминирование субъекта в управляемом пространстве Управляемое пространство «привязано» к институциональным правилам, поэтому субъект в нем не доминирует. Однако само управляемое пространство может придать субъекту силу и власть Управляемое пространство «привязано» к субъекту, без субъекта не существует, поэтому субъект в нем доминирует. Управляемое пространство само по себе не может придать субъекту силу и власть.

Пересечение управляемых пространств Управляемые пространства могут пересекаться. Субъект может находиться в нескольких управляемых пространствах или выстраивать многомерные управляемые пространства. В силу жесткой связи с субъектом управляемые пространства взаимодополняются и сливаются при пересечении. Нельзя создавать несколько управляемых пространств.

Включение новых управляемых пространств в социальное пространство Диспозиционное социальное пространство всегда заполнено, поэтому появление новых управляемых пространств может привести к конфликтам

Формальное социальное пространство всегда не заполнено, потенциально безгранично, поэтому включение новых управляемых пространств не ограничено

Автор доказывает, что формальный подход более точно описывает процесс создания субъектом личного управляемого пространства, характеризуя границы управляемости как более гибкие и подвижные.

В четвертом параграфе «Институционализированная потенциальная управляемость» проведен анализ институционализированной потенциальной управляемости как управляемости, сохраняемой и актуализируемой с помощью институтов социального управления.


загрузка...