Политическая институциализация разделения властей в современной России (04.10.2010)

Автор: Кузнецов Игорь Иванович

Кузнецов Игорь Иванович

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИНСТИТУЦИАЛИЗАЦИЯ

РАЗДЕЛЕНИЯ ВЛАСТЕЙ

В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Специальность 23.00.02 – политические институты,

процессы и технологии (политические науки)

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Саратов – 2010

Работа выполнена на кафедре политических наук юридического факультета ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского».

Научный консультант: доктор политических наук, профессор

Вилков Александр Алексеевич

Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор

Попова Ольга Валентиновна

доктор политических наук, профессор

Овчарова Ольга Геннадиевна

доктор исторических наук,

доктор политических наук, профессор

Баранов Андрей Владимирович

Ведущая организация: Российский университет дружбы народов, г.Москва.

Защита состоится 27 декабря 2010 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.04 по политическим наукам при Саратовском государственном университете имени Н.Г. Чернышевского по адресу: 410012, г. Саратов, ул. Вольская 10-а, корп. 12, ауд. 510.

С диссертацией можно ознакомиться читальном зале №3 Зональной научной библиотеки Саратовского государственного университета имени Н.Г. Чернышевского.

Автореферат разослан «___» сентября 2010 г.

и.о. ученого секретаря

диссертационного совета

доктор исторических наук, профессор

Ю.П.Суслов

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы диссертационного исследования. Политическая власть в современной России функционирует на основе целого ряда конституционно закрепленных оснований, среди которых выделяется принцип разделения властей как определяющий базовые параметры республиканской формы правления и характер осуществления публичных властных функций. Практическая реализация разделения властей призвана обеспечить современный уровень государственного управления, формировать подотчетность и контроль за действиями органов государственной власти любого уровня. Провозглашение данного принципа в качестве одной из конституционных основ политического строя позволяет использовать отечественный и зарубежный политический опыт по налаживанию эффективных способов организации и взаимодействия структур государственной власти. Одновременно это сформировало относительно новые условия для развития механизмов внутриэлитных согласований интересов в российской «правящем классе», определило развитие тенденций демократизации и институциализации новых политических структур.

Проблема эффективности государственной власти в современной России остается одной из самых острых и насущных. Среди разнообразных социально-экономических, политико-культурных и психологических причин этого можно выделить и собственно политико-институциональные. Вопросы конструктивного осуществления полномочий государственной власти выдвигают на первый план необходимость всестороннего рассмотрения политической институциализации конституционного принципа разделения властей. Кроме того, актуальность исследования заявленной темы, во многом, определяется необходимостью совершенствования политологического ракурса анализа проблем функционирования государственной власти. В связи с активным ростом российской политической науки возрастает потребность в разработке ключевых категорий, отражающих ее, науки, возможность адекватно осмыслить властный процесс, концептуализировать отечественный опыт государственного управления.

Фактом российской политической жизни является устойчивое несовпадение конституционного и реального порядка разделения властей. Научная оценка этого факта является предпосылкой для понимания общего вектора развития политического процесса в нашей стране. Небольшой исторический срок реализации конституционного принципа разделения властей в России не дает достаточно материала для однозначного ответа на вопрос о причинах этого. Сегодня, в связи с целым рядом политических факторов (смена трех глав государства, изменение законодательства о выборах и политических партиях, эволюция политических условий развития федерализма и др.), обнаружились серьезные сдвиги в государственном механизме. Провозглашение принципа разделения властей в Конституции РФ еще не гарантирует социально-политическую систему от развития авторитарных тенденций. Существующие конституционные нормы, закрепляющие российскую форму правления, могут в определенной степени даже стимулировать тенденции к властному моноцентризму. Реальный баланс властных полномочий ветвей государственной власти складывается таким образом, что возникают угрозы игнорирования представительства интересов различных социальных позиций, которые в демократическом обществе взаимодействуют посредством специальных институтов и формируют «на выходе» компромисс. В свете этого, особую актуальность приобретает изучение тех принципов, мотиваций и механизмов, традиционных и инновационных, которые уже сегодня, в силу обозначившихся контуров их институциализации, могут послужить индикаторами для выработки научно обоснованных прогнозов. В рамках такой парадигмальной неопределенности развивается сегодня не только Россия. Это характерно и для целого ряда других постсоветских государств, что делает достойным научного внимания изучение того широкого социально-политического и исторического контекстов, в которых сегодня происходит развитие посткоммунистических режимов.

Богатый исторический опыт нашей страны, тяжелое «наследие» раскола власти и жесткого противостояния ее ветвей в 1993 г предопределяют контуры современной российской модели разделения властей, еe институциализацию и дальнейшее развитие. Но какова мера такого влияния, в какой степени можно говорить о том, что наша политическая система находится в «плену» собственного прошлого и, соответственно, становится невосприимчивой к модернизационным вызовам – это вопрос открытый и требующий изучения с нормативных и институциональных позиций. В контексте общего богатства исторического опыта России ответ на этот вопрос есть естественное условие для взвешенной, четкой диагностики механизма взаимодействия властей, причин его дисгармонии и выработки адекватных «рецептов» коррекции.

Опыт многих государств мира, которые развивались по своей, особой, логике и в конкретных социально-политических условиях, указывает на то, что использование данного принципа в конституционно-правовой доктрине не всегда означает следование ему в политической жизни. Более того, есть целый ряд конкретных примеров, когда «разделение властей» осуществлялось в режиме симуляции, направленной на получение внешнеполитических и внутриполитических, а также экономических дивидендов. Такая симуляция может выступать в роли политического инструмента господствующей элитной группы с целью сохранения её решающих позиций в социально-политических процессах. В свете этого опыта актуальность приобретает еще один аспект проблемы разделения властей: в какой мере эти технологии симулятивной политики определяются естественными потребностями данной социально-политической системы, а в какой «навязаны» усилиями международных правозащитных организаций, научно-образовательных и мониторинговых центров. Реализация разделения и взаимодействия ветвей власти строится не только на основе рамочного конституционного принципа. В советское время, несмотря на совершенно другой идеологический формат, монополию одной политической партии, существовало специфическое «разделение власти» на уровне распределения функций между законодательными, исполнительными и судебными органами. В этом смысле СССР был современным государством, ориентированным на последовательную реализацию конституционных норм.

В исследовании нуждаются причины, по которым отечественным элитам и обществу не удалось эту прежнюю последовательность выдержать и сделать фундаментом демократических реформ. При том, что формальные условия для соблюдения преемственности в конституционном процессе от советского к постсоветскому времени существовали. В российской политической жизни последнего двадцатилетия «внедрение» принципа разделения властей в конституционную доктрину произошло, первоначально, в виде поправок к Конституции РСФСР 1978 года, а затем в форме отдельной статьи Конституции РФ 1993 года. Как один из принципов организации государственной власти, принцип разделения властей был провозглашен Декларацией «О государственном суверенитете Российской Федерации» от 12 июня 1990 года. Поворот к либеральному пониманию разделения властей, произошедший в начале 1990-х гг., был связан с последовательным отказом от коммунистической идеологии, введением новой «рыночной» модели экономики, изменением внешнеполитических приоритетов страны. Этот процесс оказался очень болезненным и радикальным, вызывавшим массовые фрустрации не только у широких слоев населения, дезориентированных в быстро протекающих политических процессах, но и приведшим к ожесточенным конфликтам в политическом классе. Кадры горящего Белого дома в столице России в октябре 1993 г. показали всему миру, как возможно «делить» власть. Для научного прогнозирования политического процесса важно выяснение вопроса: в какой мере именно такое развитие событий было закономерным?

Многие исследователи Конституции РФ 1993 г. сталкиваются с тем, что модель разделения властей, зафиксированную в ней, характеризуют такие особенности и отличия, которые не просматриваются в законодательстве Франции, Финляндии, Австрии, Исландии, Португалии, где формы правления «морфологически» сходны с российской. Но даже в «типической» своей части российская конституционная форма правления характеризуется многими, специфически российскими деталями. Смысл и назначение этих «деталей», представляющих собой часто институциализированные механизмы организации властвования, представляет собой актуальный вопрос, ответив на который, мы сможем сказать, идет ли современная Россия в том же направлении модернизации, что и развитые европейские страны.

Степень научной разработанности проблемы.

Определенные шаги в этом направлении уже сделаны, но при этом полной картины институциализации разделения властей в России всё еще не представлено. В отечественной политической науке данная проблема всё ещё мало исследована. Большая заслуга здесь принадлежит, на наш взгляд, специалистам конституционного права. Многие из них непосредственно участвовали в конституционном процессе в России начала 1990-х гг. или наблюдали его, некоторые активно развивают те наработки, которые остались фактически невостребованными после прекращения функционирования Конституционного совещания.

В зарубежной политической науке наработан значительный потенциал понимания того, как в России трансформировалась государственная власть и каковы векторы дальнейшего возможного движения. Однако, за очень редким исключением, этот багаж основан на изучении только конституционно-закрепленных механизмов взаимодействия ветвей власти, а методологический фокус сужен до широко известной парадигмы «транзита».

Складывание конституционной модели разделения властей и соответственно формы правления в России проходило на фоне острой дискуссии по проблемам «институционального дизайна» в так называемых «переходных» политических режимах. Среди многих других сюжетов был поднят вопрос о возможном позитивном/негативном влиянии той или иной формы правления и соответствующего ей механизма разделения властей, реализованных в Конституции для укрепления/ослабления демократии в стране. Было бы неправильно ставить точку в этом споре, но дискуссия и аргументация позиций в ней позволяют представить пространство выбора решений. В последнее время исследовательский фокус западных политологов зачастую сужен до обсуждения конкретных деталей полупрезидентской формы правления, которые оказывают решающее воздействие на функционирование политических институтов и принятие важнейших государственных решений.


загрузка...