Общее и этнокультурное в русском и английском речевом этикете (02.08.2010)

Автор: Рисонзон Светлана Альфредовна

В деловом и семейном общении различается и использование средств смягчения воздействия на адресата. Если в деловой беседе, по данным нашего материала, на снижение категоричности речи, смягчение просьбы и требования, отказа и критики направлена каждая третья тактика (580 употреблений – 35%), то в семейных дискурсах – только каждая девятая (97 – 11%). По данным нашего материала, наиболее распространены четыре этикетных тактики смягчения просьбы: чаще всего говорящие обосновывают просьбу: Па-а-п! Я уроки делаю// Сделай потише!, а также компенсируют побуждение адресата к действию употреблением ласкового обращения: Мамуль/ ты его (внука) не возьмёшь? Я только в душ быстренько//; используют косвенную форму просьбы, ограничивающую давление на адресата: Ты мне массаж не сделаешь? Рука отваливается// и маркер вежливости пожалуйста: Пойдёшь (на улицу)/ мусор захвати пожалста//.

Члены семьи стараются отметить успехи, пусть даже маленькие, но заметные в повседневном обиходе, и выразить адресату доброжелательность и симпатию. Теплые отношения коммуникантов проявляются в одобрении и похвале, обычно эмоциональных, когда говорящий удовлетворяет желание собеседника быть замеченным: Борщ сегодня изумительный!.

Многие исследователи СО обращают внимание на редукцию этикетных норм в семье (А.Н.Байкулова; А.В.Занадворова и др.), это подтверждается и в нашем материале при анализе ЭС благодарности и извинения. Если в деловом общении благодарность «сохраняет лицо» адресата и создает или поддерживает репутацию вежливого человека, то в разговоре членов семьи это не так актуально, потому что взаимопомощь и поддержка приняты. Члены семьи не ожидают благодарности за каждую оказанную услугу: помощь привычна и соответствует социальным ролям членов семьи. В нашем материале говорящие выражают признательность за выполнение только одной рутинной обязанности: они благодарны жене/ матери за приготовленный обед (завтрак/ ужин): (отец дочери после обеда) Спасибо тебе// – На здоровье//. Но даже это встречается не во всех семьях. Благодарность обычно относится к конкретной помощи, и часто это действия, выполняемые довольно редко.

Этикетное действие извинения, по данным нашего материала, в СО редуцировано еще сильнее, и в изучаемых дискурсах отмечены только единичные формулы, в основном, употребляемые детьми.

Таким образом, результаты проведенного анализа показывают, что речевые действия, гармонизирующие взаимодействие членов семьи и их отношения, востребованы широко, хотя в разных семьях по-разному. Говорящие используют ЭС с доминирующей этикетной функцией (601 – 55%) несколько чаще речевых средств, у которых эта функция вторична (483 – 44%), но которые очень важны для сохранения отношений близких людей. Специализированные ЭС в семейном разговоре востребованы довольно редко (128 – 12%). Отмеченное в исследовании гармонизирующее семейные отношения поведение характерно далеко не для всех даже благополучных и дружных семей, многие из указанных выше ГД в них могут быть не приняты. В некоторых же семьях отсутствие ГД приводит к постоянной напряженности, конфликтам и даже скандалам. Но в нашей работе исследуется не степень конфликтогенности речи, а способы ее гармонизации, поэтому дискурсы конфликтогенного СО, в котором замечание вызывает обиду, а невинная просьба – возмущение, автору данной работы известны, но они не входят ни в предмет, ни в объект исследования.

В разделе 4.2. рассмотрена этикетная составляющая английского семейного общения. Из-за трудностей, связанных с записью разговоров в английских семьях, для анализа был использован материал Scottish Corpus of Texts and Speech, представляющий общение родителей и пятилетних детей, которое, с одной стороны, имеет основные характеристики семейного дискурса, с другой, это особое межличностное взаимодействие, особый подъязык (А.В.Занадворова; S.Ervin-Tripp и др.). Отношения родителей и маленьких детей отличаются от отношений с другими членами семьи: они асимметричные не только по статусу, но и по уровню компетенции, в том числе важной для нашего исследования коммуникативной компетенции. Естественное для родителей и маленьких детей чувство любви и нежности делает их общение более эмоционально насыщенным.

Анализ общения родителей и детей показал, что коммуниканты выполняют широкий спектр гармонизирующих действий, используя разнообразные речевые средства с этикетной функцией (см. рисунок 7):

– собеседники сохраняют атмосферу согласия (498 – 30%), согласуя свое действие, вырабатывая единое мнение; проявляя согласие с высказанным собеседником мнением или принятым им решением;

– члены семьи постоянно поддерживают коммуникативный контакт (445 – 26%), усиливая эмоционально-психологическую интеграцию собеседников интимно-личностной ориентацией общения, выражением доброжелательности и любви, использованием шуток и игр; поддерживая обратную связь и совместный коммуникативный обиход; приветствуя и прощаясь:

– родители и иногда дети проявляют внимание к потребностям и желаниям адресата, заботу о нем, интерес к событиям в его жизни (322 – 19%);

– говорящие повышают коммуникативную роль адресата (181 – 11%), высказывая одобрение и похвалу; благодаря; извиняясь;

– коммуниканты смягчают воздействие на адресата (234 – 14%), смягчая побуждение; снижая категоричность речи; ослабляя несогласие и неудовольствие.

Рис.7. Этикетная составляющая английского семейного общения

Родители и дети находятся в постоянном коммуникативном контакте, выражая доброжелательность и любовь, поддерживая обратную связь с говорящим и совместное обиходное поведение, приветствуя и прощаясь.

– You're welcome, sweetheart. Используемые при этом речевые средства создают условия эмоциональной интеграции и близости членов семьи: Fitt else do you love? – You and Dad. – Aw thank you! Aren't you a sweetie pop. Настроенности на одну эмоционально-психологическую волну способствуют шутки и игры, часто развивающие ребенка.

Обычно в качестве сигналов внимания используются чаще всего aye, а также yeah, right, mhm Uh-huh. В английском СО этикетные знаки поддержания контакта с говорящим используются очень широко, это одни из наиболее востребованных ЭС. В результате частого использования этикетная роль закрепилась за ними как одна из доминирующих, и они являются высоко конвенциональными. Широкое распространение средств поддержания обратной связи в семейных дискурсах подтверждает предположение, что они относятся к этнокультурному РЭ.

. Такие, на первый взгляд, информационные речевые действия не только несут информацию, но и создают для членов семьи психологический комфорт. Информационное и гармонизирующее назначение таких извещений настолько тесно переплетаются, что трудно однозначно определить доминирование одной из функций.

Члены семьи часто проявляют внимание к потребностям и желаниям друг друга, заботу и участие, интерес к событиям в жизни собеседника, которая проходит вне семьи. В исследуемых дискурсах подавляющее большинство таких этикетных действий выполняется родителями (281 – 87%), в их речи часто встречаются такие вопросы: Does that feel alright?; Does that feel fine?; Is that fine?. Выражение заботы, внимания связано с сообщением или запросом информации, но при этом происходит и гармонизация как разговора, так и отношений матери/ отца и ребенка.

В изучаемых дискурсах родители проявляют внимание к желанию, расположенности ребенка к каким-либо занятиям, действиям: Ah, you wanted to do that?, его интересам, например, к фильмам, книгам, играм, его оценке, удовлетворенности занятием, психологическому комфорту: Is it fun?. В разговорах отмечен также интерес к еще небогатой личной жизни детей, например, к событиям прошедшего дня: And what else have you done today. Часто в таких высказываниях сочетается намерение родителей показать, что увлечения, занятия ребенка небезразличны старшим, что они разделяют его интерес, а также стимулировать ребенка мыслить, рассуждать. Дети, по данным нашего материала, редко заботятся о родителях. Только в четырех семьях из четырнадцати отмечено проявление заботы и внимания детьми.

Анализ материала показывает, что для ребенка эффективным стимулом выполнения различных заданий служит не только проявление заботы родителей, но и одобрение, похвала, которые часто реализуются в их речи: (сын наливает средство для мытья посуды) Okay can you manage to tip it? What a good boy. Одобрение, как правило, выражается при наличии даже незначительного повода, а если ребенок сделал что-то существенное, например, вымыл посуду, нарисовал картинку и т.п., используется «водопад» похвал, причем разнообразных: (сын помогает матери готовить печенье) Well done! That's a boy. Good lad. Good lad.

Повышает коммуникативную роль адресата и два других гармонизирующих субжанра, которые отличаются тем, что их средства специализированы для выражения этикетной информации: благодарность и извинение.

В семейном общении коммуниканты не только удовлетворяют потребность собеседника, прежде всего ребенка, быть замеченным, но и стремятся смягчать давление на адресата при побуждении его к действию, выражении несогласия, упрека или своего мнения, оценки, хотя и делают это, как показывает материал, далеко не всегда: Let me see you doing your star. Наиболее востребовано косвенное выражение просьбы, подчеркивающее, что говорящий не настаивает на своей просьбе, понимая, что побуждение ограничивает его свободу, и поэтому предоставляет ему выбор. Для косвенной просьбы коммуниканты используют, в основном, формы, декларирующие зависимость от возможности выполнения действия и желания адресата: (сын моет посуду) Can you dry it? Will you put it away now?. Коммуниканты стремятся смягчить воздействие не только при побуждении, но и при выражении своего мнения: Right, it's time I think we stopped, okay?; I think you should take Mummy's hand. Даже в непринужденном разговоре членов семьи с пятилетними детьми речевые навыки и ожидания ограничения категоричности речи остаются у английских коммуникантов актуальными. Говорящие не постоянно, как в деловой беседе, но все же регулярно показывают адресатам, что не считают свое мнение истиной в последней инстанции, что возможны другие точки зрения. Но частота употребления таких средств намного ниже, чем в деловой беседе: 2 и 10 средств на 1.000 словоупотреблений соответственно. Кроме того, в отличие от деловой беседы, ЭС ослабления категоричности речи в семье не так разнообразны и более шаблонны. При этом востребованность этих средств в разных семьях значительно различается.

Родители стараются смягчить и свое недовольство, когда дети шалят, проявляют нетерпение, упрямство и другие не лучшие качества, чаще всего используя при этом ласковые обращения: (сын пытается ускорить выпечку печенья: открыть духовку, добавить огонь и др.) F1107. I'll gie you a tastie a now. Oh silly pup.

Таким образом, анализ одной разновидности английского СО – общения родителей и детей, как и русского общения в семье, показал, что гармонизация в СО так же важна, как и в других сферах, и она осуществляется посредством разнообразных речевых действий, распространенных в разной степени. В английском СО, по данным нашего анализа, речевые средства с доминирующей этикетной функцией используются несколько чаще (941 употребление – 56% от их общего количества), чем средства, этикетная роль которых вторична (739 – 44%), но, несмотря на это, во многом способствующих гармонизации семейных разговоров. При этом специализированные ЭС востребованы редко (168 – 10%). Вследствие конвенциональности и частой повторяемости гармонизирующих средств, многие из них характеризуются высокой степенью стереотипности (1147 – 68%).

В разделе 4.3. сопоставлены результаты анализа этикетных составляющих русского и семейного общения, выявлено общее и этнокультурное.

I. Гармонизация и в русском, и в английском СО так же важна, как и в других сферах, но здесь конвенции общения связаны с такими его характеристиками, как психологическая близость коммуникантов, стремление оказать эмоциональную поддержку, эмпатия, доверительность, поддержание взаимосвязи в виде постоянной взаимоориентированности. Гармонизация СО, обусловленная одинаковыми прагматическими факторами, и в русских, и в английских семьях реализуется одинаковым арсеналом речевых действий: поддержание коммуникативного контакта, в том числе эмоционального, проявление внимания к близким и забота о них, сохранение атмосферы согласия, смягчение воздействия и признание их успехов и достижений даже в повседневном обиходе. Однако степень востребованности этих ГД разная, можно думать, что она во многом зависит от существующих в семье традиций, от индивидуальной манеры речи и, думается, от пола говорящего. Кроме того, соотношение используемых коммуникантами речевых средств, этикетная функция которых доминирует или вторична по отношению к информативной роли, а также специализированных этикетных единиц в русском СО почти идентично такому соотношению в английском (доминирующая функция: 473 – 44% и 773 – 46% соответственно, вторичная: 483 – 44% и 739 – 44%, специализированные ЭС: 128 – 12% и 168 – 10%).

II. Вместе с тем, частота и приоритеты гармонизации русского и английского СО различаются существенно. По данным изучаемых дискурсов, в русских семейных разговорах востребованность ГД в 1,5 раза меньше, чем в английских (1068 раз и 1680 раз соответственно). В русском и английском СО средняя частота употребления гармонизирующих средств на 1.000 словоупотреблений составляет 37 и 54 раза соответственно. Хотя английский материал имеет свои особенности (использовался только открытый микрофон, это общение родителей и пятилетних детей), можно думать, что распространение тех или иных ГД отражает ценности и традиции этнической культуры. Так, коллективизм и эмоциональность, свойственные русской культуре, проявляются в частом по сравнению с другими ГД поддержании эмоционального контакта и проявлении заботы и внимания к близким, что встречается и в английских дискурсах, но реже (контакт поддерживается в русском СО 372 раза – 34%, в английском 445 – 28%; внимание проявляется 288 – 27% и 322 – 20% соответственно). Толерантность и такт – одни из основных ценностей английской культуры – приводят к частому проявлению согласия, которое стремятся сохранить и русские коммуниканты, но делают это реже (498 – 31% и 257 – 24%).

Основные закономерности гармонизации СО, отмеченные при анализе реальных дискурсов, проявляются и в художественных текстах, хотя в художественной литературе разговорная речь только стилизуется. Отражение этикетной составляющей СО в художественных произведениях изучалось нами на материале русской и английской литературы (романы Л.Улицкой, Д.Рубиной, О.Анисимовой и D.Steel, J.Picoult, K.Edwards). Анализ СО в художественных дискурсах показал, что персонажи используют способы гармонизации (о которых говорилось в разделах 4.1. и 4.2), востребованные в реальном общении. Однако по сравнению с реальным СО, распространение гармонизирующих средств в художественных дискурсах имеет свои особенности: писатели, стремясь охарактеризовать атмосферу дружной семьи, часто усиленно используют наиболее показательные для этого средства поддержания коммуникативного контакта и эмоционально-психологической интеграции, в том числе проявления любви и нежности: Как у тебя дела, солнышко? Ты какая-то усталая сегодня. –  Всё хорошо, папочка, не волнуйся;  (разговаривают супруги, прожившие вместе много лет) I love you Harry, she said happily. – I love you too, а также средства смягчения отказа, упрека и побуждения, проявления внимания и заботы. Кроме того, распространены средства, необходимые для понимания дискурса читателем, и средства ориентации речи на собеседника (последние в реальном СО, по данным нашего материала, употребляются намного реже). Однако в целом и в русских, и в английских художественных дискурсах гармонизирующие усилия предпринимаются говорящими реже, чем в реальном СО: по данным количественного анализа, в русских произведениях средняя частота использования средств гармонизации составляет 26 на 1.000 словоупотреблений (в естественной речи 37), в английских – 42 (в реальном общении 54).

Вместе с тем, анализ средств гармонизации СО, показанного в русских и английских романах, подтвердил этнокультурные различия, отмеченные в естественной речи членов семьи. Как видно из приведенных выше цифр, в речи персонажей отражается обычный для русской и английской речевой культур уровень проявления внимания к адресату, который выше в английских семьях. В русском общении чаще, чем в английском, поддерживается эмоциональный контакт, а в английских разговорах чаще снижается категоричность речи, выражается одобрение, похвала и сохраняется атмосфера согласия.

Таким образом, в художественных произведениях, где показан обиход семьи и внутрисемейные отношения, писатели используют речевые средства, гармонизирующие СО, для создания художественных образов, стилизуя, но при этом и отражая основные способы гармонизации семейных разговоров, востребованные в реальных дискурсах. Реализация конвенций СО имеет этнокультурные особенности, поэтому степень распространения ГД в русских и английских дискурсах различна. Но общая указанная выше цель русских и английских писателей приводит в художественных дискурсах, по сравнению с реальными, к сокращению этнокультурных различий.

Этикетная составляющая дружеского общения (раздел 4.4.) определяется следующими характеристиками дискурса: это неофициальная, обыденная межличностная коммуникация хорошо знающих друг друга людей с равным коммуникативным статусом. Обычно в общении друзей есть общая апперцепционная база, определенные коммуникативные ожидания, доверительность, общие ценности и восприятие окружающего мира, неравнодушное отношение к собеседнику, готовность внимательно отнестись к его мнению и совету, допускают обсуждение личных тем. Все это влияет на использование ЭС.

Материал исследования составляют записи русских и английских дружеских бесед (28.803 и 28.835 словоупотреблений соответственно) подруг среднего (далее СВ) и молодого (МВ) возраста, сделанные в конце двадцатого и начале двадцать первого века (хранятся на кафедре русского языка и речевой коммуникации СГУ или включены в Scottish Corpus of Texts and Speech).

В гармонизации семейного и дружеского общения (ДО) много общего: ГД в разговоре подруг, как и в СО, характеризуются диффузией информативного и фатического; некоторые конвенции СО реализуются и в ДО, поэтому тождественны и соответствующие ГД. Подруги часто поддерживают коммуникативный контакт, осуществляя обратную связь с говорящими и показывая интерес к сообщаемому, иногда проявляют внимание к собеседницам и интерес к волнующим их событиям, сохраняют атмосферу согласия, довольно редко смягчают воздействие на адресата и повышают его коммуникативную роль. В семейном общении спектр гармонизирующих действий шире и выше их частота. Из всех типов речи, проанализированных в нашей работе, средняя частота ГД в общении подруг самая низкая (см. данные ниже). По сравнению с СО, где речевое поведение коммуникантов прежде всего соответствует социальным ролям жены/ мужа, матери/ отца, в ДО сильнее проявляются психологические типы языковой личности (С.А.Сухих): коммуникативные лидеры и поддерживающие разговор, реагирующие на реплики, иногда монологи лидеров.

Внутрижанровая вариативность ДО, по данным и русских, и английских дискурсов, проявляется в различной частоте (приоритетности) тех или иных ГД в беседах подруг среднего и молодого возраста. Собеседницы СВ прикладывают для гармонизации общения больше усилий (русские 388 – 61% от общего количества употреблений, английские 687 – 61%), чем молодые (русские 243 – 39%, английские 435 – 39%), при этом чаще всего проявляя согласие, отражающее позитивную, «солидарную» тональность разговора, в то время как подруги МВ чаще всего употребляют средства направленности речи на адресата и привлечения его внимания.

Английские этнокультурные конвенции, выявленные в других жанрах, проявляются и в беседах подруг: в них, прежде всего, принято поддерживать обратную связь с говорящими (702 – 62%) и стремиться к согласию, показывая кооперативные намерения (246 – 22%). Несколько выше, чем в русских дискурсах, и частота использования ЭС (39 и 30 на 1.000 словоупотреблений соответственно). В русском ДО коммуникативный контакт поддерживается разными способами (226 – 36%), распространено также проявление внимания к адресату, интереса к событиям в его жизни (179 – 28%). Примечательно, что и в русских, и в английских беседах речевые действия подруг часто направлены на усиление эмоциональной интеграции с собеседницами, но если в английских дискурсах, по данным нашего материала, это достигается шутками, то в русских – шутки распространены у молодежи, а у коммуникантов СВ чаще отмечено солидарное возмущение чем-либо.

Таким образом, потребность в гармонизирующих усилиях, распространение ЭС и их приоритетность в беседах подруг отличается от других исследованных жанров и даже от общения в семье. Вместе с тем ГД, выявленные при анализе ДО, подтвердили, что и в русской, и в английской речевой культуре способы гармонизации межличностной обыденной коммуникации существенно отличаются от институционального общения. При этом степень конвенциональности речевых средств, способствующих взаимодействию подруг, имеет этнокультурные особенности.

В заключении подведены итоги исследования. В результате анализа гармонизирующих речевых действий, выполняемых говорящим в пользу адресата, в трех сферах общения (деловой, СМИ и обыденной, с привлечением отдельных наблюдений и в других сферах) и выявления закономерностей гармонизации речи доказана целесообразность широкого понимания РЭ. Для гармонизации общения коммуниканты выполняют широкий спектр речевых действий, соответствующих различным конвенциям. Такие действия могут реализовывать социокультурные конвенции – общие для многих этносов (приветствие, прощание, благодарность и т.д.), ставшие правилами речевого поведения, когда практически каждый следует им и практически каждый ожидает, что все остальные тоже следуют им (D.Lewis). Но кроме того, в разных сферах коммуникации, гипержанрах и типах речи сформировались свои конвенции речевого поведения. Поскольку речевой реализацией конвенций общения является речевой этикет, то к этикетным относятся не только часто ритуализованные речевые средства, имеющие модальность долженствования, то есть нормативные выражения в типичных ситуациях речевого этикета (извинение, знакомство, приглашение и др.), но и многие другие средства, социально одобряемые и принятые для гармонизации взаимодействия и отношений с собеседником. Некоторые из них рекомендованы риторикой и включены в толкования английских словарей. Поэтому в проведенном исследовании РЭ рассматривается как конвенциональные речевые действия, выполняемые говорящим в пользу адресата в соответствии со статусно-ролевыми и межличностными отношениями коммуникантов, коммуникативной целью и другими прагматическими факторами, не только в фатической речи, но и в информативной.

При таком понимании РЭ стало необходимым разграничение этикетных средств не только на специализированные и неспециализированные (В.Е.Гольдин), но среди вторых выделение ЭС с доминирующей функцией и ЭС с недоминирующей – вторичной функцией, в которых информативная и фатическая их роль синкретично переплетены. Использование всех типов ЭС подчинено этнокультурным и жанровым конвенциям в разной степени.

Анализ эмпирического материала показал, что общение гармонизируют речевые действия (тесно переплетенные с невербальными средствами), во многом соответствующие общим для русской и английской речевых культур представлениям о социально одобряемом речевом поведении:

– смягчение воздействия на адресата,


загрузка...