Отражение функции управления в институтах гражданского права (04.04.2011)

Автор: Харитонова Юлия Сергеевна

Сведение компетенции к одному или нескольким полномочиям, составляющим ее содержание, не решает проблемы неточности терминологии. Соотношение данных понятий заключается в том, что они должны использоваться в разных сферах права – частном и публичном. Таким образом, нет никаких оснований для разного понимания терминов «компетенция» и «полномочие» и переноса значения одного понятия на другое, поскольку это разбивает понятийное и терминологическое единство в праве и законодательстве. Понятие компетенции уместно употреблять для характеристики государственно-властных отношений, в то время как термин и понятие полномочия всегда будут принадлежать сфере частного права. Это позволит максимально упростить понятийный аппарат права, отказаться от лишнего, избежать терминологического смешения, а следовательно, упорядочить законодательство и сделать его внутренне непротиворечивым.

10. Правоспособность лица представляет собой совокупность закрепленных в законе возможностей, в числе которых присутствуют и различного рода полномочия. Полномочие всегда исходит от лица, обладающего правоспособностью. Такие возможности реализуются при наступлении определенных юридических фактов, изменяющих статус лица: оно или наделяет кого-то полномочием, или само приобретает полномочие на что-либо. При этом в результате наделения лица полномочием изменяется его статус (с наступлением юридического факта – изменением состояния), содержанием которого становятся права на односторонние действия (секундарные права). Поэтому полномочие в частном праве является не субъективным правом, а проявлением правоспособности. Полномочие представляется как право на одностороннее действие. Оно вытекает из правоспособности и проявляется как секундарное право. Между тем в некоторых случаях наделение полномочием не ведет к движению правоотношения, и последствием такого наделения становится реализация статуса, гражданской правосубъектности лица либо защита нарушенных или оспоренных прав. Следует признать, такое наделение полномочием имеет характер секундарного права. Полномочие – юридический проявляется как секундарное право – связывает уполномоченное лицо, хотя и не обязывает его. Реализация таких полномочий будет действием – юридическим фактом, существующим в действительности (заключением договоров комиссионером, фактические и юридические действия доверительного управляющего).

Полномочие может вытекать из господства лица над имуществом, из статуса лица, а также из закона, если его включает в себя статус соответствующего субъекта. Полномочия могут не зависеть от воли представляемого лица, но при этом будут связаны его интересами. Передача полномочий (перераспределение) на основании закона может ограничить возможности уполномоченного лица.

11. Полномочие может возникать из договора. В этих договорах интерес кредитора состоит в результате эффективного управления. Например, полномочие, возникающее в рамках представительства, есть основание управления. В них возникают внутренние отношения между участниками, присутствуют контрольно-отчетные обязательства. Передача полномочия порождает отношения управления между сторонами договора. В данном случае и возникает внутренне обусловленная потребность в наведении того самого порядка в действиях участников договорной конструкции, которое именуется управлением. Отношения управления возникают из обязательств о представительстве, опосредующих соответственно прямое и косвенное представительство, в том числе из обязательств агентирования.

12. Отмечая, что во всех случаях, когда закон упоминает обязательное введение управления, такие отношения опосредуются договором доверительного управления, автор утверждает, что управление чужим имуществом в данных случаях не обязательно должно оформляться договором доверительного управления.

Опека над имуществом, приравниваемая учеными к доверительному управлению, нацелена на сохранение всеми способами имущества лица, приумножение этого имущества и лишь в крайних случаях – на его расходование в целях погашения долгов собственника. В отличие от этого опека (попечительство) над лицом предполагает всемерную охрану прав и интересов подопечного лица, как имущественных, так и неимущественных, что достигается, в частности, с помощью расходования его имущества.

Из этого следует вывод, что опека (попечительство) тоже предполагает введение некоего управления имуществом, так как и без введения доверительного управления в рассматриваемой ситуации требуется и сохранение, и приумножение имущества подопечного, поскольку это отвечает интересам данного лица.

13. Управление на договорной, возмездной основе осуществляется как отношение власти и подчинения в рамках соглашения о передаче функций исполнительного органа хозяйственного товарищества или общества. Суть фактических отношений по данному договору заключается в эффективной и компетентной исполнительной деятельности, которую может обеспечить управляющая компания. Поэтому здесь возможно проведение некоторых аналогий между управленческой деятельностью собственника имущества, не являющейся его субъективным полномочием, а самостоятельной функцией. Передача компетенции не должна признаваться услугой, скорее, это функция собственности, имущества, которое должно «работать» как результат осуществления власти собственника. Таким образом, перед нами новый вид договора по управлению, имеющий частноправовой, а не публично-правовой характер.

Договор на управление является договором sui generis, что не позволяет отнести его к известным договорным институтам, поименованным в ГК. Самостоятельность типа договора выражается в том числе и посредством его основных элементов (стороны, предмет, сроки). Предметом договора между обществом и управляющей организацией является деятельность последней по осуществлению функций единоличного исполнительного органа. Речь идет о том, что предметом договора является передача не отдельных полномочий на совершение юридических и фактических действия, а прав и обязанностей соответствующего органа юридического лица управляющей компании. Таким образом, права и обязанности, передаваемые управляющей компании, и составляют предмет договора об управлении. Обязанностью управляющего становится ведение оперативно-хозяйственной деятельности общества.

14. Среди видов гражданско-правовых договоров можно выделить группу договоров об объединении, в которых осуществляется деятельность нескольких лиц по созданию общей имущественной базы для ведения определенной деятельности, которая признается совместной. Признак объединения означает, что стороны, совершая действия в рамках договора, должны преследовать одну и ту же цель. Но совместная деятельность не является самоцелью для участников таких договоров, она лишь средство достижения определенного результата – общей цели. Существенная особенность договоров об объединении заключается в специальном режиме, установленном для внесенного его участниками имущества, а также для достигнутого совместными действиями сторон результата, и прежде всего, полученных плодов и доходов. Это имущество составляет общую долевую собственность участников договора.

В данную группу могут быть включены договор простого товарищества, учредительные договоры, договоры о создании хозяйственных обществ, договоры о слиянии или присоединении, о создании финансово-промышленной группы, соглашение о создании крестьянского (фермерского) хозяйства, акционерные соглашения и соглашения участников общества с ограниченной ответственностью, соглашения о создании общин малочисленных народов и казачьих обществ как примеров самоорганизации граждан. В них обязательно предусматривается предоставление корпоративных прав, а также перераспределение полномочий управления между участниками.

При наличии разницы в данных договорных конструкциях, в них есть и много общего. Поэтому следует идти по пути выделения группы договоров, которые хотя и приводят к различным результатам в смысле создания нового субъекта права, но по процедуре исполнения одинаковы – происходит объединение усилий и имущества для достижения общей цели. Все вышеперечисленные договоры, как направленные на создание нового субъекта права, так и не имеющие результатом образование юридического лица, являются по своей природе консенсуальными, многосторонними, взаимными, возмездными. Указанные договоры подчиняются общим правилам о сделках и договорах (ст. 153 - 181, 420 - 453 ГК), если иное не установлено законом или не вытекает из существа этих договоров. Договоры данной группы часто являются непоименованными, что затрудняет их применение на практике. Хотя договоры простого товарищества могут заключаться во всех перечисленных случаях, они будут подпадать под действие гл. 55 ГК только в случаях, если полностью отвечают требованиям о создании общего имущества для достижения общей цели. Для решения данного вопроса целесообразно допустить субсидиарное применение правил гл. 54 ГК к договорам, предполагающим объединение лиц, внеся соответствующие изменения. Тогда здесь можно будет говорить и об учредительных договорах, и о реорганизации, и о создании финансово-промышленной группы (ФПГ) на договорной основе и др.

15. Имущественный комплекс как объект гражданских прав требует управления. Функция имущественного комплекса есть управление.

В случае передачи управления общим имуществом собственников жилья в многоквартирном доме управляющей организации последняя имеет обязательства по выполнению работ по содержанию и ремонту общего имущества в многоквартирном доме и предоставлению коммунальных услуг. Значение управления как специфической деятельности нельзя не учитывать при определении предмета договора управления многоквартирным домом. Правовой целью данного договора является достижение целей управления многоквартирным домом.

Создание юридических лиц - несобственников является подтверждением того, что имущество требует управления, которое представляет собой функцию собственности. Учредитель наделен правом давать задания и поручения таким юридическим лицам, осуществлять планирование их деятельности, принимать решения по ключевым вопросам и контролировать деятельность непосредственных органов оперативного управления.

16. Соглашение о соавторстве также порождает отношения управления. Основная его цель – создание и (или) использование произведения авторами, а дополнительная цель, неразрывно связанная с основной, – объединить нескольких авторов, их творческие усилия при создании произведения. Соавторство всегда связано с творческой деятельностью лиц, объединяющих свои усилия.

Таким образом, в предмет соглашения о соавторстве следует включать не просто деятельность по созданию и (или) использованию произведения литературы, науки, искусства, а деятельность по объединению либо творческих усилий авторов по созданию и использованию произведений, либо усилий авторов по использованию произведений, если соглашение о соавторстве заключается по завершении работы одного из авторов над произведением. То есть этот предмет обнаруживается в договоре и тогда, когда соглашение о соавторстве заключается уже по завершении работы над произведением, поскольку заключение соглашения в такой ситуации нередко является констатацией фактически возникшего соавторства.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования. Теоретическая значимость заключается в том, что в работе сформулирован ряд выводов, имеющих значение для науки гражданского права, а также правовой науки в целом. В диссертации обосновано новое направление в науке гражданского права – учение о категории управления в гражданском праве, сделаны выводы о природе и специфике управления в отношениях частных лиц.

Практическая значимость результатов диссертационного исследования заключается в возможности их использования в работе правотворческих органов при совершенствовании норм законодательства, опосредующих отношения управления между частными лицами, предложения по изменению и дополнению которых сформулированы в диссертации. Научные положения, обоснованные в диссертации, могут быть использованы как при совершенствовании действующего законодательства, так и при построении новой целостной системы гражданского законодательства в сфере управления.

Кроме того, они могут быть использованы в учебном процессе в рамках преподавания курсов «Гражданское право», «Предпринимательское право», специальных курсов гражданско-правового цикла, других юридических дисциплин, а также при подготовке соответствующих учебников, учебных и учебно-методических пособий.

Апробация и внедрение результатов исследования. Результаты исследования были обсуждены и одобрены на заседании кафедры гражданско-правовых дисциплин Московской академии экономики и права.

Результаты работы над диссертацией докладывались автором и обсуждались на научных и научно-практических конференциях, круглых столах и семинарах разного уровня, среди которых в первую очередь следует отметить имеющие статус международных: «К десятилетию Конституции Российской Федерации» (Москва, 4-5 декабря 2003 г.); «Проблемы унификации гражданского законодательства России, Белоруссии, Украины в связи с образованием единого экономического пространства» (Белгород, 2-3 марта 2004 г.); «Развитие гражданского законодательства стран – участниц Содружества Независимых Государств на современном этапе» (Белгород, 15-16 ноября 2007 г.); «Право на защите прав и свобод человека и гражданина (к 15-летию Конституции Российской Федерации и 60-летию принятия Всеобщей декларации прав человека)» (Москва, 4-5 декабря 2008 г.); «Актуальные вопросы развития юридической науки и практики в современных условия» (Уфа, 7-8 октября 2009 г.); «Современное состояние российского законодательства: проблемы и пути совершенствования» (Пермь, 23 октября 2009 г.); «Государство и право: вызовы ХХI века (Кутафинские чтения)» (Москва, 9 декабря 2009 г.); «Роль гражданского права в современных экономических условиях в России и других странах СНГ. Тенденции и перспективы» (Москва, 7-8 декабря 2009 г.); «Проблемы ответственности в современном праве» (Москва, 10-11 декабря 2009 г.); «Актуальные проблемы права России и стран СНГ - 2010» (Челябинск, 1-2 апреля 2010 г.); «Проблемы методологии правовых научных исследований и экспертиз» (Москва, 2-3 декабря 2010 г.).

Научные результаты диссертационного исследования нашли отражение при чтении лекций, подготовке учебной и методической литературы, проведении семинарских занятий по курсу «Гражданское право» и различных гражданско-правовых спецкурсов в Московской академии экономики и права, Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Московском городском университете управления Правительства Москвы.

Положения, выводы и практические результаты диссертации апробировались в работе по аналитическому, информационному обеспечению деятельности депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, использовались при проведении научно-практических семинаров, формировании судебной практики Арбитражного суда города Москвы и в настоящее время активно используются в практической правовой работе. Результаты диссертационного исследования содержатся и в разработанном автором специальном учебно-практическом курсе «Управление в частном праве России».

Основные положения и выводы исследования отражены автором в опубликованных работах общим объемом более 160 п.л.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав, включающих четырнадцать параграфов, списка нормативных правовых актов, материалов судебной практики и специальной литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность избранной темы, указывается степень ее научной разработанности, формулируются цель и задачи исследования, раскрываются его теоретическая и методологическая основа, научная новизна, в том числе и основные положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая значимость, приводятся данные об апробации результатов исследования.

В первой главе - «Понятие управления в российском гражданском праве» - сформировано представление о теории управления с позиций гражданского права и ее отражении в современном законодательстве исходя из данных науки о методологии как учении о структуре, логической организации, методах и средствах соответствующей деятельности.

В первом параграфе - «Управление и гражданское право: основные понятия и признаки» - исследуются основные категории управления в гражданско-правовой сфере.

В правовой сфере категория управления используется наиболее часто применительно к нормам публичного права. В ходе исследования автор приходит к выводу, что применение правовых средств, используемых субъектом, наделенным соответствующей правоспособностью, предполагает: установление правил поведения, утверждение конкретных заданий, предписание совершить определенные действия, назначение, удовлетворение законных притязаний, регистрационные действия, поощрения, контроль и надзор, разрешение споров, применение принудительных мер. Очевидно, что указанные составляющие управления присутствуют как в государственном, так и в частном управлении. Эти возможности основываются на власти. Властное полномочие представляет собой обеспеченное законом, ориентирующее требование (повеление, команда) уполномоченного субъекта определенного поведения и действий, обращенное к физическим и юридическим лицам. Рассуждая о различиях в природе власти с точки зрения частного и публичного права, автор приходит к выводу, что управление в частноправовом смысле вытекает из власти собственника, частного лица, отличной по характеру и проявлениям от власти государства или иного публичного образования.

Управление в частном праве представляет собой функцию власти в сложных организованных системах любого характера, обеспечивающих сохранение их структур, поддержание режима деятельности, направленного на реализацию их целей. По своему содержанию управление - процесс упорядоченного воздействия субъекта на объект управления. Реализация функции управления гражданского права заключается в сохранении имущества, поддержании его и максимально эффективном использовании. При этом возможны различные способы реализации данной функции.

В работе выделяются и рассматриваются основные элементы управления в гражданском праве: субъект управления; управляемый субъект; объект управления; цель управления; управленческая деятельность. Изучая особенности субъектов управления, автор отмечает, что субъектами управления на уровне организации выступают собственники капитала и нанятые ими управляющие, которые управляют сообществом наемных работников данной организации. Кроме того, в интересах права целесообразно четко отразить в законодательстве, что управление требуется не только организациям, но и неправосубъектным образованиям как объединениям лиц.

Выявлена взаимосвязь понятий «управляемый субъект» и «объект управления». Под объектом управления понимается деятельность лица, организуемая посредством плана, программы, команд управляющего субъекта, направленная в подавляющем числе случаев на имущественную составляющую. Управленческая деятельность, осуществляемая субъектом управления, направлена на изменение или сохранение целостности управляемых субъектов, которые способны понять программу и реализовать ее. Управляемый субъект, который реализует программу, выработанную субъектом управления, делает это не автоматически, а сознательно.

Анализируя вопрос определения объекта управления, автор указывает, что в первую очередь управление направлено на поведение людей, а во вторую – на имущество (например, в договоре доверительного управления имуществом). Некоторое имущество неизбежно требует управления, так же как и коллективы людей. Примером тому могут служить такие объекты гражданских прав, как имущественный комплекс и сложная вещь, как ее представляют разработчики Концепции совершенствования российского гражданского законодательства.

Автор обращает внимание на то, что цель управления в частном праве – всегда направлена на экономические либо неимущественные выгоды участников гражданского оборота. Так как управление само по себе не имеет своих целей, то цели для него задает экономика. Например, арбитражное управление может вводиться для: предупреждения банкротства и восстановления платежеспособности должника, обеспечения сохранности его имущества, погашения задолженности либо соразмерного удовлетворения требований кредиторов.

Управленческая деятельность (способ управления) в сфере гражданского оборота определяется в исследовании как идеальный образ, который содержит в себе информацию о том, какие меры следует принять субъектам управления, каким образом должны регулироваться отношения между субъектами управления и управляемыми субъектами. Признаками управленческой деятельности в гражданском праве являются систематичность, целенаправленность, направленность на обеспечение оптимального функционирования и развития объекта, связь с властью, господством над лицом или имуществом. Это господство применительно к гражданскому праву всегда присутствует в рассматриваемых отношениях.

Полемизируя с исследователями советского наследия по вопросу отнесения управления только к сфере публичного права, автор отмечает, что на современном этапе развития общества и законодательства управление не может рассматриваться так же, как рассматривалось в условиях плановой экономики. Есть основания полагать, что в гражданском обороте присутствуют отношения, основанные на координации деятельности равноправных субъектов. В отличие от административно-правового управления, построенного на началах субординации, в рамках отдельных договорных конструкций могут возникать ряд управленческих отношений и соответствующих им организационных форм, которые строятся на началах координации. Управление в этом смысле может входить в предмет гражданского права как основного раздела права частного.

Во втором параграфе - «Принципы управления в гражданском праве» - проведено исследование проявления основных начал гражданского права в сфере управления.

Автор исходит из того, что принципы гражданского права носят общеобязательный характер, будучи, как правило, прямо закрепленными в правовых нормах. Их соблюдение и учет при рассмотрении конкретных правовых ситуаций являются обязательными требованиями закона. Следовательно, и управление в гражданском праве будет строиться исходя из основных начал гражданского права. Отсутствие в публичном праве автономии воли и равенства участников регулируемых отношений может служить одним из основных ориентиров в разделении понятий «управление» в гражданском (частном) и публичном праве. Исследовав понятия равенства и равноправия в теории права, конституционном и гражданском праве, автор приходит к выводу, что управление, полномочия на совершение каких-либо действий связаны со статусом лица. В реальной жизни формальное равенство применяется к фактически неравным людям, отличным друг от друга по бесчисленному количеству оснований. А в сфере правового регулирования эти фактические различия между людьми предстают как различия в их субъективных правах.


загрузка...