Гипонимия в лексической системе русского языка (на материале глагола) (02.08.2010)

Автор: Котцова Елена Евгеньевна

Гипонимические связи слов привлекают внимание лингвистов как важнейший способ парадигматической организации лексики, как когнитивный аналог родо-видовых отношений в русской концептосфере.

Становление когнитивной семантики как одного из ведущих направлений когнитивной лингвистики позволило по-новому посмотреть на результаты исследований в области лексической семантики, на возможности систематизации, категоризации словарного состава языка с опорой на концепты. Гипонимия тесно связана с когнитивной семантикой, так как обусловлена экстралингвистическими факторами. Процессы категоризации знаний на основе родо-видовых отношений концептов и отражение этих процессов в лексике естественного языка еще недостаточно исследованы. Между тем анализ особенностей моделирования гипонимических связей слов является неотъемлемой частью исследования закономерностей построения языковой картины мира. Выделение родовых понятий является одним из важнейших процессов мышления, членящим тот или иной класс в соответствии с членением реального мира.

Исходным положением в нашем исследовании является то, что концептосфера и лексическая система языка тесно связаны между собой и поэтому допускают изучение их как единой системы (А.П. Бабушкин, В.Б. Гольдберг, З.Д. Попова, Т.В. Симашко, И.А. Стернин и др.). Лексические парадигмы, такие как тематические и лексико-семантические группы, в контексте когнитивной лингвистики стали рассматривать как концептуальные классы, множество слов и множество объектов и вещей, представляющих целое. Так же можно интерпретировать и гипонимические группы. В рамках когнитивного подхода критерии гипонимии были представлены с позиций прототипического ядра и периферии. В частности, было установлено, что гипонимические группы имеют ядерную и периферийную зоны, а также нежесткую границу с другими лексико-семантическими парадигмами (синонимами, тематическими и лексико-семантическими группами).

Прототипический подход к анализу семантических связей слов представляет особый интерес, так как он допускает нежесткость внутренней структуры разных лексико-семантических объединений слов и границ между этими языковыми множествами, выделение центральных, более типичных, элементов, или прототипического ядра, и непрототипических, менее типичных, элементов.

В ходе когнитивно-семантического анализа гипонимов были определены и сформулированы основные составляющие прототипического подхода применительно к гипонимии. Термины когнитивной лингвистики используются в нашей работе в следующих смыслах:

1. Прототип – сравнительно новый термин, еще не имеющий метаязыковой определенности, дефиниционной однозначности в лингвистике (Н.П. Анисимова, А.П. Бабушкин, Л.Г. Бабенко, Н.Н. Болдырев, А Вежбицкая, В.З. Демьянков, Дж. Лайонз, Р.М. Фрумкина, З.А. Харитончик и др.), хотя прототипический подход к анализу лексических явлений представляется весьма продуктивным. Он употребляется в работе в двух значениях: а) как лучший, типичный представитель, образец, стереотип (А.П. Бабушкин), семантический прототип (Дж. Лайонз) категории (гипонимии), гипероним или гипоним, наиболее отвечающий критериям гипонимических связей в лексической системе, входящий в прототипическое ядро гипонимической группы; б) как концепт, обладающий совокупностью прототипических – повторяющихся, частотных – признаков. Если концепты могут представлять разные типы форматов знания (понятия, фреймы, схемы и др.), то прототипы как образцы лексико-семантической категории (гипонимии) могут соотноситься с такими понятиями, как гипероним – семантический «образец» гипонимической группы, отражающий общее значение членов гипонимической группы; как образцовая гипонимическая группа и ее ядерная часть.

2. Под гиперонимом понимается концепт-классификатор, «семантический прототип», репрезентирующий в языке типичные признаки «естественного (или культурного) рода» (Дж. Лайонз), которые содержатся в семантике всех видовых слов одной гипонимической группы; например, собака – гипероним-прототип группы овчарка, бульдог, спаниель, такса и др.

3. Под прототипическими признаками гипонимической группы как концепта-схемы понимаются «образцовые» характеристики членов группы (гиперонима и гипонимов) и ее структуры (прототипический центр и периферия, или зона непрототипических явлений).

4. Прототипическую, или ядерную, часть гипонимической группы образуют гипероним как наиболее яркий образец категории, или суперконцепт, слово-стимул для гипонимов, и гипонимы как наиболее частотные «культурно обусловленные ассоциаты» (термин Э. Рош). Например, двигаться – идти, ехать, плыть, лететь (реже – дрейфовать); готовить – жарить, печь, варить (реже – тушить); пить – чаевничать (реже – кофейничать, бражничать); птица – воробей, ворона (реже – какаду); ягода – малина (реже – крыжовник) и др. Гипонимы ядерной части группы – это нейтральные частотные однозначные слова или слова в исходных прямых значениях, в семантической структуре которых содержатся гиперсема и гипосемы, отражающие, соответственно, ближайшее родовое значение и видовые отличия.

Непрототипическую, периферийную, зону гипонимических групп в языке составляют синонимы гипонимов, слова в образно-переносных значениях, стилистически окрашенная (просторечная, разговорная, высокая), пассивная (новая и устаревшая) лексика, а также лексика ограниченного употребления – термины, профессионализмы, жаргонизмы и диалектизмы: баниться – мыться в бане, неводить – ловить рыбу неводом, рэповать – танцевать рэп и др.

Были выявлены следующие прототипические критерии гипонимических связей глаголов и существительных в языковой системе:

1. Гипонимические связи опираются на объективную организацию системных связей слов в языке и формируются между элементами, один из которых включающий, подчиненный (гипоним), имеет более богатое содержание, конкретизирует общий, включенный, элемент (гипероним), занимающий более высокий ярус иерархии.

2. Характер смысловой оппозиции между родовым и видовым словами ( привативный: значение родового слова включается как общая сема (гиперсема) в значение видового, но в семантике последнего содержится еще и качественное видовое отличие (гипосема). Слова с видовым значением образуют эквонимическую оппозицию – по содержанию видового отличия.

3. Можно выделить три вида семантических отношений гиперонима и гипонимов в структуре гипонимической группы: а) родо-видовое (гиперонимия: дерево ( береза); б) видо-родовое (гипонимия в узком смысле: береза (дерево); в) видо-видовое (согипонимия: береза ( осина).

4. Полноценная по объему группировка, позволяющая представить реализацию всех трех видов отношений гипонимов, – трехчленная. Такая гипонимическая группа включает один гипероним и минимум два слова с видовым значением – гипонима.

5. Многозначное слово в разных значениях (ЛСВ) может входить в состав разных гипонимических групп.

Рассмотрим прототипические характеристики слов с родовым и видовым значениями.

Слово с родовым значением (гипероним): а) обладает большей степенью абстракции, более широким значением, чем соотнесенное с ним значение видового слова. Оно противопоставлено видовому значению по отсутствию гипосемы того или иного типа: танцевать (гипероним) – вальсировать (гипоним: ‘Танцевать вальс’ [MAC]), полькировать (гипоним: ‘Устар. Танцевать польку’ [БАС]); б) характеризуется частотностью употребления в естественном языке как слово с более широкой семантикой и развитой синтагматикой; в) допускает более активную синонимическую замену видовых слов в речи: готовить (= печь) пироги; готовить (= жарить) котлеты; готовить (= варить) суп, кашу; г) отличается простотой морфемного состава, отсутствием именной мотивированности, в отличие от многих гипонимов (вальсировать – вальс): исполнять, покрывать, изображать, сообщать, двигаться, готовить и др.; д) может выступать в качестве гиперонима на разных уровнях родо-видовой иерархии. Например, глагол красить является гипонимом в составе группы I ступени членения с гиперонимом покрывать, а в группе II ступени членения – гиперонимом: покрывать – маслить, красить (гипоним) и др.; красить (гипероним второго уровня членения) – белить, синить, зеленить, охрить, сандалить, золотить-2, серебрить-2 и др. Способность одного слова выступать в качестве гиперонима и гипонима на разных уровнях абстракции подтверждает многоступенчатый характер гипонимических связей слов.

В качестве гиперонимов обычно выступают не слова с предельно широкой семантикой (человек, существо, предмет, делать, быть), а лексемы, обозначающие менее абстрактные понятия (чувство, двигаться, работать и т.п.) и обобщенно-конкретные предметы материального мира (дерево, мебель, растение, одежда, строение и т.п.).

Слово с видовым значением (гипоним): а) обладает более конкретным и членимым на семантические признаки значением; как правило, это однозначное, реже – двузначное слово; б) характеризуется наличием в структуре значения семы, существенной для гипонимических связей, например: группироватъ (гипоним) – ‘Объединять в группу’ (гипосема ‘результат действия’); в) имеет двухсемную прототипическую семантическую структуру, которая моделируется по схеме «гиперсема + гипосема»; г) отличается меньшей частотностью употребления; это характерно в особенности для видовых слов с узким значением, относящихся к нижней ступени родо-видовой иерархии: буравить (гипоним) – сверлить буравом; д) находится в отношениях эквивалентности с другими гипонимами в составе гипонимической группы: содержит в значении не только общую гиперсему, но и одинаковый тип видового отличия и противопоставляется другим гипонимам по содержанию этого признака, что исключает взаимозамену видовых слов в тексте: петь не тождественно танцевать, общий гипероним исполнять; е) как правило, гипоним более сложен по морфемному составу; у глаголов он часто образуется в результате лексемного свертывания глагольно-именной синтагмы, где позицию главного слова занимает гипероним: чаевничать – ‘Пить чай’; ж) при функционировании в речи гипоним реже способен заменять слово с родовым значением, только в пределах своего круга синтагматики: исполнять стихотворение = читать (гипоним) стихотворение, но не арию, танец и т.п.

Общая часть значения гипонимов находит языковое выражение в виде гиперонима-лексемы, которая репрезентируется в словарных дефинициях гипонимов. Например, глаголы белить, охрить, румянить, сандалить, сурьмить имеют общую семантическую модель: гиперсема красить (= гипероним группы) + гипосема ‘орудие или средство осуществления действия (вид краски)’.

Трудность решения поставленных в исследовании задач во многом объясняется различиями в подходе к гипонимическим связям, которые наблюдаются в их лингвистической интерпретации. Это вызвало необходимость определения исходных позиций в подходе к гипонимии, которую можно рассматривать в двух аспектах, в зависимости от разных уровней лингвистической абстракции, представлений о слове. Определение места гипонимии в лексико-семантической классификации слов связано с разграничением широкого и узкого понимания этого вида парадигматических связей в лингвистике.

На высшем уровне лингвистической абстракции, на которой слово выступает в словаре, истолкование опорных понятий рода и вида проводится в широком плане ( как языковых универсалий (Дж. Лайонз, В.Г. Адмони, А.А. Уфимцева и др.). В широком смысле гипонимию понимают как универсальное логическое отношение включения, лежащее в основе всякой иерархической классификации, от грамматических значений частей речи как вершины семантической обобщенности значений до привативной семантической оппозиции гипонимов и даже индивидуальных именований: предмет – существо – животное – собака – Жучка. Гипонимические связи выступают при этом как уточняющие в иерархии значений слов.

На ином уровне лингвистической абстракции представлений о слове, промежуточном между словом в словаре и словом в речи, когда оно рассматривается в ряду других слов, гипонимические связи выступают как межсловные отношения, как особый вид лексико-семантических связей слов (Ш. Балли, М.В. Лысякова, Г.А. Матлина, Ю.Д. Скиданенко). Мы исходим из узкого понимания гипонимии как самостоятельной классифицирующей лексико-семантической связи, обусловленной опорой на привативную оппозицию интегрирующих и дифференцирующих признаков в значениях гипонимов (гиперсем и гипосем), эксплицированных в словарных дефинициях этих слов. С позиций избранного подхода определялись границы формируемых гипонимических групп. Пределом степени абстракции родового значения стала семантика ядерных слов ЛСГ (покрывать, обрабатывать, двигаться, деревья, мебель, растения, животные, домашние животные). Гиперонимами не могут быть слова с предельно широкими значениями, организующие большие семантические классы слов, например слова существо, человек, жить, существовать, делать (А.А. Уфимцева).

В характеристике гипонимии были введены понятия гипонимической группы и гипонимически значимого признака (гипосемы). Гипонимическая группа понимается как лексико-семантическая парадигма, состоящая из слова с родовым значением (гиперонима) и из слова или слов с видовым значением (гипонимов), противопоставленных гиперониму по какому-либо одному типу дифференциального семантического признака (гипосемы).

Под гипосемой понимается гипонимически значимый дифференциальный семантический признак, отражающий качественное, существенное (а не оттеночно-синонимическое) отличие гипонима от гиперонима и позволяющий сопоставить и объединить их в составе гипонимической группы. Это типизированные имплицитные значения, которые отражают опыт носителей языка и эксплицируются в словарных дефинициях слов.

Гипосемы глаголов ориентированы на лексические категории – особые содержательные сущности глаголов, понятия, более широкие и объемные, чем категории дифференциальных признаков. Если гипонимически значимые дифференциальные признаки существительных отражают вид, назначение какого-либо предмета, то гипосемы глаголов – основные актанты действия.

Опора гипонимических связей глаголов преимущественно на понятийное содержание значения предполагает ограниченный и устоявшийся состав видовых отличий, их регулярность в значениях видовых слов. В решении этой задачи проведен компонентный анализ словарных дефиниций глаголов, выделен состав дифференциальных семантических признаков, имеющих гипонимическую значимость для глагольных гипонимов: 1. Характер субъекта действия: издавать звуки – ворковать (о голубе), квакать (о лягушке). 2. Характер объекта действия: надевать-1 – обувать-1 (обувь), опоясывать-1 (пояс), хомутать (хомут – на животное). 3. Орудие или средство осуществления действия: ловить ( удить (удочкой – рыбу), арканить (арканом – животных), гарпунить (с помощью гарпуна – рыбу, морских животных), неводить (неводом – рыбу). 4. Материал для осуществления действия: изготовлять – лепить (что-л. из мягкого, пластичного материала). 5. Способ осуществления действия (в том числе сфера, место, принцип его осуществления): бежать ( галопировать (галопом), рысить (рысью), трусить (мелкой рысцой); передвигаться ( идти (по суше), плыть (по воде), лететь (по воздуху). 6. Результат действия: объединять – группировать (в группу); красить ( желтить (в желтый цвет). 7. Время действия: есть ( завтракать (утром, до обеда). 8. Цель осуществления действия: произносить ( диктовать (с тем, чтобы слушающие записывали).

Эти семы отмечаются как типичные в структуре лексического значения глаголов, но имеют разную значимость для гипонимических связей глаголов разных семантических классов. Компонентный анализ значений гипонимов показал, что к «сильным», доминирующим, типичным гипосемам глаголов действия можно отнести признаки ‘способ осуществления действия’, ‘характер объекта’, ‘характер субъекта’, ‘орудие, средство осуществления действия’ (у глаголов-инструментативов) с нерасчлененным, одновариантным содержанием этих гипосем. Типичной гипосемой глаголов состояния является признак ‘характер субъекта’.

«Слабыми» гипосемами в значениях глагольных гипонимов разных семантических классов являются признаки, редко эксплицируемые в словарных дефинициях глаголов, или семы с расщепленным, поликонцептуальным содержанием, такие как семы ‘характер объекта’ и ‘орудие или средство осуществления действия’ у глаголов действия и сема ‘характер субъекта’ у глаголов состояния. Это создает перекрещивающийся характер гипонимических связей гипонимов в пределах группы. Редко, как типичные только для отдельных лексических парадигм глаголов, эксплицируются семы ‘время действия’ (есть: ужинать – ‘принимать пищу вечером’) и ‘результат действия’ (превращать: брикетировать – ‘превращать в брикеты’).

Сигнификативную природу глагольной гипонимии отражают признаки дистрибутивного характера, или субъектно-объектные семы, в результате чего глагол понимается как типизированное обозначение целостной ситуации, «свернутое предложение», «скрытая синтагма». Эти семы рассматриваются исследователями в качестве важных элементов семантической структуры глагола, отражающими связь процессуальной семантики с предметными актантами действия (Р.М. Гайсина, Г.А. Золотова; Э.В. Кузнецова, О.А. Михайлова, Е.В. Падучева, А.М. Плотникова, А.А.Уфимцева и др.). Более четкий «контур» привативной оппозиции с гиперонимом имеют глаголы-гипонимы со специализированными – ограничительными, лимитированными – субъектно-объектными семами (О.А. Михайлова), имеющими одновариантное содержание: кропить – идти (о дожде).

Анализ гипонимических оппозиций у глаголов показал, что при выявлении глагольных гипонимов и гиперонимов следует учитывать тематическую соотнесенность содержания субъектно-объектных сем в значениях глаголов, или «тип участника ситуации» (Е.В. Падучева). Считаем, что в состав одной гипонимической группы не могут входить глаголы с гипосемами, отражающими принципиально разные таксономические классы имен – человек и неодушевленный предмет. Например, в группу с гиперонимом восстанавливать вряд ли должен входить глагол реабилитировать (‘Восстанавливать прежний характер, репутацию, честь’), который относится к семантическому классу глаголов отношения и отражает таксономический класс участника – человек. В состав одной гипонимической группы следует включать только глаголы действия с гипосемой, обозначающей неодушевленный объект: восстанавливать –ремонтировать (‘что-л. сломанное, неисправное, непригодное к использованию’), реставрировать (‘что-л. обветшалое, обычно памятники культуры’), убирать (‘порядок, прибирая где-л.’), штопать (‘поверхность ткани, какого-л. изделия, починив, заделав дыру, соединяя куски ткани с помощью нити’). (Группа сформирована по материалам «Толкового словаря русских глаголов». – Е.К.). Анализ иерархических связей в содержании субъектно-объектных гипосем позволяет выделить еще одну ступень членения в этой группе: глагол ремонтировать (‘что-л. сломанное…’) выступает как гипероним по отношению к глаголу реставрировать (‘…обычно памятники культуры’),

Выявление критериев гипонимии с позиций когнитивного подхода потребовало соотнесения состояния разработки этого вида связей на материале имен существительных и глаголов с учетом лексико-грамматической специфики этих двух центральных частей речи, что составило содержание отдельного раздела «Когнитивная специфика гипонимии предметных и признаковых слов». Поскольку классификация по частям речи является самой общей семантической классификацией слов, постольку сущность гипонимии определяется с учетом отношения этих слов к лексико-грамматическим классам ( частям речи, с опорой на исходные семантико-грамматические различия имен и глаголов. Поиски признаков рода и вида применительно к семантике глагольных слов устанавливаются здесь на фоне гипонимии имен существиетльных.

В ходе когнитивного анализа, направленного на выявление прототипических и непрототипических критериев гипонимии глаголов и существительных в языковой системе, учитывались следующие факторы: специфика лексико-грамматической природы и денотативно-сигнификативной соотнесенности этих частей речи; особенности вербализации родового и видового концептов, восполнения гипонимических лакун; место гипонимических групп в парадигматической классификации лексики, в сопоставлении с семантическими классами, тематическими и лексико-семантическими группами; типы гипонимически значимых дифференциальных признаков и организующая роль этих признаков в структуре гипонимических групп.

Прямая соотнесенность с объектами реальной действительности обусловливает доминирование в предметно-понятийном содержании существительных денотативного признака, а соответственно и более тесную соотнесенность их гипонимических связей с естественнонаучными и обиходно-стандартными классификациями. При выявлении гипонимических связей глаголов ориентация только на логико-предметное содержание значения представляется недостаточной, так как для понятийного содержания глагольных значений характерно преобладание сигнификативного элемента, поэтому гипонимически значимые признаки глаголов могут отражать разновидности сигнификата.

Выделение корпуса глагольных гипонимов потребовало осмысления ономасиологической роли гипонимии в решении проблем внутриязыковой лексической лакунарности. Было установлено, что образование гипонимов является важным способом заполнения родовых и видовых лакун в русской лексике. Характеристике видов гипонимических лакун, способов вербализации родовых и видовых значений у глаголов и существительных посвящен отдельный параграф раздела. Анализ показал, что в гипонимических группах отмечаются разные типы родовых и видовых лакун: системные, коммуникативные, частеречные, лингвокультурологические, относительные, мотивированные и немотивированные, универбальные, трансноминационные, межподсистемные, стилистические лакуны (термины Г.В. Быковой. – Е.К.).

Гипонимические лакуны могут вербализоваться разными способами на уровне как родового, так и видового значения. Основным способом заполнения гипонимических лакун существительных и глаголов является лексемная номинация. Процесс концептуализации видовых понятий, пополнение гипонимических групп глаголов гипонимами часто осуществляется в результате лексемного свертывания родовой синтагмы, или сочетания гиперонима с субъектно-объектными актантами: сауниться – ‘фам.-молод., мыться в сауне’, запаролить – ‘комп., засекретить информацию в компьютере’, ламинировать– ‘покрывать ламинатом’ . Поизводные гипонимы с включенным в значение субъектным или объектным актантом обычно им же и мотивируются (асфальтировать – ‘покрывать асфальтом’, кофейничать – ‘пить кофе’). Расчлененная номинация в виде составных наименований типична для существительных при выражении как родового, так видового значений (хвойные деревья, береза обыкновенная). У глаголов было отмечено неоднословное выражение только родового значения в видо-видовых группах: воспринимать органами чувств – видеть, слышать, обонять, осязать.

Оказывается различной и роль интегрирующих и дифференцирующих признаков в структуре гипонимических групп существительных и глаголов: при объединении существительных в гипонимическую группу определяющим является интегрирующий признак, а в структуре гипонимических групп глаголов ( не только гиперсема, но и тип видового отличия ( гипосема.

Поскольку гипонимические связи слов не являются изолированными от других видов семантических связей в лексической системе, отдельный раздел «Соотношение гипонимических групп с семантическими полями, лексико-семантическими и тематическими группами слов» посвящен анализу соотношения гипонимических групп с этими более крупными лексическими объединениями. Рассматриваются спорные вопросы языкового статуса тематических и гипонимических групп, понятие «семантическое поле», которое понимается в работе как родовое понятие для крупных лексических объединений – семантических классов, тематических и лексико-семантических групп. Анализ исследований по данной проблематике показал, что для семантики конкретных существительных важнее оказывается фактор внеязыковой, а для глагола более значимы факторы внутрилингвистические. Не случайно поэтому в качестве тематических групп чаще рассматриваются лексические объединения существительных, а в качестве лексико-семантических – глаголов и прилагательных.

Вторая глава «Лексико-семантическое пространство гипонимии в системе глагольной парадигматики» содержит комплексный, лексико-семантический и концептуальный, анализ гипонимических связей как особого способа категоризации глагольной лексики. Границы лексико-семантического пространства глагольных гипонимов очерчиваются в системе лексической парадигматики в соотношении с семантическими классами и лексико-семантическими группами глаголов. Предпринимается попытка определить прототипические критериии глагольной гипонимии и на этой основе уточнить специфику ее денотативно-концептуального пространства в сопоставлении с гипонимическими связями существительных, выявить корпус глагольных гипонимов, сформировать гипонимические группы глаголов и охарактеризовать их по типам гипосем, организующих группы, и по количественно-динамическим параметрам. В ходе анализа обосновываются такие понятия, как гипонимически значимый признак глаголов, гипонимически сильные и слабые глаголы, прототипическая (ядерная) и непрототипическая (периферийная) зоны гипонимических групп, гипонимическое гнездо.


загрузка...