Гендерная и образовательная доминанты современного российского политического процесса (04.10.2010)

Автор: Колобова Светлана Анатольевна

Не случайно же приоритетными задачами развития образования в политических интересах обновления России, в данном правительственном документе объявлены:

• обеспечение государственных гарантий доступности и равных возможностей получения полноценного образования;

• достижение нового современного качества дошкольного, общего и профессионального образования;

• формирование в системе образования эффективных нормативно-правовых и организационно-экономических механизмов привлечения и использование ресурсов;

• повышение социального статуса и профессионализма работников образования, усиление их государственной и общественной поддержки;

• развитие образования как открытой государственно-общественной системы на основе распределения ответственности между субъектами образовательной политики и повышение роли всех участников образовательного процесса — обучающегося, педагога, родителя, образовательного учреждения.

Одной из основ современной образовательной политики, осуществляемой в весьма специфической политической конъюнктуре , становится поэтому социальная адресность и сбалансированность социальных интересов. При определении приоритетов настоящей модернизации образования и этапов ее осуществления необходимо определить, в чьих интересах осуществляются те или иные изменения (обучающихся, семьи, педагогов, образовательных учреждений, других социальных институтов, экономики, государства, общества в целом) и каких ответных мер потребует осуществление этих шагов со стороны заинтересованных субъектов и структур.

Модернизация российского образования в целом с учетом гендерного фактора в особенности нуждается в серьезной правовой, политической и социально-экономической поддержке и государства и общества.

Ориентиры и стратегические цели модернизации образования следует вырабатывать в процессе постоянного широкого взаимодействия образовательной системы с представителями национальной экономики, науки, культуры, здравоохранения, всех заинтересованных ведомств и общественных организаций, с родителями и работодателями. Выстраивая новые образовательные модели, необходимо проводить с учетом регионального опыта и местных условий развития образования.

Разработка и осуществление новых технологий модернизации образования остро нуждается в широком общенациональном общественном обсуждении, поскольку это затрагивает практически каждую российскую семью. Суть изменений в образовании, их цели, направления, методы целесообразно регулярно разъяснять населению, а результаты общественного мнения и общественной дискуссии должны пристально изучаться и учитываться при планировании и проведении модернизации образования.

В современной России и во всем цивилизованном мире на образование (при условиях радикальной трансформации) возлагается особая миссия, при осуществлении которой на практике необходим синтез междисциплинарных подходов, направленных на развернутую институционализацию процесса подготовки гражданина, патриота своей страны и, одновременно, интернационалиста, обладающего необходимыми знаниями, навыками, умениями. Во многом, решение задач структурно-институционального характера в рамках всей системы гражданского образования российской молодежи способствуют синтетические обучающие проекты , которым уделяется много внимания в рамках молодежной политики современной России. Именно молодежь выступает одним из активных субъектов политического процесса современной России, обеспечивая достойное будущее всей страны.

Третья глава «Гендерная доминанта современного российского политического процесса» призвана подчеркнуть особое значение правильного распределения функций между представителями мужского и женского полов в сложном механизме общественного обустройства Российской Федерации.

В первом параграфе «Гендерный фактор и его особая роль в политической жизни граждан России» рассматриваются различные подходы к оценке гендерного измерения современного российского политического процесса. При этом подчеркивается, что в любом обществе и в российском в особенности существуют вполне определенные интересы мужского и женского населения, водораздел идет и по этой линии, а не только по классовой, этнической или среди определенных групп экономического интереса. Осознание того, что явления, происходящие в обществе, по-разному влияют на мужское и женское население, вызывая неодинаковые их реакции, и есть гендерный подход. Следует подчеркнуть, что в государственных делах, от военной политики до развития космической и косметической промышленности, все, без исключения, касается и мужчин и женщин. Речь идет о разном возможном воздействии тех или иных решений в стране на две социально-демографические группы общества.

Развитие гендерного подхода применительно к политике инициируют, прежде всего, женщины, поскольку именно они оказались «маргиналами» последней. В мире в целом, а в странах развитой демократии в особенности, гендерный подход выступает в роли доминанты.

Если идет речь о строительстве действительно демократического государства и общества, то необходимо:

наличие равных прав и возможностей для участия в политике всех граждан, независимо от их пола;

паритетное представительство женщин в выборных и назначенных позициях власти как фактор достижения справедливости и равенства;

привнесение женщинами новых элементов в политическую культуру благодаря инициации гендерного подхода;

Естественно то, что женщины выдвигают законодательные инициативы, которые близки именно их интересам. При этом, происходит проникновение сугубо женских приоритетов в канву политики на различных уровнях власти. Женщины политики служат своеобразной «ролевой моделью» для других женщин, молодежи и детей, поскольку своим стилем жизни способствуют разрушению сформировавшихся традиций и стереотипов относительно предназначения полов в обществе. В результате происходит доступ женщин в законодательные органы власти становится более интенсивным.

По сути, гендерный подход стимулирует учет интересов обоих социально-демографических групп общества предполагая достижение действительного равенства между мужчинами и женщинами. Условия жизни женщин и мужчин конечно же отличаются друг от друга в силу репродуктивной функции, выполняемой женщинами. Но вопрос не в наличии этих отличий, а в том, что они не должны негативно отражаться на условиях жизни женщин и мужчин, вести к дискриминации. Для этого необходимо обеспечение вполне определенных и четких экономических, социальных и политических возможностей. Равенство полов не означает их уподобление друг другу или идентичность, равно как и то, что это равенство не должно устанавливать в качестве нормы такие условия и образ жизни, которые присущи мужчинам.

Во втором параграфе «Гендерные функции и их реализация на практике представителями российской политической элиты», произведен расчет оптимальных вариантов и определены тенденции формирования нового качества общественно-политической деятельности граждан России с учетом гендерных обстоятельств.

Для определения самого смысла равенства между женщинами и мужчинами первостепенную важность имеют два аспекта: социальная сущность рода (мужского или женского) и отношения между полами. Разделение на мужской и женский род (gender) проистекает со времени социально-дифференцированной идентификации мужчин и женщин, т.е. социального отображения биологического пола, обусловленного распределением характерных для каждого пола задач, функций и ролей в обществе, в общественной и частной жизни. Оно носит, прежде всего, культурный характер, варьирует в зависимости от времени и места, т.е. носит исторический характер.

Структура и воспроизведение определенного рода имеет индивидуальное и социальное измерение. Оба эти фактора имеют одинаковую важность. В своей жизнедеятельности люди в индивидуальном порядке формируют роли и нормы, придаваемые одному и другому полу, и воспроизводят их, сообразуясь с различными ожиданиями в этом отношении.

Понятие рода должно также рассматриваться и в политическом и институциональном плане. Дело в том, что политика и общественно-политические структуры играют первостепенную роль в моделировании условий жизни и институализируют воспроизводство статуса того или иного пола, установленного в условиях данного общества. История дискриминации и ограничений, связанных с выполнением половых ролей, незримо и невольно воздействует на наши каждодневные поступки и решения.

Принадлежность к мужскому или женскому роду проистекает не только из социальной идентичности женщин и мужчин, но также и в силу тех отношений, которые их объединяют. Понятие принадлежности к тому или иному полу включает в себя иерархический элемент, в соответствии с которым, мужчины считаются существами высшими по отношению к женщинам, и, соответственно, задачи, функции и ценности, принадлежащие мужчинам, оказываются выше по своему значению, чем те, которые относятся к женщинам. Это означает, что «норма», свойственная мужчинам, является нормой для всего общества, которое отражает ее в своих политических решениях и структурах. Часто, но не обязательно намеренно, они воспроизводят и иллюстрируют явное неравенство между полами.

Принцип равенства включает в себя и право на различия, что предполагает необходимость учитывать отличительные черты, характерные для женщин и мужчин, а также их различия, связанные с принадлежностью к тому или иному социальному классу, политическим течениям, религиям, этническим группам, расам или сексуальным ориентациям. Он заставляет задуматься о том, каким образом можно добиться большего успеха в изменении тех общественных структур, которые поддерживают и сохраняют несбалансированные властные взаимоотношения между женщинами и мужчинами. Учет этого принципа дает ответ на вопрос, каким образом можно добиться большего равновесия между различными ценностями и приоритетами, присущими для каждого из полов.

Проблема доминирования образа жизни и идеологических интересов, присущих мужчинам, и того, каким образом российские общественно- социальные структуры воспроизводят мужские нормы жизни, имеет непосредственное отношение к иерархии полов, а не к женщинам, как таковым. Социальная дифференциация полов акцентирует внимание на различиях между ними, не опираясь при этом на иерархию, которая ставит мужчин на более высокий уровень по отношению к женщинам. Таким образом, необходимы новые параметры гендерных измерений, позволяющих переходить к созданию оптимального партнерства между женщинами и мужчинами и такому разделению ответственности, чтобы ликвидировать нарушения равновесия, до сих пор существующие в общественной и частной жизни России. Чтобы развиваться, обществу необходимо использовать все свои ресурсы, а также ресурсы каждого гражданина. Это означает полное и всеобъемлющее участие в социальных процессах и женщин и мужчин.

Равенство между женщинами и мужчинами - составная часть прав личности. Право личности - принцип, который нужно постоянно защищать, охранять и укреплять. Добиться права на равенство можно через реализацию следующих целей: полное признание и уважение прав женщин как неотъемлемой части прав личности и демократическая представительность полов (стержневой элемент равенства) в процессах принятия решений на всех уровнях и во всех областях.

Третий параграф «Механизмы гендерных трансформаций российской политической системы» содержит аналитическое рассмотрение совокупности тех обстоятельств, которые предполагают активизацию динамизма как особого компонента общей системы трансформации общества как в России, но и во всем мире в рамках оценок не только сложившейся сиюминутности, но и более отдаленных прогнозных характеристик политической динамики.

Феминизм в культуре постмодерна определяется как глобальная данность, поскольку состоит не из отдельных параллельных движений, не имеющих постоянной основы для объединения, а представляет собой широкое, наднациональное сообщество, создающее альтернативные взгляды относительно развития, не связанного с индустриализацией.

Жизненно важным для современного феминизма является следующее: быть глобальным в сознании, действуя при этом локально. Наиболее важное требование - это развитие эффективных способов действовать для женщин в регионах и действовать с глобальным подходом, быть связанными по всему миру с другими феминистскими организациями, возникающими «снизу». Причем «международная» работа как особая сфера политической активности современных феминисток не противопоставляется локальному уровню и возвышается над ним. Глобальное взаимодействие не будет эффективным, если будет потерян контакт с локальной сферой, а для тех, чья работа сосредоточена на локальном уровне, требуется развивать глобальный подход, дабы понимать, как взаимосвязаны проблемы женщин по всей планете и как следует действовать в той или иной конкретной ситуации. Глобальное видение феминистками перспектив развития современного мира достигается только через повседневную жизнь и действия женщин в регионах.

Престижность конкретных моментов жизненной практики женщин увеличивается. Но такая ситуация не принесет освобождения до тех пор пока не произойдет существенного культурного обновления того типа власти, который задает порядок таких реалий, как гендер и пол, пока не произойдет трансформация мировоззрения. В противном случае повседневные практические установки женщин смогут только воспроизводить прежний тип взаимоотношений. С уверенностью можно констатировать, что судьба общества, культуры зависит от того, как женщины будут выстраивать свои жизненные стратегии и, следуя своей ответственности, будут стремиться сделать его лучше для всех. Современные российские женщины должны делать это с развивающимся мировым видением и чувством связи с другими. В таком случае можно будет заявить - феминизм, являясь глобальным, действует локально.

Феминизм в целом предполагает инновационность развития. Известно, что на первой ступени развития он характеризовался сосредоточенностью на общественной деятельности, имеющей целью получение женщинами равных политических и юридических прав. На второй ступени феминизм, перейдя в традиционное институциализированное академическое знание, сконцентрировался, в первую очередь, на критике сексизма как социальной и теоретической практики, создающей различия и субординацию и пытался, таким образом, реконструировать знания на основе женского опыта. Третья ступень развития феминизма принципиально отличается от двух предыдущих формулировкой новых общих ценностей.

Поскольку в новом постиндустриальном обществе традиционно центральная преобразующая роль принадлежит теоретическому знанию, то феминизм, формулируя на нынешнем этапе теоретическую конструкцию социума будущего, способен влиять на ход конкретных реформ и изменений в обществе на различных уровнях. В такой ситуации повышается роль социально-философской мысли, воздействующей на механизмы принятия государственных решений и тем самым влияющей на основные общественные институты. Особенно усиливается значение феминистской социальной философии, предлагающей проект социальных изменений в ответ на существующие недостатки современности. Утопические рассуждения, сформулированные феминизмом, гендерная теория, дискуссии вокруг них, в которых предполагается такое возможное будущее, оказываются способными по самой своей природе влиять на направленность развития мировых событий.

Станет ли будущее общество свободным и подлинно гуманным, эволюционировав в новое высокоразвитое состояние? Сейчас невозможно однозначно ответить на этот вопрос. Но в любом случае современные тенденции, свидетельствующие о преодолении кризиса, дальнейшее развитие гражданского общества, его демократизация становится все более и более объективными. Таким образом, можно сделать два важнейших вывода:

В последние два - три десятилетия кардинальным образом изменяется сама сущность феминизма, который глобализируется, выходит за рамки движения женщин и для женщин. Основным содержанием развития феминизма на данном этапе является создание или построение целостного проекта будущего общества, при этом такая деятельность не носит отвлеченного характера, а направлена на решение реальных проблем;

Альтернативные феминистские идеи трансформации общества в сферах политики, экономики, антимилитаризма и экологии, способствуют приращению социально-философского знания, так и, что особенно важно, демонстрируют реальные возможности предотвращения общемирового кризиса.

По-существу, гендерный фактор приобретает сугубо феминистическое содержание во всем и это подчеркивает необходимость эволюционных преобразований любого гражданского общества, в том числе и российского. При этом однако, появляется опасность гендерного лоббизма, способного отрицательно повлиять на процесс выработки и осуществления государственной политики.

Глава четвертая «Образовательная доминанта российского современного политического процесса» обосновывает приоритет ведущих когнитивных систем в контексте политической модернизации современной России.

В первом параграфе «Реформирование российского образования и перспективы улучшения качества российского общественно-государственного управления» рассматриваются ценностные критерии высшего образования и определяются те методологические подходы, которые непосредственно связаны с решением научных планов повышения эффективности управления в России на самых различных уровнях (локальном, региональном, местном).


загрузка...