ИМЕННОЕ СЛОВООБРАЗОВАНИЕ В ЯЗЫКЕ РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ (04.10.2010)

Автор: Ерофеева Ирина Валерьевна

Летописи представляют собой сложное многоплановое явление. Они образуют значительный массив текстов русской средневековой письменности, в которых отразились не только реальная действительность, но и система духовных представлений, ценностей человека того времени. Способом репрезентации указанных понятий являются прежде всего вербальные средства. Среди языковых факторов организации текста значительную роль выполняет словообразование. Словообразовательная система древне- и старорусского языка ХI-ХV вв. относится к числу малоизученных областей науки о языке, хотя жанрово-стилистическая принадлежность словообразовательных типов, реализация значения производных образований в тексте играют большую роль в формировании русского литературного языка этого периода в целом. Летописи состоят из разнородных по происхождению и содержанию произведений, поэтому в них происходит взаимопроникновение и взаимодействие двух языковых стихий: книжно-славянской и народно-литературной.

Языковая организация летописного текста находится в соответствии с общими тенденциями, представленными в языке изучаемого периода. Многоуровневость языковой системы обусловливает интерес исследователей к разным аспектам языковой деятельности. Поскольку язык представляет собой инструмент, орудие познания и описания действительности, средство общения, каждый его уровень является звеном в общей цепи взаимосвязанных средств, репрезентирующих вербальное мышление. Выдвижение на первый план комплексного подхода к фактам языка составляет специфику научной парадигмы последнего времени. В то же время учеными разных поколений был внесен значительный вклад в разработку вопросов, касающихся собственно словообразовательного уровня языковой организации текста. Наиболее общие вопросы дериватологии получили разработку в классических трудах А.А.Потебни, Ю.В.Откупщикова, В.В.Виноградова, Г.О.Винокура, В.М.Маркова, Г.А.Николаева, Е.А.Земской, И.С.Улуханова, В.В.Лопатина и др. Изучение более частных вопросов функционирования деривационных механизмов русского языка проводилось в разных аспектах в работах Ю.С.Азарх, Ж.Ж.Варбот, Г.А.Пастушенкова, В.И.Максимова, О.Г.Ревзиной, Л.В.Вялкиной, В.Л.Воронцовой, Г.М.Мижевской, И.В.Гореловой и др. В исследованиях Е.А.Жирмунского, Н.П.Зверковской, Э.А.Балалыкиной, С.В.Фроловой, В.А.Белошапковой, Е.А.Земской, В.А. Низинской, Н.И.Букатевича и др. прослеживается история адъективного словообразования, рассматриваются пути формирования суффиксов имен прилагательных, анализируется функционирование производных адъективов в памятниках письменности разных эпох.

В рамках современных направлений лингвистических исследований находится предпринятое в диссертации изучение фактов словообразования во взаимодействии собственно лингвистических подходов, а именно с учетом деривационного, парадигматического и функционального аспектов, а также экстралингвистических подходов – когнитивного, аксиологического и культурологического характера.

Словообразование является одним из основных способов номинации, имеющих свои закономерности и специфические особенности, в том числе и в области семантики. Изучение деривационного процесса как одного из наиболее распространенных актов номинации в диахроническом аспекте позволяет выявить общие и отличительные черты в процессе словопроизводства в древнерусском и современном русском языке, а также проанализировать особенности семантики производного слова в определенный исторический период, установить области ее референции. Словообразование является действующим механизмом языка, активно участвующим в построении текста и реализующим при этом творческое и эстетическое начало языковой деятельности. Словообразование играет важную роль в организации языковой картины мира в любой исторический период развития языка, в том числе и в период средневековья. Элементы языковой картины мира обладают как устойчивыми свойствами, репрезентирующими непреходящие ценности в сознании народа, так и переменными свойствами, связанными с политическими, социальными, экономическими и другими условиями жизни народа в тот или иной исторический период времени. Отражение явлений внешнего мира, в процессе которого происходит его познание и оценка, осуществляется разными средствами языкового выражения, в том числе деривационными.

Производные образования составляют значительную часть словарного состава древнерусского и старорусского языка, причем часть постоянно изменяющуюся, подвижную, развивающуюся, а потому изучение этой категории слов позволяет представить особенности материальной и духовной жизни человека, его взглядов на природу и общественные отношения. Словообразовательные средства в древне- и старорусском языке не только выполняют важную номинативную функцию, но и тесно связаны с жанрово-стилистическими особенностями произведений. Словообразование сыграло значительную роль в формировании стилистического своеобразия русского языка, особенно на начальных этапах его развития, когда словообразовательные средства были четко дифференцированы по стилям употребления. Это связано с тем, что образование основных стилистических разновидностей русского литературного языка происходило в сложном процессе взаимодействия двух языковых стихий: книжно-славянской и народно-литературной, каждая из которых имела свою систему деривационных средств. Исследованием проблем исторического словообразования и исторической стилистики на протяжении многих лет занимаются ученые Казанского университета. Значительный вклад в разработку данного направления лингвистической мысли внесли профессора В.М.Марков, Г.А.Николаев, Т.М.Николаева и др.

В древнейших письменных памятниках, к числу которых относятся летописные своды, находит отражение сформировавшаяся в основных чертах словообразовательная система древнерусского языка. Она представлена рядами словообразовательных типов, отличавшихся большей или меньшей продуктивностью. Анализ производных форм позволяет проследить, какие предметы и явления окружающего мира получают интерпретацию с помощью средств словообразования.

Цель исследования заключается во всесторонней комплексной характеристике системы именного словообразования в языке русских летописей.

Для осуществления данной цели были поставлены следующие задачи:

описать словообразовательную систему древне- и старорусского языка, отразившуюся в памятниках летописного жанра;

выявить основные продуктивные и непродуктивные типы именного словообразования в сфере субстантивного и адъективного словопроизводства;

охарактеризовать синтагматический и парадигматический аспекты функционирования производных форм в языке русских летописей;

определить словообразовательную семантику производных имен с учетом синкретизма, свойственного языковым знакам;

охарактеризовать место производных имен существительных и прилагательных в лингвокультурологической парадигме летописного текста;

выявить специфические черты языковой организации разных летописных сводов;

определить роль производных образований в формировании жанрово-стилистических особенностей составляющих летописи произведений;

определить функции словообразовательных средств в истории русского литературного языка;

наметить наиболее актуальные сферы референции морфологически мотивированных языковых знаков;

определить роль производных образований в процессах номинации, в обозначении элементов внешнего и внутреннего опыта человека.

Объектом исследования является именная словообразовательная система ХI-ХV веков (древнерусского и начала старорусского периодов), отраженная в летописных текстах, а также деривационные отношения, существовавшие на этих этапах исторического развития.

В качестве предмета выступают субстантивные и адъективные словообразовательные морфемы. Разнообразие изучаемых средств было обусловлено их ролью в организации стилистического своеобразия текстов. Взаимодействие книжно-славянской и народно-разговорной языковых стихий способствовало формированию русского литературного языка изучаемого периода. Каждая из этих стихий обладала своим набором фонетических, морфологических, лексических и словообразовательных средств. Наиболее выразительными в деривационном отношении оказывались производные имена существительные. Так, образования с общеславянскими по происхождению суффиксами -тель, -ость, -(е)ние, -ьство, -ьствие употреблялись преимущественно в отрывках, связанных с книжно-литературными жанрами. Это было вызвано необходимостью передачи на славянской почве значительного пласта отвлеченных понятий. В этот период функционировали и стилистически нейтральные, немаркированные модели: образования с суффиксами -(ьн)икъ, -ьць, -ьба, нулевым – одинаково частотные в разных жанрах древнерусской письменности.

В языковой системе летописных текстов отражаются словообразовательные отношения определенного исторического периода. Все производные имена существительные распределяются по двум основным центрам словообразовательной системы – наименование лица и наименование действия. Продуктивность имен со значением лица обусловлена актуализацией в личных дериватах социального компонента значения, связанного с отражением познавательной и практической деятельности человека. Второй семантический центр словообразовательной системы представлен высокопродуктивными формами со значением отвлеченного действия. Они используются для номинации явлений, в которых отражается ценностное видение мира, в древнерусский период связанное с религиозным мировоззрением.

Кроме полей деятеля и действия, в русском языке выделяется поле вещи, которое, однако, не имеет собственных словообразовательных средств, а использует суффиксы поля деятеля или поля действия и состояния. Использование словообразовательных возможностей языковой системы в сфере номинации вещей не столь характерно для изучаемого периода, поскольку наименования предметов вещного мира представлены в большинстве случаев непроизводными образованиями, относящимися к более древнему пласту лексики, представляющими собой чаще всего деэтимологизированные формы.

Отличительной особенностью семантики производного слова является ее обусловленность значением производящей основы. Смысловая структура производного слова формируется на основе значения его составных частей. Функционирование производных слов может принимать принципиально иную форму, чем функционирование простых слов, поскольку они обладают свойством двойной референции. Производные слова обращены не только к внешнему миру, но и к миру слов, выступающих в качестве исходных языковых единиц, на базе которых формируются новые языковые конструкты с собственным содержанием и собственной предметной отнесенностью.

Таким образом, производные образования, как специфические языковые единицы, требуют особого исследовательского подхода. При анализе производных имен необходимо учитывать факторы как парадигматического, так и синтагматического плана. Слово одновременно и прикреплено к контексту, и находится в деривационных отношениях с производящим для него словом. Семантика производного слова определяется как его словообразовательными связями с производящей, мотивирующей основой, так и позицией в синтагме, в которой происходит актуализация того или иного смыслового компонента синкретичного образования или даже появление новых смыслов в составе устойчивых выражений формульного характера, столь свойственных древнерусским текстам.

Учет словообразовательных отношений позволяет выявить те семантические компоненты в производящем имени, которые послужили толчком к развитию семантики производного слова. Кроме того, двучленная структура производного слова определяет необходимость учета словообразовательного значения аффикса, который в именных частях речи выполняет разную семантическую и, что важно для древнерусского периода, стилистическую функцию. В этом существенная разница именного словообразования в сфере субстантивных и адъективных основ. У субстантивных образований суффикс семантически и стилистически маркирован. У адъективных форм суффикс семантически и стилистически недифференцирован и чаще всего связан с выражением не столько словообразовательного, сколько словообразовательно-грамматического значения, формируя различные разряды слов данной части речи.

Появление производных образований в языке – это важнейший этап эволюции языковой системы, естественно отразившийся в самых древних дошедших до нас памятниках уже в готовом виде. Многообразие структурных типов производных образований, их семантическая многоплановость свидетельствуют о сложности и разветвленности строения деривационной системы древнерусского языка. Данное обстоятельство, в свою очередь, знаменует определенный этап в развитии мышления человека средневековья, отражает его способность к восприятию сложных, отвлеченных и абстрактных понятий, пришедших вместе с принятием христианства. Именно религиозное мировидение способствовало развитию философских взглядов и представлений, самого абстрактного мышления человека средневековья, в результате чего происходило формирование в языке лексических средств выражения отвлеченных понятий.

Методы исследования. Цель и задачи исследования, специфика фактического материала, ориентация на многоаспектность изучения языковых фактов определили использование в работе ряда исследовательских методов. Семасиологический подход к анализу производных образований сочетается с ономасиологическим. Широкое применение описательно-аналитического метода в процессе работы над текстом позволило установить функциональные особенности именных производных форм и систематизировать их. Производные имена существительные и прилагательные исследуются с позиций системного подхода в функциональном и культурологическом аспектах. Специфика летописного жанра определяет использование в диссертации метода сопоставительного анализа языка различных летописных сводов, а также составляющих летописи отдельных произведений. Применение текстологического метода позволяет установить исторические закономерности изменения текста в целом и отдельных лексических единиц в частности. По мере необходимости используется статистический метод обработки материала. В качестве вспомогательных применяются методы компонентного анализа лексической семантики, метод дистрибутивного анализа лексики в стилистически маркированных и немаркированных отрывках текста. При изучении исторической семантики слова интегрируются и общенаучные методы: наблюдение, описание, обобщение, сопоставление.

Основным материалом исследования послужили наиболее выдающиеся памятники русского летописания. Самым ярким образцом русской летописи является «Повесть временных лет» (далее ПВЛ), которая легла в основу всех последующих русских летописных сводов. ПВЛ относится к памятникам монастырского летописания, поэтому в ней значительное место занимают религиозные произведения. Наиболее древний из дошедших до нас летописных сводов – Новгородская I летопись по Синодальному списку (далее НIЛ) – относится к памятникам городского летописания, в которых главное внимание уделяется описанию событий внутригородской жизни. Софийская I летопись (далее СIЛ), восходящая вместе с Новгородской IV летописью (далее НIVЛ) к общему источнику, явилась основой всего общерусского московского летописания второй половины XV и XVI веков. Один из важнейших памятников летописания XV века – Московский летописный свод 1479 г. (далее МЛС) – является памятником светского, великокняжеского летописания. МЛС отличается от традиционных летописей существенным влиянием приказного делопроизводства, откуда заимствуется текст большинства приводимых документов. Самобытным характером отличается Галицко-Волынская летопись (далее ГВЛ), дошедшая до нас в составе знаменитого Ипатьевского летописного свода (далее ИЛ) и представляющая собой вершину в развитии южно-русского исторического повествования. Кроме перечисленных и наиболее известных памятников летописания, в диссертации используются данные и других летописных сводов, созданных на Руси до XV века включительно. Привлечение в качестве материала для исследования летописных памятников, созданных в разных культурно-исторических центрах Русской земли, в разное время, разными авторами позволяет выявить целый комплекс экстралингвистических факторов, повлиявших на развитие лексической системы русского языка и связанных с социальными явлениями, с историей общественного развития, с географическим расположением и т.д. Ограничение исследования рамками летописных сводов XI-XV веков обусловлено тем, что в середине XVI века летописание начинают вытеснять другие виды исторического повествования и оно приходит в упадок.

Научная новизна диссертационного исследования определяется тем, что в нем впервые представлено комплексное описание системы именного словообразования в языке русских летописей. В работе анализируются производные имена в лингвокультурологической парадигме летописного текста, представляющей собой совокупность языковых форм, отражающих этнически, социально, исторически детерминированные категории мировоззрения. Впервые выявляются все словообразовательные типы имен существительных и прилагательных в языке русских летописей и дается их структурный, семантический, концептуальный, культурологический анализ. Осуществляется осмысление процессов деривации как основного пути пополнения словарного состава языка, прослеживается взаимодействие различных элементов языковой системы, что позволяет установить изменения в значении и условиях употребления основных словообразовательных моделей русского литературного языка XI-XV веков.

Теоретическая значимость диссертации определятся ее вкладом в решение актуальных проблем современного языкознания, связанных с решением вопросов о принципах номинативных построений, а также способах хранения и переработки информации в человеческом сознании. Проведенное исследование дает комплексное представление о системе деривационных средств русского литературного языка XI-XV веков, основных принципах словопроизводства, развитии именного словообразования. Привлечение значительного количества контекстов позволяет вскрыть механизм взаимодействия книжно-славянской и народно-разговорной языковых стихий, увидеть специфические области их референции, а также определить точки соприкосновения, пересечения, возникающие в преддверии формирования единой системы литературных норм. Вследствие стилистического анализа именных производных форм в условиях конкретного контекста устанавливается статус мотивированных языковых единиц в лексическом строе древнерусских летописей, их текстообразующая роль. Проведенное комплексное изучение производных форм в языковой системе древнерусских летописей вносит свой вклад в решение теоретических вопросов исторического словообразования, лексикологии, семасиологии русского языка.

Практическая значимость работы заключается в том, что выводы и материалы исследования дают представление о языковых особенностях значительного количества памятников письменности, являются важными источниками для создания объективной и полной истории словообразовательной системы древне- и старорусского языка. Результаты исследования могут быть использованы в лекциях и семинарах по словообразованию, исторической грамматике, исторической лексикологии и истории русского литературного языка. Разработки, представленные в диссертации, могут быть учтены при подготовке учебных пособий и спецкурсов по актуальным проблемам словообразования и лингвистическому анализу текста.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Летописи представляют собой важнейший источник изучения русского литературного языка древнего периода. В них представлена языковая картина мира, воплощена духовная культура русского народа, отражена история Русского государства, воссоздан литературный процесс средневековья. В летописных сводах отразилась ментальность русского народа и способы категоризация мышления периода средневековья, нашедшие воплощение в языке как важнейшем компоненте духовного инструментария общества. Русский язык, вобравший в себя две языковые стихии, отражает бинарность средневекового мира, включавшего мир реальной действительности и мир умозрительных религиозных представлений, закрепленных христианской традицией.

2. Языковые средства организации текста составляют лингвокультурную парадигму произведений словесного творчества. Ключевые концепты культуры, отраженные в средневековом сознании и выраженные посредством языка, участвуют в формировании понятий и создании связной картины мира. Культурные универсалии, представленные в летописном тексте, отражают особенности культурной маркированности данного типа дискурса. В языковых единицах обобщаются результаты человеческого опыта, отражается мыслительная деятельность универсума, в том числе в отдаленные во времени эпохи.

3. Летописные своды, отразившие язык своего времени в наиболее полных и многообразных его проявлениях, дают богатый материал для исследования ценностных представлений средневекового человека и позволяют реконструировать особенности его языкового сознания через анализ категорий национальной культуры, представленных в тексте. Интерпретация предметов и явлений окружающего мира с помощью средств словообразования выявляет значимые для человека элементы внеязыковой действительности.

4. В разножанровых произведениях, составляющих летописное повествование, представлены разные стилистические стихии, яркими репрезентантами которых в древнерусском и старорусском языке являются словообразовательные средства. Арсенал словообразовательных средств представлен стилистически маркированными и немаркированными аффиксами, участие которых в деривационном процессе контекстуально и содержательно обусловлено. Жанровое своеобразие летописных произведений определяет дистрибуцию определенных словообразовательных типов. Функциональные, семантические, стилистические особенности данных групп производных слов выявляются в контексте, в составе синтагм, являющихся ключевым принципом построения древнерусского текста.

5. Богатство словарного запаса русского языка начального этапа его формирования определяется богатыми словообразовательными возможностями языковой системы. Словообразование является важнейшим средством номинации, формирующим обозначения элементов внешнего и внутреннего опыта человека. Деривационный механизм языковой системы участвует в категоризации объектов внеязыковой деятельности. В производных образованиях объективируются сведения о мире, полученные человеком в процессе его деятельности. Словообразовательный акт, сопровождающийся транспозицией языковых знаков, определяет свойство производных наименований к двойной референции, отражающейся в формальной и смысловой структуре расчлененным образом.

6. Наиболее продуктивные типы именного словообразования распределяются по двум основным полям словообразовательной системы – полю деятеля и полю действия и состояния. Словообразовательные поля обладают определенным набором суффиксов, соотношение которых по продуктивности, а также по дистрибуции формирует структуру поля. Поля иерархизованы в языке, во главе иерархии стоит поле деятеля. Поле действия и состояния и поле вещи связаны с полем деятеля, причем поле вещи не имеет собственных суффиксов, а использует деривационный потенциал двух остальных полей. Основные центры системы именного словообразования выполняют строго определенную роль в организации ментально-культурного пространства языка средневековья, и в частности языка летописей.

7. Производные имена со значением лица составляют важный семантический центр словообразовательной системы русского языка. В средневековый период продуктивность имен со значением лица обусловлена актуализацией в них социального или религиозного компонента значения, связанного с представлением о месте человека в иерархии феодальных отношений, с одной стороны, и его оцениванием в соответствии с морально-этическими представлениями своего времени, с другой. Поскольку словообразованию свойствен антропоцентризм, поле деятеля составляет содержательный центр русской словообразовательной системы. С древности в языке используется целый ряд суффиксов для номинации человека, каждый их которых выполняет определенную функцию. Сформировавшийся к этому времени арсенал словообразовательных средств удовлетворял потребности подобной номинации.

8. Второй семантический центр словообразовательной системы представлен высокопродуктивными формами со значением отвлеченного действия, изучение которых в летописных текстах позволяет реконструировать духовную культуры средневековья. Производные имена со значением действия отличались от производных имен со значением лица как структурными, так и семантическими особенностями. Если имена со значением лица могли иметь разную соотнесенность, то большинство имен со значением действия – только глагольную. Если имена со значением лица чаще всего конкретны и однозначны в обозначении человека, то имена со значением действия синкретичны по семантике. Совмещение категориальных значений предметности как основной грамматической характеристики производного имени и процессуальности как основной грамматической характеристики производящего глагола приводит к развитию у данных имен наряду с основным значением действия любого из возможных значений существительного. Они способны совмещать разнообразные оттенки значения в пределах одного словоупотребления или развивать различные вторичные значения, связанные с действием. Кроме того, семантика имени действия модифицируется в зависимости от смыслового содержания мотивирующего глагола.


загрузка...