Германские политические партии в процессе и после объединения Германии: механизмы конкуренции и тенденции эволюции (03.11.2008)

Автор: Спасский Евгений Новомирович

Западно-германские ХДС и СДПГ составляли два основных полюса притяжения, как в ФРГ, так и в ГДР. Их программные стратегии в решении германского вопроса были главной осью, вокруг которой вращалась тематика других германских партий. В рамках этого альянса СвДП выступала с типичными либерально-экономическими требованиями, делая упор на минимальное государственное вмешательство в реконструкцию восточно-германских земель. Особым её условием было требование о превращении Восточной Германии в зону с низким налогообложением, которое, ввиду складывающейся финансовой ситуации, было впоследствии снято. ХСС же, в лице своего председателя Т. Вайгеля, являвшегося одновременно министром финансов, был также активным участником создания экономической стратегии объединения Германии.

«Зелёные» были единственной значимой западно-германской организацией, которая в течение определенного периода выступала принципиальной противницей национального объединения Германии. Исходя из своего понимания политики, они предполагали существование двух германских государств в демилитаризованной, свободной от блоков Европе.

Программные установки восточно-германских объединений были ориентированы на аналогичные разработки родственных группировок из ФРГ. Подобно тому, как и там, водораздел в отношении национально-государственного объединения Германии проходил между левыми и правыми партиями. Так ПДС и организации, входившие в Союз 90, дольше других отстаивали положение о государственной самостоятельности ГДР, в основе которого лежали надежды на формирование нового национального самосознания восточных немцев. Восточно-германские социал-демократы, ориентируясь на родственную им партию в Западной Германии, увязывали национальное объединение с европейским процессом, одновременно оговаривая постепенность его осуществления. Как и их коллеги в ФРГ, СДПГ ГДР настаивала в начале на объединении согласно статье 146 Основного закона Федеративной республики. Правые группировки - ХДС и НСС - требовали скорейшего присоединения ГДР к ФРГ в соответствии со статьей 23 западно-германской конституции.

Второй параграф «Функция артикуляции и агрегирования общественных интересов» раскрывает вопрос о том, насколько партиям в ходе политического соперничества удалось отразить и синтезировать интересы своих адресных групп.

Государственное объединение означало в первую очередь кардинальное изменение судеб восточных немцев, не говоря уже о том, что это было связано с прекращением юридического существования ГДР. Западно-германские же избиратели, в целом приветствуя объединение, не отводили ему роль самой важнейшей из всех проблем. В этой ситуации позиция О. Лафонтена, сделавшего упор на социально-экономические и финансовые издержки объединительного процесса, имела под собой определенные основания и отражала, в известной мере, настроения западно-германского электората. Однако его «антинациональный аффект», который снискал себе симпатии избирателей «зелёных», не находил отклика у национально настроенных избирателей как СДПГ, так и приверженцев других партий. Но несмотря на своеобразие своей позиции, кандидат в канцлеры от СДПГ следовал курсу, который в целом поддерживался партией. Главные темы О. Лафонтена - социальные аспекты объединения, критика его чрезмерного темпа, вполне согласовывались с мнением СДПГ и её избирателей. Поэтому электорат СДПГ в старых федеральных землях, несмотря на её внутрипартийные разногласия, продолжал оставаться стабильным. В той же мере это можно было сказать и о сторонниках ХДС/ХСС. Христианский альянс, по мнению избирателей, были более компетентен в решении экономических проблем, вопросов борьбы с преступностью и т.д., то есть там, где его опыт оценивался всегда выше, чем политика СДПГ. После введения в действие договора о валютном союзе, правительственные партии стали считаться и более сведущими относительно проблем объединения Германии. Но сама тема объединения, как уже говорилось, не являлась для жителей Западной Германии настолько важной, что могла бы обусловить значительную переориентацию избирателей в пользу блока ХДС/ХСС.

Западно-германские «зелёные» были единственной организацией, которая в течение долгого периода выступала против национально-государственного объединения Германии. В этом позиция партии существенно расходилась с требованиями её приверженцев. Почти четверть избирателей «зелёных» еще в ноябре 1989 г. одобрительно отнеслась к плану, предложенному Г. Колем. В начале 1990 г. уже абсолютное большинство их сторонников высказывалось в пользу объединения. В то же время, когда к лету 1990 г. партия изменила свою позицию в этом вопросе, треть её электората продолжала выступать принципиальной противницей объединения.

Если западно-германский электорат был социально детерминирован и политические группировки программно представляли интересы своего традиционного электората, то в Восточной Германии ситуация была совершенно иной. В условиях, когда устойчивые связи между партиями и избирателями отсутствовали, артикуляция интересов обусловливалась актуальными, на данный момент, вопросами, а также вариантами их решений, которые предлагал тот или иной партийный кандидат. Без сомнения, что проблемой номер один для восточных немцев являлось объединение Германии. После того, как в ГДР в течение немногих месяцев сложилась партийная система во многом аналогичная западно-германской, основными конкурирующими партиями здесь стали также СДПГ и ХДС. Ориентируясь на эти объединения, восточно-германский избиратель имел в виду стоящие за ними родственные организации Западной Германии, а также политику, проводимую их лидерами - Г. Колем и О. Лафонтеном. Взятый с самого начала федеральным канцлером курс на форсированное объединение Германии гораздо в большей степени совпадал с устремлениями восточно-германского электората, нежели та политика, которой следовал О. Лафонтен. Несмотря на то, что темп объединения, который диктовали правительственные партии ФРГ не находил абсолютной поддержки у населения ГДР, всё-таки главным здесь было наличие общественного консенсуса по поводу самого факта национально-государственного объединения, против чего выступал кандидат в канцлеры от СДПГ.

ПДС и Союз 90 дольше других настаивали на сохранении двух германских государств, в чём их позиция в начальный период была сходна с позицией «зелёных» ФРГ. Однако, отражая интересы определённой части избирателей, их точка зрения в значительной мере расходилась с требованием о национальном объединении, звучавшем среди основной массы населения ГДР.

Таким образом, подводя итог рассмотрению этой партийной функции, можно резюмировать, что программные стратегии правых группировок в отношении германского объединения, а также их практическая реализация, в большей степени соответствовали настроениям избирателей.

В третьем параграфе «Функция мобилизации избирателей и членов политических партий» рассматривается способность партий в ходе объединительного процесса интегрировать свой членский и электоральный потенциал.

В ФРГ в рассматриваемый период правительственные и оппозиционные группировки особенно наглядно демонстрировали различную степень внутрипартийной мобилизации. В СДПГ отношение к проблеме объединения Германии вызвало размежевание в рядах её руководства, вылившееся в июне 1990 г. в острый внутренний кризис. Он отразился не только на популярности О. Лафонтена и его партии среди общей массы избирателей, но и вселил неуверенность в её электорат. Согласно опросам общественного мнения, проведенным в ФРГ, уже в июле 1990 г. среди сторонников оппозиции проявились пораженческие настроения. Если споры в СДПГ были обусловлены различными подходами в выработке политических стратегий, то «зелёные» были охвачена внутренним кризисом, который в меньшей степени был порожден конкретной ситуацией 1990 г. Республиканцы, внушавшие так много опасений альянсу ХДС/ХСС, также были парализованы внутрипартийной борьбой. Сплочённость правительственных группировок ФРГ резко контрастировала по отношению к разногласиям в рядах оппозиции. Накануне общегерманских выборов более 80 % сторонников ХДС/ХСС поддерживали Г. Коля в его германской политике, тогда как в рядах СДПГ лишь каждый второй одобрял в этом вопросе позицию О. Лафонтена.

В отличие от ФРГ, в ГДР основные политические оппоненты - ХДС и СДПГ - находились в составе действующего кабинета министров. Если среди западно-германских социал-демократов раскол произошел в вопросе отношения к объединению Германии, то размежевание в СДПГ ГДР проходило между сторонниками и противниками вхождения партии в восточно-германское правительство. Впоследствии, войдя в него, социал-демократы не сумели сформировать за время пребывания там свой собственный профиль, что обусловило уменьшение партийных рядов. В противоположность СДПГ, восточно-германскому ХДС удалось еще с начала 1990 г. стабилизировать свой состав. Электорат демохристиан также оставался весьма устойчивым. Для либералов ГДР было характерно то, что они были представлены сразу тремя организационно самостоятельными партиями, разногласия между которыми не позволили им создать единую организацию вплоть до общегерманского объединительного съезда. Однако подобно ХДС, восточно-германские либералы продолжали сохранять значительный по численности состав.

Оппозиционные партии ГДР находились в состоянии структурного кризиса, хотя и обусловленного различными причинами. Внутри ПДС продолжалась борьба между платформой демократического социализма и менее влиятельной коммунистической платформой. Количество её членов в течение 1990 г. продолжало катастрофически сокращаться. Между группировками, образовавшими Союз 90, также существовали разногласия. Летом 1990 г. внутри объединения едва не произошел раскол ввиду различного отношения его членов к западно-германским «зелёным», которые занимали негативную позицию в вопросе объединения Германии. Численность его электората колебалась на уровне нескольких процентов.

Таким образом, в ГДР, в отличие от ФРГ, степень мобилизованности и сплоченности партий и их избирателей не зависела от принадлежности к правительственному или оппозиционному лагерю, однако, как и в Западной Германии, восточно-германские правые группировки, за исключением НСС, превосходили в этом организации левого спектра.

Четвёртый параграф «Общегерманские выборы 2 декабря 1990 года» посвящён анализу итогов межпартийной конкуренции в процессе объединения Германии.

Первые общенациональные выборы подвели итог партийной борьбы в год германского объединения, легитимно закрепив достижение государственного единства Германии. Возникшее в их результате соотношение политических сил на германской партийной арене сохранялось в течение первой половины 1990-х гг. Особенно триумфальным избрание 12-го бундестага стало для ХДС и СвДП, которые значительно увеличили свой политический вес в объединённом государстве, а их лидеры – Г. Коль и Г.-Д. Геншер, снискали лавры национальных героев.

Характеризуя результаты выборов в ракурсе формирования общегерманской структуры партийно-электоральных связей, следует сделать вывод, что партийные ориентации восточно-германского населения в начале 1990-х гг. были гораздо меньше социально детерминированы, чем у жителей Западной Германии. И хотя политические партии воспринимались в глазах населения, как представляющие специфические групповые интересы уже в масштабе всей страны, очертания их избирательных пропорций, ввиду изменений, происходящих в социальной структуре Восточной Германии, в этот период ещё не обрели своей законченной формы.

Заключительный параграф второй главы «Организационное объединение германских партий» рассматривает структурные аспекты формирования общегерманской партийной системы.

Рассматривая межпартийное объединение в организационном аспекте, следует констатировать, что общегерманская система явилась результатом слияния родственных (за исключением ПДС и левых формирований прежней ФРГ) восточных и западных группировок. Хотя процесс интеграции у различных партийных акторов имел свои особенности, которые обуславливались соотношением сил, подлежавших слиянию формирований, всё же ввиду того, что западно-германские организации почти во всех отношениях доминировали над восточно-германскими, правильней было бы говорить о присоединении партий бывшей ГДР к родственным политическим образованиям ФРГ. Ожидаемого в процессе этого объединения программного прорыва со стороны восточно-германских группировок не последовало. Их влияние на создание общегерманского партийного профиля в рамках отдельных организаций было незначительным. Исключение составило лишь образование партии Союз 90/Зелёные.

Четвёртая глава диссертации «Тенденции эволюции политических партий после государственного объединения Германии» содержит комплексный анализ развития основных партийных группировок в рамках единого государства.

Первый параграф «Христианско-демократический союз» рассматривает программные установки, партийно-электоральный состав, результаты участия в выборах, а также статус и влияние в партийной системе одной из двух народных партий.

ХДС, сумевший извлечь максимальные политические дивиденды из объединения страны, вместе с ХСС продолжал доминировать на партийной сцене Германии в первой половине - середине 1990-х гг. Одним из факторов, способствовавших преобладанию в этот период демохристиан над их главным оппонентом – СДПГ, явилось наличие значительной электоральной поддержки в новых федеральных землях. Вместе с тем задача внутреннего объединения Германии и груз социально-экономических проблем, накопившийся в стране, оказался не под силу правительственной коалиции, ведомой ХДС. Следствием этого стало сокрушительное поражение в 1998 г., обнажившее внутренние проблемы христианских демократов. Уход из большой политики Г. Коля предопределил последующую ротацию партийного руководства, в результате которой партию возглавила А. Меркель, вышедшая из рядов восточно-германского ХДС. В это же время демохристиане утрачивают доминирующее положение среди избирателей на территории экс-ГДР.

Характеризуя современное состояние партии, следует заключить, что в объединённой Германии ХДС продолжал оставаться перед лицом тех же проблем, которые имели место на рубеже 1980-х – 1990-х гг. В их числе старение электората и его сокращение в силу растущего атеизма населения, снижение численности партийных рядов. По своему социальному облику христианские демократы являются организацией, представляющей интересы предпринимателей, служащих и чиновников, при этом на востоке члены партии отличаются от своих западных коллег превосходящим представительством рабочих и пенсионеров.

Несмотря на то, что в 2005 г. демохристианам удалось вернуть себе статус правящей и самой влиятельной партии (вместе с ХСС), итоги выборов в 16-й бундестаг стали свидетельством снижения их электоральной поддержки до уровня 1998 г. Ввиду этого ХДС вынужден был разделить правительственную ответственность с СДПГ. Таким образом, ближайшие перспективы христианских демократов зависят от того, насколько успешными будут действия «большой коалиции», возглавляемой А. Меркель.

Во втором параграфе «Христианско-социальный союз» исследуется место и роль ХСС в партийной системе объединённой Германии.

Для Христианско-социального союза объединение Германии имело своим следствием уменьшение его политического веса не только потому, что границы деятельности партии были по-прежнему очерчены территорией Баварии. Ликвидация германского раскола знаменовала собой окончание прежней эпохи исторического развития, в которой значимость ХСС питалась во многом противостоянием двух общественных систем.

История ХСС в единой Германии, как и ранее, неразрывно связана с биографией его старшего партнёра по альянсу, вместе с которым он синхронно переживал взлёты и падения политического влияния. В настоящее время приходится констатировать, что в силу уменьшения избирательной поддержки, которое испытывают народные партии, и роста значимости третьих группировок, прежде всего, «зелёных» и Левой партии, Христианско-социальный союз превратился в аутсайдера германской партийной сцены.

Однако, несмотря на все перипетии, происходящие на партийной сцене ФРГ, позиции ХСС в Баварии остаются незыблемыми. Залог его политической стабильности коренится прежде всего в состоянии земельной экономики, которая на фоне остальных регионов выглядит весьма успешной даже во времена кризиса. Общенациональный же статус партии обусловлен не только вхождением в федеральное правительство, но и той ролью, которую она играет во взаимоотношениях со своим старшим партнёром по христианскому альянсу. Формулируя своё собственное видение в таких вопросах, как эмиграционная политика, европейская интеграция, уголовное законодательство, ХСС выступал в качестве самодостаточной политической силы, не опасаясь идти на обострение отношений с ХДС. Ввиду этого Христианско-социальный союз по-прежнему остаётся партией баварской принадлежности с общегерманским призванием.

Третий параграф «Свободная демократическая партия» посвящён новейшей истории германских либералов.

СвДП стала единственной из значимых партий, которая по итогам выборов 1990 г. смогла существенно увеличить своё политическое влияние. Кроме того, в результате организационного слияния восточных и западных либералов, она впервые встала на путь превращения в массовую партию. Получив большие электоральные дивиденды в год ликвидации германского раскола, партия впоследствии стала втягиваться в полосу кризиса. Наряду с тем, что свободные демократы должны были делить с партнёрами по коалиции ответственность за социально-экономические последствия объединения Германии, в начале 1990-х гг. в их руководстве началась смена поколений. Пик кризиса пришёлся на 1998 г., когда правящая коалиция на выборах в 14-й бундестаг потерпела сокрушительное поражение, а либералы, получив один из худших в своей истории результат, едва удержались у границы избирательного порога.

С середины 1990-х гг. господствующим направлением в СвДП становится правоцентристкое, установки которого нашли воплощение в новой партийной программе (Висбаден, 1997 г.).

На рубеже столетий партия преодолевает кризисное состояние. Если на выборах в 15-й бундестаг либералы ещё оставались пятыми по числу полученных голосов, то в 2005 г. они вновь завоевали третье место на политической сцене, что, однако, не позволило СвДП вернуться к власти.

Оценивая нынешнее положение СвДП в партийной системе Германии, следует констатировать, что, если формирование в ней двух блоков в 1990-е гг. ликвидировало монополию либералов на выполнение функции создания коалиционного большинства, которой они обладали в прежней ФРГ, то снижение влияния народных партий и, как следствие, возникновение пятипартийности в начале XXI столетия, лишило свободных демократов гарантированного участия в осуществлении правительственной власти. Несмотря на то, что, как показал партийный кризис 1990-х гг., нижние пределы избирательной поддержки СвДП не опускаются ниже 5 %-ной отметки, длительный период пребывания либералов в оппозиции может подорвать основы их электоральной среды.

Четвёртый параграф «Социал-демократическая партия Германии» анализирует развитие и современное состояние СДПГ.

Политическая биография СДПГ в объединенной Германии распадается на три периода. Первый – с момента государственного объединения по 1998 г., когда партия находилась в оппозиции; второй - с осени 1998 г. по осень 2005 г., когда социал-демократам дважды удавалось приходить к власти в составе не имевшей ранее аналогов в германской истории «красно-зеленой» коалиции. После выборов в 16-й бундестаг партия начала отсчёт нового этапа своей политической биографии, будучи участником реанимированной почти четыре десятилетия спустя «большой коалиции», ведомой, как и в 1966-1969 гг., канцлером от ХДС. С точки зрения конкуренции со своим основным соперником, а ныне правительственным партнёром – блоком ХДС/ХСС, СДПГ, в рассматриваемый отрезок времени достигла почти равного баланса, отражением которого и стало формирование последнего кабинета министров.

Одной из её задач в этом соперничестве являлось создание стабильной электоральной базы в новых федеральных землях, с помощью которой она могла бы устранить избирательный дисбаланс, сложившийся там в пользу христианского альянса в первой половине 1990-х гг. Хотя с 1998 г. СДПГ стала доминировать на территории бывшей ГДР, эта задача для неё вряд ли осталась решённой. Стабильно низкой остаётся и величина членского состава социал-демократов в Восточной Германии.

Оценивая место СДПГ в системе идеологических координат, необходимо отметить, что за последнее десятилетие она эволюционировала с левого фланга политического спектра в сторону его центра. Однако, смещаясь в середину, социал-демократы подвергли себя риску нарушения баланса интересов между новым электоратом и своими традиционными сторонниками, укоренёнными в рабочей и профсоюзной среде. Подтверждением этому служит то положение, в котором оказалась партия после принятия законов Хартца и «Повестки 2010», оцененных её коренными избирателями как отход от основополагающих принципов социал-демократической политики.

Итоги выборов 2005 г. позволили социал-демократам вновь остаться у власти. Но более значимой и важной, чем просто удержание власти, является для СДПГ задача обеспечения долгосрочных политических перспектив, позволяющих партии сохранить высокую степень общественной поддержки и на равных конкурировать со своими соперниками в партийной системе.

В пятом параграфе «Союз 90/Зелёные» прослеживается эволюция партии «зелёных» в объединённой Германии, результатом которой стала превращение её в укоренённую политическую группировку.

«Зелёные» после четвертьвекового пребывания на политической арене ФРГ вошли в пору своей зрелости, переживая на фоне традиционных группировок период роста и стабилизации общественного влияния. Внутрипартийные структурные реформы, программно-мировоззренческие изменения, приобретение правительственного опыта, способствовали превращению Союза 90/Зелёных в полноправного соучастника партийной сцены. Нынешняя фаза устойчивого развития «зелёных» обусловлена, не в последнюю очередь, исчезновением тех внутрипартийных течений, которые определяли лицо организации в 1980-е гг.


загрузка...