Взаимодействие музыкальных культур: принципы, механизмы, результаты (03.10.2011)

Автор: Каяк Аннета Борисовна

жанрово-видовое многообразие их музыкальной практики.

Изложенные вначале исходные теоретические основания составили аналитическую базу для изучения взаимодействия конкретных музыкальных культур в диахронном и синхронном измерениях. В соответствии с представленными направлениями анализа были рассмотрены влияния межкультурных взаимодействий на музыкальные культуры отдельных эпох (античность, средневековье, Возрождение, Просвещение, новое, новейшее время); результаты межцивилизационных взаимодействий трансрегионального характера (Западная Европа(Ближний Восток, Западная Европа(Латинская Америка, Латинская Америка(Африка(США) в разных странах, а также внутри одной страны (Россия(СССР). Этому анализу посвящены третья глава «Информационно-семантические стороны взаимодействия музыкальных культур в исторической и современной динамике (на примере ряда цивилизаций)» и четвертая глава «Специфика музыкального взаимодействия в рамках Русско-Европейской цивилизации».

В настоящее время наиболее длительный период времени существуют музыкальные системы западноевропейской (христианской) цивилизации: интеграционные процессы в музыке отчетливо проявляются здесь в течение 1000-1200 лет. Вслед за этим следует указать на арабско-мусульманский мир, где такие процессы действуют на протяжении 600-700 лет.

Процессы формирования и эволюции информационно-семантического поля Российской цивилизационной системы в силу исторической специфики её существования были относительно замедленны. Особенно затяжными были периоды знакомства многочисленных составляющих её этносов с музыкой друг друга, а также взаимодействия и близкого знакомства, вновь присоединяющихся этносов с уже сложившимися принципами и структурами музыкального обмена. В российском обществе долгое время не было механизмов, стимулирующих этническое сближение составляющих его народов. Интенсивность музыкального обмена, подражания, заимствования начинает возрастать здесь примерно 100-150 лет назад. А реальный творческий синтез музыкальных культур, свидетельствующий о наличии общего цивилизационного поля, осуществлялся в основном в советский период.

Еще более молодую цивилизационную систему представляет собой культура латиноамериканских стран: она формировалась в новое время, начиная с эпохи Возрождения. Здесь культурное взаимодействие облегчалось относительной изолированностью материка и устойчивой численностью этносов-субъектов этого процесса. Латиноамериканская музыкальная культура сложилась в цивилизационную информационно-семантическую в последние 100 лет.

Музыкальная культура США на первых этапах формирования (XVII в.) представляла собой лишь ответвление западноевропейской (главным образом английской, ирландской) музыки. 100-150 лет тому назад в её рамках складываются общенациональные признаки. В целом национальная культура США, в том числе музыкальная культура этой страны не приобрели цивилизационного характера, хотя они формировались как полиэтнические образования с высоким уровнем активности носителей.

Музыка исследованных сообществ различна по этноцивилизационному происхождению и наличию донорского потенциала. Так, западноевропейская культура уходит корнями в этнические культуры многочисленных варварских народов, занимавших к VIII веку н. э. эту территорию. Основу музыкальной семантики Западной Европы составляли античное наследие, а также строй, эстетика музыки христианских богослужений (григорианский хорал, мессы, полифоническое пение). Музыка современного типа (сонатно-симфонические, оперные, романсные формы, жанровое многообразие, стилистические различия) формируется в новое время, в контексте национальных культур народов Западной Европы. На разных этапах этого периода музыкальными донорами становятся разные народы, но наиболее влиятельными в рамках западноевропейской цивилизационной музыкальной моделью оказались итальянские, французские, австро-немецкие эстетические принципы. В последнее столетие музыканты Западной Европы охотно заимствовали информационно-семантические элементы для обновления сложившихся форм музыкальной практики и импульсы для своего творчества из других цивилизационных регионов.

Этнической основой музыкальной культуры мусульманского мира стала звуко-музыкальная традиция арабов (народные инструменты, монодийное пение), развившаяся в тесной взаимосвязи с распевно-стихотворным речитативом. Семантическая база этой музыкальной цивилизационной модели во многом формировалась под влиянием ислама. Религиозный мелос, правда, не получил здесь углубленного развития (он представлен в основном суфийской музыкой и звуковыми традициями коллективного чтения Корана). Но ислам не препятствовал развитию у разных народов своих этнонациональных музыкальных форм. Содержательно они не выходили за рамки музыкальной эстетики, однако светские жанры из музыкальных народов достаточно многообразны.

Все это обусловило формирование общей музыкальной традиции с универсальным композиционно-исполнительским ядром(макомно-мугамным циклом, существующим во множестве этнонациональных форм и вариантов, питающимся народными традициями разных этносов(семитских, тюркских, иранских и др. Музыку этого цикла отличает наличие жесткого канона, четкий метроритм, сочетающийся с экспрессивностью танцевального тапа, высокой эмоциональной насыщенностью, возможностями индивидуальной импровизации (творческого «обыгрывания» канона). Эта музыкальная традиция и поныне сохраняет связь с фольклорной основой и непосредственную передачу музыкальных навыков от поколения к поколению, воспроизводя таким образом культуру устного профессионализма. Музыкальная практика народов мусульманского мира не проявляет тенденции к механическому копированию современных ритмов, но не замыкается только в своих традициях.

Музыкальная культура Российской цивилизации по этнонациональному составу представляет собой сложное образование. Здесь во взаимодействии участвуют наибольшее количество этносов, представляющих разные культурно-цивилизационные ареалы. Интегрирующим ядром стала русская музыкальная культура, которая поначалу формируется на основе восточнославянского пения. В X в. русская культура интегрирует в свое информационно-семантическое поле богослужебный мелос восточного христианства (православия). В ХVШ-ХIХ в.в. высшие слои русского общества совместно с нарождающимся корпусом профессиональных композиторов и исполнителей осваивают светскую музыку западноевропейской цивилизации, обогащая тем самым русскую традицию. С этого времени в русской музыке углубляется различие между народной и профессиональной, тяготеющей к западноевропейским основам, ориентациями музыкальной культуры. Выдающиеся русские композиторы пытаются соединить черты отечественного мелоса и западноевропейской музыкальной цивилизационной модели. Их усилия породили мощный пласт национальной музыки современного типа (сонатно-симфонические, оперные, вокально-инструментальные формы), но наметившееся расхождение так и не было преодолено.

Многовекторные процессы развития русской культуры-донора придают процессам взаимодействия внутри российского сообщества особенно сложные формы, затрудняя формирование цивилизационного информационно-семантического поля. До XIX в. музыкальные культуры народов России пребывали в полуизолированном состоянии. И лишь постепенно нарастают процессы обмена между конфессиональными и религиозными сообществами, социальными слоями. К началу XX в. формируются основы российского музыкального информационно-семантического поля. В советский период появляются отчетливые свидетельства развития этого художественно-звукового пространства: оно интегрирует элементы музыкальных культур разных народов СССР. В настоящее время музыкальное пространство России характеризуется кризисом цивилизационной идентичности. Ценностные ориентации аудитории и профессионального сообщества поляризуются: с одной стороны, проявляется тенденция к заимствованию популярных мировых образцов; с другой - стремление к реставрации этнических традиций. Цивилизационн - интегративные механизмы музыкальной информационно-семантической системы ослаблены.

Для этнических корней музыкальной культуры латиноамериканской цивилизации характерна гетерогенность другого рода. В её рамках интегрировались звукомузыкальные субстанции двух до этого не соприкасавшихся цивилизаций, различающихся типами и историческим этапом развития(индейской и западноевропейской (испанская и португальская культурные традиции). Позже к процессам взаимодействия подключились представители племен Центральной и Южной Африки. На первом этапе взаимодействия донором становится религиозная и светская музыка Испании. Однако формирование цивилизационно-музыкального поля Латинской Америки происходило при участии всех этноцивилизационных субъектов(индейского, европейского (испанского, португальского), африканского. В результате в южной части Американского континента формируется музыкальная система цивилизационного уровня, особенно ярко проявившаяся в народных песнях и танцевальных ритмах, а также в профессиональном композиторском творчестве. Цивилизационно-музыкальная модель Латинской Америки характеризуется ярко выраженными самобытными качествами ритмики, мелодики, эмоционального строя. Она широко представлена в мировой музыкальной практике, придавая современным произведениям особую экзотичность.

Этнокультурные корни музыки США заметно отличаются от генетических основ латиноамериканской музыки. На севере континента из процесса взаимодействия были исключены аборигенные сообщества. В формировании общенациональной музыки активное участие принимали выходцы из Европейских стран с преобладанием англичан и ирландцев. Но европейская музыка исполняла донорскую роль лишь в небольшой степени (хотя белые граждане лидировали в хозяйственной, политической практике, в других видах искусства). В формировании национальной модели музыки США важное место принадлежит представителям афро-американской части населения, что следует считать беспрецедентным событием в контексте многосоставных сообществ нового времени. Не сохранив музыкальных традиций своих предков, афро-американцы коренным образом преобразовывали музыку выходцев из Европы, внеся в нее такие оригинальные формы, как спиричуэльс, блюз, рэгтайм и др.

Общенациональная модель музыки США формировалась в условиях сосуществования множества неукорененных этномузыкальных элементов и форм, которые привнесли с собой выходцы из разных стран. Поэтому музыка США, вбирая в себя разные культурно-цивилизационные признаки, не имела прочной основы в виде местных традиций. Она рождалась как прорыв в новое полиритмическое пространство, в отточенную технику исполнения, на особые энергетические и динамические позиции. Семантика американской музыки складывалась в противовес канонам европейской эстетики через близость к повседневной реальности, ироничное отношение к жизни, открытое выражение эмоций. Заразительная ритмика, броская эмоциональность способствовали широкому распространению современной американской музыки во всем мире. Особого внимания заслуживает тот факт, что она целенаправленно насаждается через организационно-коммерческие механизмы культурной политики США. Неудивительно, что в этом качестве она вызывает сопротивление со стороны адептов укорененных этнонациональных и цивилизационных традиций в разных регионах мира.

Обобщение результатов анализа выделенных культурно-цивилизационых музыкальных пространств, позволяет сделать вывод, что современные процессы музыкального взаимодействия во многом определяются сдвигом в области коммуникативных и информационных технологий. Однако их влияние неоднозначно. С одной стороны, глобальные коммуникативные процессы ведут к расширению культурного плюрализма в рамках музыкального пространства каждой страны, увеличению поля взаимодействий, позволяющего удовлетворять различные запросы. С другой стороны, упрощается музыкальная культура отдельных народов, стереопизируются музыкальные формы, усредняются художественные вкусы.

Стремление преодолеть нынешние издержки массовой музыкальной культуры проявляются в творческих поисках профессиональных композиторов, музыкантов-исполнителей, стремящихся выделить и синтезировать конструктивные начала, заложенные в художественно-звуковом опыте разных народов и цивилизационных сообществ. Эта тенденция указывает на сознательный поиск организующих, развивающих основ музыки, позволяющий представителям разных народов и цивилизационных сообществ успешно взаимодействовать в сложных и динамичных современных условиях

Заключение.

В ходе сравнительного анализа музыкальных культур выдвинутые в работе гипотезы подтвердились. Были выявлены универсальные предпосылки музыкального формообразования, которые делают возможным обмен музыкальной информацией между странами и обусловливают наличие межцивилизационных принципов такого обмена. Были также определены специфичные конфигурации механизмов, характерные для межкультурного обмена между странами, принадлежащими к одной и той же и к разным цивилизациям. Особое внимание было уделено соотношению преемственности и инноваций в контексте исторического взаимодействия музыкальных культур на внутрицивилизационном и межцивилизационном уровнях. Наконец, были намечены перспективы динамики отношений между музыкальными культурами, рассмотренными в диссертационном исследовании.

Осуществляясь в контексте глобальных процессов, интенсивное взаимодействие музыкальных культур и цивилизаций создает условия формирования новых транснациональных и трансцивилизационных механизмов, порождающих универсалии музыкальной культуры, общие для всего человечества. Благодаря их наличию на новом этапе музыкального взаимодействия каждая музыкальная культура, включаясь в интенсивное взаимодействие с другими, может обогащаться обобщенным мировым опытом и одновременно сохранять свой самобытный характер. Более высокий уровень сбалансированности культурного взаимообмена народов мира позволит на основе таких универсалий и при помощи механизмов самоорганизации сформировать новое музыкальное пространство с общезначимой звуковой семантикой, ритмикой, звукорядом. В его состав могут войти содержательные элементы и формы, присущие музыкальным моделям разных культур, что позволяет существующим цивилизационным и культурным сообществам повысить степень эффективности взаимодействия в области музыки. Все это открывает перед людьми возможности решать новые, более сложные проблемы организации отношений с динамичным окружением, более приспособленными для этого эстетическими средствами.

Основные положения и выводы диссертационного исследования отражены в публикациях

I. Монография.

Каяк А.Б Методология исследования культурных обменов в музыкальном пространстве. М., 2006. 13,5 п.л.

II. Научные статьи, опубликованные в журналах рекомендованных ВАК.

1. Каяк А.Б Конструктивный подход к анализу процессов формообразования в культуре (на примере музыки). Личность. Культура. Общество М., 2000. Т. II. Спец. вып. С 212-215. 0,7 п.л.

2. Каяк А.Б. Исторические механизмы взаимодействия музыкальных культур // Наука о культуре: итоги и перспективы. Научно-информ. сб.- Вып. 4- М.., изд РГБ, 2001.С. 2-17. 1,0 п.л.

3. Каяк А.Б. Процессы взаимодействия музыкальных культур в арабо-мусульманском мире // Культура в современном мире: опыт, проблемы, решения. Научно-информ. сб.- Вып. 2- М.: изд. РГБ, 2003. С. 48-65. 2 п.л.

4. Каяк А.Б. Взаимодействие музыкальных культур: механизмы функционирования // Обсерватория культуры. №3. 2006. С. 10-19. 1,7 п.л.

5. Каяк А.Б. Истоки своеобразия музыкальных культур //Обсерватория культуры. № 5.2007. С. 9-17. 1,5 п.л.

6. Каяк А.Б. Русско-евразийская цивилизация: взаимодействие музыкальных культур // Полигнозис. № 1-4. 2007. С. 76-96. 2 п.л.

7. Каяк А.Б. Ислам, музыка и идентичность //Международный научный общественно-политический ж. «Азия и Африка сегодня». № 3. 2008. С. 77-79. 0,5 п.л.

8. Каяк А.Б. Взаимодействие музыкальных культур народов России // Обсерватория культуры. № 1.2008. С. 26-35. 1,5 п.л.

9. Каяк А.Б. Становление цивилизационной музыкальной модели в странах Латинской Америки (с конца XV века до нашего времени) // Музыковедение. №5. 2008. С. 36-42. 1 п.л.

10. Каяк А.Б. Межкультурные и межцивилизационные закономерности и механизмы развития музыкального взаимодействия // Полигнозис. № 2. 2008. С. 105-124. 2,2 п.л.

11. Каяк А.Б. Процессы музыкального взаимодействия в условиях глобализации // Полигнозис. № 3. 2008. С. 144-150. 1 п.л.

12. Каяк А.Б. Временные эффекты и устойчивые последствия процессов музыкального взаимодействия и их критерии // Вестник славянских культур. № 2. 2009. М.: ГАСК, 2009. С. 25- 30. 1 п.л.

13. Каяк А.Б. Особенности взаимодействия музыкальных культур российской цивилизации (1Х- нач. ХХ вв.) // Вестник славянских культр. № 1-2. 2008. М.: ГАСК, 2008. С. 64-86. 2 п.л.

I I I. Научные статьи, учебно-методическая литература, тезисы докладов и выступлений, брошюры.

Каяк А.Б. Временные эффекты и устойчивые последствия процессов музыкального взаимодействия и их критерии //Вестник славянских культур. №2. 2009. М.: ГАСК, 2009. С. 25-30. 1 п.л.

Каяк А.Б. Особенности взаимодействия музыкальных культур в российской цивилизации (IX- нач. ХХ вв.) //Вестник славянских культур. № 1-2. 2008. М.: ГАСК, 2008. С. 64-86. 2 п.л.

Каяк А.Б. Музыкальный взаимообмен: эффекты и последствия //Традиции и инновации в современном культурно-образовательном пространстве России. Материалы Международной научно-практической конференции (26-27 мая 2009.) /32 ч. ч. I. /Отв. Л.А. Рапацкая. М.: РИЦ МГГУ им. М.А. Шолохова, 2009. С. 96-101. 0,7 п.л.


загрузка...