Гражданско-правовая охрана средств индивидуализации товаров в рыночных условиях (02.08.2010)

Автор: Гульбин Юрий Терентьевич

Степень разработанности темы исследования. Проблематика средств индивидуализации товаров стала широко освещаться, главным образом, лишь в конце XX, начале XXI столетия. Вместе с тем нынешнее внимание к средствам индивидуализации носит интенсивный характер. Причем средства индивидуализации выступают объектом исследования как в комплексе, так и в качестве отдельного объекта. Из дореволюционных источников использовались общеправовые и специальные труды Г.Ф. Шершеневича, А.А. Пиленко и др., современные работы специалистов в области интеллектуальной собственности, перечисленные в следующей рубрике «теоретическая основа исследования». Необходимо заметить, что серьезная дискуссия о средствах индивидуализации товаров и др. объектах интеллектуальной собственности вылилась в кодификацию этого института. Тема правовой охраны средств индивидуализации явно не исчерпана – еще совсем «свежим» выглядит совместный судебный акт Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 26.03.2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации», ставший лишь некоторым подведением итогов.

Теоретическая основа исследования. Для достижения целей использовались работы как специалистов теории права: Алексеева С.С., Нерсесянца В.С., Лейста О.Э., так и специалистов в области цивилистики и интеллектуальной собственности в частности: Близнеца И.А., Брагинского М.И., Витрянского В.В., Восканяна Р.С., Гаврилова Э.П., Городова О.А., Грибанова В.П., Дозорцева В.А., Еременко В.И., Зенина И.А., Калятина В.О., Корчагина А.Д., Орловой В.В., Сергеева А.П., Яковлева В.Ф. и др.

Для достижения целей работы автором использовались труды авторов конца XIX – начала XX в.: Венецианова М.С., Пиленко А.А., Шершеневича Г.Ф., Энгельмейера П.К.

В настоящем диссертационном исследовании были задействованы также труды зарубежных исследователей Дайкселя А., Дюма Р., Кевин Лейн Келлера, Мэггса П.Б.

В работе использовались общефилософские труды Гегеля Г.В.Ф., Орехова А.Н.

Кроме этого, в проекте использовались труды на английском и немецком языках следующих авторов: Cohausz H. B., Lange P., Lionel Bently, Brad Sherman.

Для справочных материалов использовались работы Даля В., Лопатина В.В., Лопатиной А.Е., Ожегова С.И., Шведова Н.Ю.

Научная новизна исследования выражается в комплексном исследовании правового режима средств индивидуализации товаров, работ и услуг, выразившаяся в создании авторского учения об исключительных правах на такие объекты интеллектуальной деятельности, как средства индивидуализации товара. Совокупность результатов диссертации представляет собой решение крупной народно-хозяйственной задачи – разработана целостная концепция по совершенствованию гражданского законодательства РФ, повышению конкурентоспособности российского товарного рынка.

Диссертантом определена роль средств индивидуализации товаров, рассмотрена природа и сущность исключительных прав на товарные знаки и наименования мест происхождения товаров, определён круг потенциальных субъектов на эти объекты, разработана и систематизирована система инструментариев динамичных отношений по переходу прав на них.

Автором исследования разработаны предложения по оптимизации правового режима исключительных прав и, в частности, средств индивидуализации товаров.

На защиту выносятся следующие положения и выводы:

Необходимо ввести элементы, обязательные для указания в или на товарном обозначении. Это элементы градации качества, фирменное наименование правообладателя и дата регистрации права на обозначение. В последнем случае не имеет значения, зарегистрировано ли это право впервые или приобретено. Цель введения обязательных элементов – в повышении конкурентоспособности товаров, работ и услуг. В настоящее время действуют сотни тысяч товарных обозначений, но к производственной конкуренции, призванной обеспечить качество товаров и их ценовую доступность, это не привело. Не считая общеизвестных товарных знаков, товарные обозначения зачастую служат не более чем средством морального удовлетворения их обладателя.

При введении на обозначении градации качества, приведение фирменного наименования его производителя и даты приобретения прав на товарный знак товаропроизводитель будет более отчетливо выделен из круга конкурентов и будет более ответственен за производимую продукцию.

Градация качества фактически уже известна праву и международному обычаю. Такова, например, дифференциация в гостиничной сфере, так или иначе устанавливающая уровень услуг.

При введении градации качества товара следует исходить из минимумов, утвержденных государственными стандартами. При повышении требований к товару будет расти и его качество. Поскольку градация будет указана на товарном знаке, товаропроизводитель может наглядно демонстрировать свою работу в этом направлении. Соответственно, при понижении качества товара рейтинг градации будет повышаться. Рейтинговое обозначение целесообразно сделать мобильным и оперативным. Правительство РФ или профильное министерство будет сообщать рейтинг Федеральному органу исполнительной власти по интеллектуальной собственности для внесения соответствующих изменений.

Еще одним обязательным для включения в товарный знак элементом следует считать фирменное наименование его обладателя. Для коллективного знака целесообразно указание первых трех обладателей по регистрационному списку либо отобранных самими правообладателями. Надо отметить, что ст. 10 Закона о защите прав потребителей предусматривает возможность предоставления обязательной информации о товаре и товаропроизводителе. Она доводится до сведения потребителей в технической документации, прилагаемой к товарам (работам, услугам), на этикетках, маркировкой или иным способом, принятым для отдельных видов товаров (работ, услуг). Но потребитель не всегда может получить подобную требуемую информацию о товаре. Получение такой информации фактически связано с прохождением волнительной и напряженной до провокаций процедуры с менеджментом. Не следует сбрасывать со счетов и то, что такая процедура может вообще не состояться. А при использовании же информации на товарном знаке потребитель без труда будет ее получать. Обладатель права на товарный знак всегда заинтересован в проставлении своего знака на товаре, который будет включать информацию о качестве и о нем самом. Таким образом, интересы товаропроизводителя и потребителя совпадут.

Хотелось бы отметить, что введение обязательных элементов в товарное обозначение будет служить более широкому кругу субъектов, чем перечисленных в Законе о защите прав потребителей.

Третьим предполагаемым обязательным элементом следует считать дату получения прав на товарный знак. Такое нововведение призвано показать потребителю работу товаропроизводителя. Если знак зарегистрирован достаточно давно и не имеет соответствующей градации качества, то потребитель вправе отказаться от услуг такого товаропроизводителя. Если знак зарегистрирован достаточно давно и имеет качественные регалии, то это явно играет на самого товаропроизводителя, а также выгодно и для потребителя, который получит качественный товар.

Введение трех вышеперечисленных обязательных элементов товарного обозначения повысит деловую ответственность товаропроизводителей.

Следует изменить статус Палаты по патентным спорам, носящей в настоящее время характер внеочередной административно-судебной инстанцией, на третейский.

Палата по патентным спорам является административным органом, находящимся в фактическом ведении патентного ведомства, разрешающим спорные вопросы регистрации или прекращения регистрации различных объектов промышленной собственности. Решения Палаты по патентным спорам являются административными решениями патентного ведомства и подлежат утверждению главой этого ведомства. Ведомственный административный орган рассматривает заявления и возражения субъектов, находящихся вне ведомственной принадлежности патентного ведомства. Поэтому целесообразно предложение идеи возникновения Патентного суда (арбитража). Правовой режим такого органа может быть схож с режимом существующих при Торгово-промышленной палате РФ Международного коммерческого арбитражного суда и Морской арбитражной комиссии, арбитрами которых являются видные российские правоведы, призванные на доверительной основе решать возникшие спорные вопросы. Следует отметить, что наличие такого суда (арбитража) не должно затрагивать прав субъектов патентной деятельности на обращение в патентное ведомство по вопросам, входящим в его компетенцию.

Согласно п. 2 ст. 1488 отчуждение исключительного права на товарный знак по договору на отчуждение такого права не допускается, если оно может явиться причиной введения потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя; согласно п. 3 ст. 1514 ГК РФ при переходе исключительного права на товарный знак без заключения договора с правообладателем правовая охрана товарного знака может быть прекращена по решению суда, если будет доказано, что такой переход вводит потребителей в заблуждение относительно товара или его изготовителя.

В этих случаях закон выразил заботу и намерение охранять имущественные и неимущественные блага потребителя, который не должен быть дезинформирован и введен в заблуждение подобным переходом исключительных прав. Вместе с тем законодатель не предусмотрел, что права на товарные обозначения могут быть объектами (или в составе объектов) и других договоров: таких, как купля-продажа и аренда предприятия, о залоге и иных. Для них также необходимо предусмотреть вышеуказанную недопустимость отчуждения и иного перехода прав (распоряжения правом), если при этом потребитель вводится в заблуждение относительно товара или его изготовителя.

Отказ в регистрации товарного знака из-за сходности смешения с общеизвестными обозначениями следует распространить на все товары, а не только на однородные, как это предусмотрено в п. 6 ст. 1483 ГК РФ. Игнорирование этого предложения может привести к легитимному использованию общеизвестного знака, зарегистрированного в отношении другой номенклатуры товаров. Например, товарный знак «Адидас» общеизвестен из-за производства высококачественной спортивной одежды. Регистрация этого знака в отношении, например, фарфоровых кухонных изделий, может привести к недобросовестной конкуренции, к размыванию добросовестного образа товаропроизводителя на рынке. Или общеизвестный товарный знак «Известия», зарегистрированный по МКТУ как общероссийская газета «Известия», не должен быть воспринят как товарный знак, например, продовольственных товаров.

П. 3 ст. 1508 ГК РФ, гласящий, что охрана общеизвестного товарного знака распространяется также на неоднородные товары, в отношении которых такой знак зарегистрирован, следует исключить. Гипотеза этой нормы предполагает существование товарных знаков с использованием общеизвестного обозначения, если они не ассоциируются у потребителей с обладателем исключительного права на общеизвестный знак и не ущемляют законных интересов правообладателя.

Наличие такой нормы в законодательстве не служит усилению конкуренции и повышению качества товара, а фактически склоняет субъекты хозяйствования к злоупотреблению правом и носит провоцирующий характер.

Согласно п. 2 ст. 1484 ГК РФ исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в частности путем размещения товарного знака в сети "Интернет", в том числе в доменном имени и при других способах адресации. В связи с этим возникает коллизия между правовым режимом товарных знаков и пока еще не устоявшегося режима доменных имен.

Для разрешения указанной коллизии и совершенствования института прав на результаты интеллектуальной деятельности предлагается ввести такой объект, как персональный знак (персональное доменное обозначение, персональный доменный знак, персональное зонное обозначение или знак, и пр.)1 и распространить на него правовой режим товарного знака в части, не противоречащей существу такого обозначения.

Таким образом, будут достигнуты прозрачность и централизованность регистрации доменов (персональных знаков или обозначений), а также возможность правовой защиты как товарных знаков, так и доменных обозначений. Введение правового режима персональных обозначений позволит определить их правообладателей, а также возможных ответственных лиц при правонарушении.

В силу субсидиарного применения правового режима товарного знака к персональному доменному обозначению (ПДО) устанавливалась бы правовая связь между лицом, зарегистрировавшим такое обозначение и самим доменным обозначением, режим регистрации и оснований отказа в регистрации, режим использования доменного обозначения и другие элементы. Обладатели прав на фирменное наименование, товарный знак, наименование места происхождения товара получают право пользования оноименными доменами.

Прекращение правовой охраны средств индивидуализации товаров в связи с ликвидацией их обладателя целесообразно сделать уведомительной. Моментом прекращения следует считать момент ликвидации правообладателя.

Статья 1032 (режим договора коммерческой концессии) и п. 2 статьи 1489 (режим лицензионного договора) ГК РФ предусматривают обязанность стороны, принимающей право на товарный знак, обеспечивать качество производимого товара не ниже, чем у правообладателя. Поскольку договорных инструментариев гораздо больше, то представляется целесообразным включить в общие положения раздела VII «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации» такое универсальное условие для всех видов договоров, по которым может быть передано право на использование товарного знака: договора аренды предприятия, договора доверительного управления имуществом и др.

Статьей 1034 ГК РФ на правообладателя возложена субсидиарная ответственность по предъявляемым к пользователю правом на товарный знак требований о несоответствии качества его товаров качеству правообладателя. Поскольку договорных инструментариев гораздо больше, то представляется целесообразным распространить это правило для всех видов договоров, по которым может быть передано право на использование товарного знака. Наиболее вероятно закрепление такой нормы в общих положениях раздела VII «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации».

Процедуру регистрации договоров по передаче прав на средства индивидуализации товаров следует свести к уведомительной, поскольку ныне действующая разрешительная процедура не отвечает требованиям хозяйственного оборота, тормозит развитие экономических связей и ограничивает правоспособность и дееспособность субъектов на средства индивидуализации товаров.

Пунктом 7.5.3 Административного регламента по регистрации договоров1 установлен двухмесячный срок для проверки представленных для регистрации документов. Этот срок неоправданно велик. Двух месяцев на рынке будет достаточно для того, чтобы свести эффективность регистрируемого договора к нулю.

Для ряда инструментариев по переходу исключительных прав на средства индивидуализации законодательство не требует государственной регистрации в патентном ведомстве. Это, в частности, договоры купли-продажи и аренды предприятия. Отсутствие обязательной патентной регистрации невыгодно выделяет их из перечня всего объёма договорных оснований по переходу прав на исключительные права. Регистрация объектов промышленной собственности призвана отслеживать правообладателей, учитывать и защищать их права. В связи с этим целесообразно предусмотреть в гражданском законодательстве необходимость учета всех видов сделок с регистрационными объектами интеллектуальной собственности, даже если они входят в комплекс другого имущества. Регистрация должна быть уведомительной.

Исключительное право, будучи имущественным по своей природе, имеет свое содержание. Его теоретической разработке посвящены многие монографические исследования.1 Пожалуй, главной их тенденцией является специализация содержания исключительного права в силу его нематериального объекта. На этом основании, как правило, к исключительному праву применяют два правомочия: использования и распоряжения, сознательно дистанцируясь от слов «пользование» и «владение».

Анализируя теоретические разработки, темой которых прямо или косвенно являются исключительные права, можно сделать вывод: дальнейшее обособление исключительных прав от материального права продиктовано борьбой концепций: проприетарной и концепции исключительных прав. В силу такого теоретического противостояния и определяется специфика правомочий исключительного права.

Представляется справедливым выразить точку зрения, что содержание исключительного права составляют все те правомочия, что и присущие материальному праву собственности: владение, пользования и распоряжения. При этом, безусловно, существует специфика названных правомочий применительно к результатам интеллектуальной деятельности.

Фактически обо всей этой триаде говорит п. 1 ст. 1484 ГК РФ, согласно которому правообладателю принадлежит исключительное право использования товарного знака. Он же может распоряжаться исключительным правом на товарный знак. Как видно из приведенной нормы права, законодатель закрепляет исключительное право за лицом (правообладателем), это лицо вправе использовать право и им распоряжаться. Понятие правообладателя уже говорит об обладании правом, исходя их этимологии этого слова. Но понятие обладания в исключительном праве фактически синонимично понятию владения. Можно как владеть правом, так и обладать им. Мало того, в русском языке объем этих понятий совпадает:1 обладатель – человек, который владеет чем-либо, обладать иметь в собственности, в наличии или в числе своих свойств; владелец – человек, владеющий чем-либо, владеть – иметь своей собственностью, держать во власти, уметь пользоваться чем-нибудь, действовать при помощи чего-либо.


загрузка...