РЕФОРМАЦИОННЫЙ ПРОЦЕСС КАК СУБЪЕКТ-ОБЪЕКТНОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ (02.08.2010)

Автор: Грицкевич Татьяна Игоревна

Апробация результатов исследования.

Основные идеи и результаты диссертационного исследования изложены в двух авторских и двух коллективных монографиях, 10 статьях в журналах, включенных в перечень ВАК, статьях и выступлениях (общее количество – более 80), которые были представлены на международных научных и научно-практических конференциях, в том числе на Втором Российском философском конгрессе «XXI век: будущее России в философском измерении» (Екатеринбург, 1999), на Всероссийских научных конференциях «Кузбасские философские чтения» (Кемерово, 2000, 2004, 2006, 2008, 2010), Международной научной конференции при Академии госслужбы при президенте РФ «Акмеологические критерии личности» (Москва, 2004); Международной научно-практической конференции «Реформы в России и Россия в реформирующемся мире», (Санк-Петербург, 2006); V Российском философском конгрессе «Наука. Философия. Общество» (Новосибирск, 2009). Положения диссертации были представлены на заседаниях Кузбасского отделения Российского философского общества.

Структура работы отражает логику и последовательность раскрытия поставленных задач. Диссертация состоит из введения, пяти глав, соответственно состоящих из параграфов, заключения, приложений и библиографического списка литературы на русском и иностранных языках. Текст диссертации изложен на 466 стр.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность и дается характеристика степени разработанности темы исследования; с точки зрения анализа проблемного поля формулируются цель и задачи диссертационного исследования; приводятся методологические и теоретические основания; выдвигаются тезисы, выносимые на защиту, и содержательно раскрывается их новизна; формулируются теоретическая и практическая значимость полученных результатов.

Глава 1 «Реформирование как разновидность социальных изменений» посвящена анализу содержания эволюции, революции, модернизации и социальной трансформации, возможному определению среди них места и разновидностей реформ в современных преобразовательных практиках общества. Предполагается, что представление о содержании проблемы вариативности социальных изменений позволит дать объективную характеристику категориально-содержательного аспекта основных форм практики социальных изменений, позволяющую учесть непосредственную взаимосвязь реформирования и эволюционных, революционных, модернизационных, трансформационных процессов.

В §1.1 «Смысл и сущность преобразований в обществе, инициированных человеком» констатируется разнообразие теоретических позиций, раскрывающих сущностные характеристики процессов социальных изменений. Это позволяет утверждать о непрерывном пристальном внимании обществоведов к данной проблеме, которое родилось с момента выделения понятия социального изменения в античности и актуально в современном плюралистическом понимании вариативности преобразовательных практик. Содержание понятия социального изменения отражает два смысла – первый определен содержанием процесса системных изменений объективной реальности как единства естественной и социальной среды, вызванных неосознанной коллективной деятельностью человеческих сообществ в процессах социогенеза с целью воспроизводства и самосохранения общества; второй смысл задан содержанием анализа движущих сил процесса социальных изменений: причин и форм активности субъекта или социальных слоев, проявляющихся в возможностях и способностях целенаправленного воздействия на социальную систему с целью осуществления структурно-функциональных или системных изменений. Выделены группы исследований, отражающих альтернативное видение механизмов и сущностных характеристик форм и процессов социальных изменений, дающих репрезентацию различных методологических позиций анализа объективной реальности.

Понятие социальных изменений является сложным неоднозначным понятием, содержание которого расширяется по мере становления качества развития общества. Дискуссионный характер проблемы источника трансформаций общества позволил сформировать утверждение о том, что в основе преобразовательных процессов общества лежит человеческая потребность в адаптации социального окружения (общественных отношений, социальных институтов, моделей социально-экономического, политического и правового взаимодействия) под свои изменяющиеся общественно-исторические потребности. Предполагается, что преобразовательная потребность человека как «социального субъекта» формируется опосредованно в интеллектуальных поисках некоего идеального устройства общества и представляет собой неразрешимую проблему активности человека, воплощающего в своей преобразовательной деятельности стремление к недостижимому идеалу, модели, проекту социальной организации общества.

В качестве «рабочей гипотезы», раскрывающей интуитивное представление о смысле приведенной постановки проблемы источника, инициирующего социальные преобразования, выбирается требование анализа смысла и сущности форм и процессов изменений в связке понятий «социальный субъект-деятельность-объект социальной реальности». Оно отражает самодеятельность, самостоятельность и авторство конкретного действия, инициирующего социальные изменения. Предполагается, что в условиях системного усложнения современных обществ ни одна социальная группа не способна независимо от других групп осуществить стратегии изменений и быть самостоятельным субъектом социальных трансформаций. Характерным для современных обществ является формирование разнородных и структурированных субъектов (от низшего к элитарному). Отношения между субъектами различных уровней строятся на специфических только данному обществу моделях взаимодействия. Это позволяет сформулировать предположение о том, что выбор революции, реформ, модернизации как форм социальных изменений зависит от существующих в конкретном обществе моделей взаимодействия субъектов в процессах социальных изменений. Подтверждающими его аргументами выступают утверждения о наличии разнообразия форм и механизмов социальных изменений и особом месте в данных процессах реформ, ставших предметом следующего изложения в данной главе.

Параграф §1.2 «Формы социальных изменений: эволюция развития содержания понятий» раскрывает вариативность преобразовательных практик в процессах социальных изменений, фиксируемых исследователями в таких понятиях, как эволюция, революция, реформы, модернизация, социальная трансформация и социально-политические и экономические инновации. Дискуссионность характера проблемного поля данного исследования и вариативность практики социальных изменений отражена в идейных поисках спора о путях и формах развития общества, начиная с осмысления понятия цивилизации в XVII в. до современных теорий социальной трансформации.

Основным положением данных концепций явилось понимание изменения как любой необратимой перемены самой системы общества как целостности. Многообразие типов изменений зависит от компонентов системы общества, которые вовлечены в процесс изменений; от действий человеческих индивидов; от существующих социальных и структурно-функциональных связей; от окружения самой системы общества (соседство других обществ, геополитическое положение); от наличия точки предела, при прохождении которой (по интенсивности, экстенсивности и своевременности) в развитии системы общества наблюдаются частичные сдвиги, меняющие ее идентичность и ведущие к качественным необратимым преобразованиям.

Выделение макро-, мезо-, микро- уровней в системе общества, динамичность социальных изменений, анализ процессов в понятиях социального развития системы и социального цикла позволили утверждать, что общество представляет собой мягкое поле взаимоотношений, в котором существует сеть связей, взаимодействий, находящихся в постоянном движении как социально-культурного поля (С.Шейм). При использовании методологии системного моделирования стало возможным фиксировать сложные неустойчивые связи-действия и психические процессы мотивации разных социальных субъектов. Они открыли первопричины, инициирующие разнообразие социальных изменений – поиск мотивов и объединяющей идеи, позволяющей удерживать общество в единой целостности через деятельность людей.

Существенными чертами социального изменения выступают форма, которую принимает процесс преобразования; движущие силы изменения; результат изменения; явность или скрытость течения процесса изменения; уровень развитости системы общества, на котором протекает процесс; фактор времени. Процессы изменений анализируются как направленные и ненаправленные, причем первые необратимы, поскольку каждая последующая стадия отличается от предыдущей. В анализе траекторий развития процесса выделены альтернативы: восходящие или нисходящие траектории, линейные (однонаправленные) или мультилинейные (иметь несколько альтернативных траекторий), скачкообразные или циклические и спиралевидные (сочетающие в себе признаки первых и вторых). Такое понимание динамики процесса изменения стало методологическим конструктом, позволяющим описывать взятое отдельное изменение независимо от его государственно-национального пространства как неповторимый феномен истории отдельного общества, который может нести в себе черты похожести с другими явлениями изменений, оставаясь уникальным в силу неповторимости общественно-исторической ситуации для определенного общества. Независимо от того, какую форму приобретет процесс изменений (эволюционную, революционную, реформы или модернизирование), его содержательную характеристику формируют существенные черты самих форм социальных процессов.

В §1.3 «Место реформ в преобразовательных практиках» анализируется разнообразие практики реформ и обосновывается утверждение об особом преимуществе реформы по отношению к другим формам социальных изменений. Специфичность реформы позволяет максимально реализовать целенаправленность действий субъекта (группы) в желаемом изменении социального объекта, что выступает аргументом, подтверждающим предположение о том, что выбор революции или реформ и модернизации, поддерживающих эволюционный цикл, зависит от существующих в конкретном обществе моделей взаимодействия субъектов социальных изменений. Обосновывается, что в зависимости от использования механизма реформ в преобразовании составляющих элементов системы определенного общества выделяются эволюционные реформы, революционные реформы, модернизационные реформы.

Отвечая на экономические, политические, культурные и социальные вызовы общество вырабатывает ответы, возвращающие его к фазе стабильности. В критические периоды дестабилизации используются эволюционные реформы в качестве адекватного нейтрализующего ответа. Разнообразие и масштабность проводимых реформ в обществе в эволюционные периоды очевидны. Реформы макроуровня представляют собой комплекс одновременных или поэтапных экономических реформ; реформ, изменяющих политический режим, политическую структуру или государственную политику; правовых реформ, видоизменяющих процессы реализации социально-экономических и политических правоотношений; социальных реформ, способствующих реализации основных интересов социальных слоев. Такие реформы охватывают всю экономическую, политическую, социальную или духовную сферу, меняя саму целостную систему общества через изменение его институтов. Содержание институциональных реформ формируется на понимании того, что институциональные факторы, заданные наличной в структуре общества институциональной матрицей, определяют пределы и степень эффективности средств макроэкономической политики. Реформы мезо- и микроуровня охватывают системные компоненты внутри определенной подсистемы общества и называются структурными. Они направлены на преобразование структуры социального института, экономических или социально-политических отношений, связей внутри конкретной сферы деятельности общества и носят узкоспециализированный характер (реформа образования, пенсионная или реформа судопроизводства и т.п.).

Реформы в революционных процессах проводятся социально-политическими силами, захватившими власть в ходе революции. Масштаб их изменений охватывает макроуровень общества и по мере вхождения общества в период стабилизации. Они видоизменяют институты общества, социально-экономические или политические отношения, структурно-функциональные связи под нужды постреволюционного общества. Революционные реформы осуществлялись на тех же механизмах, что и эволюционные реформы. В основе модернизации лежит формирование на основе заимствованных и считаемых современными экономических, социально-политических, правовых институтов, отношений и практик общества, способных обеспечивать адекватный ответ на вызовы современности. Все разновидности современной модернизации осуществляются на основе реформ. В отличие от вышеуказанных видов эволюционных реформ, имеющих источником преобразований внутренние потребности общества (источник идей реформ лежит в самой культурно-исторической практике народа, он внутриположен), источник идей модернизации внеположен в чужой культурно-исторической среде как идеал для подражания. Механизмы реформ в процессах модернизации аналогичны осуществлению эволюционных и революционных реформ. Важнейшей особенностью влияния реформ на трансформационные процессы в обществе является прямое инициирование вертикальной социальной мобильности, меняющей институциональную структуру общества в процессах социальной трансформации.

Особое место реформы в практиках социальных изменений, гибкость и адаптивность ее механизма позволяют с ее помощью осуществлять изменения на макро-, мезо- и микроуровнях общества как системы в эволюционных процессах; определять успешность в достижении целей модернизации, удерживать и углублять достижения социальных революций и опосредованно влиять на социальную мобильность, тем самым меняя институциональную структуру общества в процессах социальной трансформации.

Глава 2 «Реформирование как социально-философская проблема» определяет проблемы постижения реформаторской деятельности личности. С одной стороны, они формируют методологические трудности в описании предмета исследования, а с другой, влияют на комплексное изучение взаимодействия субъекта-объекта реформирования и их социального окружения. Демонстрируется стремление автора выявить биполярную природу концепта «субъект-объект реформирования», представляющего взаимозависимость активности субъекта от отношения к объекту и воздействие объекта спецификой своего бытия на формирование рамок поведения субъекта.

В §2.1 «Смысловые конструкты понятий реформаторство, реформатор, реформа» показана проблемная ситуация отсутствия социально-философских источников, анализирующих в единой системе процессы реформирования и неразрывно связанного с ними субъекта реформирования (реформатора), деятельность, осуществляющую реформирование (реформаторство), связь реформатора и реформируемого объекта (как явления субъект-объектных отношений). В параграфе представлен анализ существенных признаков родовых понятий в логическом анализе содержания понятий «реформаторство», «реформа», «реформатор».

Понятие преобразовательной социальной деятельности позволяет анализировать не только конкретную деятельность личности, но и совместную деятельность группы людей или социального слоя, объединенных общими интересами в поле социального пространства (Г.П. Щедровицкий, Г.С. Батищев, М.С. Каган, Э.В. Ильенков, Э.Г. Юдин). В логическом анализе содержания понятия реформаторство выявлены существенные признаки родовых к нему понятий социальной, творческой и преобразовательной деятельности. Это позволило на основе методологического конструкта субъект-объектного взаимодействия обосновать анализ реформаторства и выделить: психическую активность личности реформатора (целеполагание, мотив, способы ориентации); саму реформаторскую деятельность по моделированию механизмов и способов видоизменения объекта реформирования; материальное воплощение в воздействиях на объект как артефакта, который существует не благодаря физической природе, а благодаря тому, что он произведен для определенного использования и инкорпорирован в человеческую культуру как способ взаимодействия с социально-историческим миром; и реакцию объекта (изменение-сопротивление), на который направлено преобразование.

Реформа как форма, которую обретает процесс социальных изменений, есть следствие реформаторства. Оно выступает центральным в связке реформатор-реформирование-реформа-объект реформирования. В понятии реформа подчеркнуто ключевое слово – она есть не что иное, как способ воздействия на объект, имеющий механизм, технологию и стадии своего осуществления. Реформатором называют субъекта, не только наделенного властными полномочиями реформировать, но и осуществившего реформу. Объект, положенный в социальном пространстве, выступает в качестве избранного объектом реформирования только при условии осуществления реформы. Отсюда формирование таких существенных признаков, неотделимых от понятий реформатора, реформаторства и реформы, как преобразование, как целеполагание и осознанная направленность самой деятельности реформатора на видоизменение объекта, как особый способ изменения вне-положенного социального объекта, как осуществление реформаторства субъектом, наделенным властью, когда субъект деятельности осознает цели преобразования, когда возможна управляемость преобразованием со стороны субъекта и деятельность ориентирована на качественные изменения объекта.

§2.2 «Развитие содержания понятий в истории философской мысли» представляет анализ историко-философского развития содержания понятий «личность», «творчество» и «социальная деятельность» в интерпретации узкого, единичного смысла понятий, которое предшествовало оформлению существенным признакам понятий реформаторство, реформатор, реформа.

Динамика философского постижения этих понятий проходит пять этапов формирования философских идей от трактовки в широком смысле до современного понимания в узком смысле этих терминов. Первый, охватывающий античность и эпоху средневековья, знаменуется выделением данных понятий и первых попыток их интерпретации на «языке всеобщего». В античности определился интерес: к личности (софисты и Сократ); ее рефлексии (Парменид, Платон); ее разумности и психическим особенностям (Аристотель); ее деятельностной основе (Платон, Аристотель) и активности (Сократ); ее творчеству в материальном выражении (Аристотель). Средневековые философы смещают интерес к проблеме понимания источника жизнедеятельности личности. Второй этап связан с рождением идей гуманизма, повлиявших на концептуальное оформление понятия личности на «языке особенного» как самоценной индивидуальности, самостоятельно действующего социального субъекта. Выдвигается концепция универсального человека (Мирандола, Данте Алигьери, Петрарка, Л.Валла). Свобода, разум, активность, творчество, стремление к земному самоутверждению и счастью – основные составляющие личностного начала в трудах итальянских гуманистов (Т.Мор, Т.Кампанелла, Н.Макиавелли).

Французское Просвещение, подхватывая идеалы гуманизма, начинает третий этап в развитии содержательности понятий личности, деятельности, творчества. Выделяется идея суверенной личности (Руссо, Гольбах), ее социального творчества в понимании преобразовательной деятельности граждан (Вольтер, Дидро, Даламбер). Идеи Просвещения акцентировали философское внимание на изучении объективных условий, детерминирующих поведение личности, которые раскрываются в онтологической проблематике немецкой классической философии на «языке особенного». Содержательные рамки четвертого этапа определяет антропологизм, развивающийся как в идеалистическом (Фихте, Шеллинг, Гегель), так и в материалистическом (Фейербах, Маркс, Фромм) оформлении. Социальное творчество личности у К.Маркса раскрывается в рамках концепции воздействия общественного бытия на общественное сознание, где носителями преобразовательных идей являются личности, детерминированные противоречиями общественного бытия.

Направление философского поиска во внутри положенной субъектной данности положило начало пятому этапу, который оформил уровень раскрытия понятия социальной деятельности личности как творчества на «языке единичного». Переосмысливается понятие человеческой реальности, закладываются базисные элементы понятия реформаторства. Понимание социальной деятельности как взаимодействия субъектов между собой и с объектами было представлено в отечественной социально-философской и психологической школах (Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн, А.Н. Леонтьев Г.П. Щедровицкий, Г.С. Батищев, М.С. Каган, Э.В. Ильенков, Э.Г. Юдин). На основе их исследований стало возможным формулирование таких существенных признаков понятия «реформаторство», как вид преобразовательной социальной деятельности субъекта, обладающего властью; деятельность, целенаправленная на видоизменение существующих форм социальных институтов, общественных отношений, структурно-функциональных компонентов подсистем общества, результатом которой является преобразование объекта в новые формы, ранее не существовавшие.

В §2.3 «Историография проблем реформаторства в социально-философском знании» акцентируется внимание на зарождении и анализе смежных проблем развития содержания социальной деятельности, социального действия, активности личности в обществе, ее коммуникаций в процессах воспроизводства общества непосредственно через и в процессе социальной деятельности людей; на концептуальном оформлении проблематики типов и форм преобразовательной деятельности, осуществляемой в эволюции, революции, в реформах и позднее при модернизации и трансформации; на постановке проблем реформаторства в условиях реформационных изменений в России конца ХХ – начала ХХI вв. в связи с длительными процессами перехода к новым социально-экономическим и политическим отношениям. Проанализированный исследовательский материал определил следующие группы проблем реформаторства и смежных с ними проблем ключевых составляющих реформационного процесса:

Первая группа объединяет проблемы, посвященные анализу субъекта деятельности, в том числе субъекта, целенаправленно преобразующего общественные отношения и институты. Это проблемы постижения самого феномена мышления человека, особенностей целеполагания, рефлексии над содержанием его практики, в том числе и социальной, его творческих способностей и уникальности в умении совместно организовать жизнедеятельность в обществе. Вторая группа проблем посвящена изучению феномена деятельности человека, выделения ее видов и осмысления преобразовательной деятельности человека в социуме как социальной деятельности. Среди важнейших проблем изучения социальной деятельности выделяются проблемы ее структуры, мотивации, целенаправленности, дуальности рационального и иррационального, проблемы свободы и факторов ее детерминации, а также ценностные аспекты преобразовательной деятельности. Третья группа объединяет проблемы исследования способов изменения общества и определения их как управляемых и неуправляемых со стороны человека. Это исследования социальных философов, социологов, политологов проблематики теорий социальных изменений, анализирующих эволюцию, революции, реформирование, модернизации, трансформации и инновационные изменения.

Четвертая группа проблем объединяет в себе анализ феномена реформационного процесса как такового. Выделение элементов реформаторской деятельности позволило выделить проблемы субъекта деятельности (кто реформатор?); проблемы объекта (на что деятельность направлена?); проблемы целеполагания и направленности деятельности; проблемы возможностей реализации поставленных целей (как? через какой механизм?) и механизма осуществления реформирования (каковы технологии воздействия на объекты?); проблемы ответной реакции объекта на воздействие-реформирование.

Пятая группа проблем сравнительно молода, но задает аксиологические ценности в процессах преобразования общества и избирает доминирующей идею изменения во благо человека и гармонизацию его жизнедеятельности в обществе. Это проблемы нравственности, этичности в реализации своих благостных устремлений одними социальными группами в ущемление интересов других; проблемы социальной справедливости в идеях реформировать общество под вновь возникающие идеалы государства; проблемы толерантности в реформационных процессах.

Среди отечественных исследований не обнаруживается фундаментальных работ ни по социологии, ни по философии социальных изменений, а единичные переводы (П. Штомпка, С. Эйзенштадт, Р. Саква) становятся единственным источником применения новой методологии в анализе социальных изменений. Это указывает на то, что в российском обществоведении есть методологический кризис описания социальных изменений в современной России, поскольку научные термины, заимствованные у западноевропейских исследователей, используются в отечественных исследованиях как универсальные, предельно общие понятия без их критического анализа. Существует проблема анализа реформаторской деятельности в социальном пространстве, требующая своего решения и альтернативных марксисткой методологии подходов в ее исследовании.

§2.4 «Методологический кризис описания реформационных изменений в современной России» посвящен проблеме адекватности анализа процессов преобразования российского общества. Противоречивость объективной оценки отечественными исследователями реальных событий и изменений в России, произошедших за последние двадцать пять лет, в терминах «перестройка», «реформы», «модернизация», «социальная революция 1991 г.», «социальная трансформация» свидетельствует о существующей проблеме отечественного обществознания – невозможности комплексно описать происходящие социально-экономические изменения в России конца ХХ – нач. ХХI вв. известными категориями социальных наук.

Российские обществоведы анализировали события России 80-х на основе понятия «перестройка» (означающее качественное изменение). События 90-х описывались как «социальная революция 1991 г.» (Е.Т. Гайдар, В.А. Мау, А.А. Нещадин, И.М. Клямкин, М.А. Краснов, Л.М. Алексеева и др.), или понятий путча и антипутча, которые затронули Москву (А.А Нещадин), понятия революции, реализованной в форме реформ (Е.Г. Ясин). Однако осуществляемые политической элитой России изменения после 1991 г. были официально заявлены как политические и социально-экономические реформы. Те социально-экономические и политические изменения, которые они инициировали, не могли анализироваться в рамках существующего понятия «реформа», поскольку несли качественные изменения в общественные отношения и меняли форму политического режима. Исследовательская традиция марксизма в описании реформационных процессов в истории России сохраняла категоричность, признавая реформы уступкой господствующего класса своему противнику.

Определяя важными результатами посткоммунистических реформ изменение трех взаимосвязанных характеристик общества: институциональной структуры, социальной структуры и человеческого потенциала, Т.И. Заславская начинает анализ преобразований российского общества с позиций новой методологии. Концепт «социальная трансформация» выступает как наиболее универсальная категория (В.И. Карасев). В анализе процессов изменений посткоммунистических стран, протекающих в своих особенных экономических проектах модернизации, политических и правовых реформ, а также сопровождающей их активной трансформации социальной структуры, был взят концепт трансформации и точки перехода (П. Штомки, С. Хатингтон), разработанный на основе анализа социальных изменений западноевропейского общества. Отсюда методологическая противоречивость в анализе изменений российского общества. Указав на это, С.П. Глинкина подчеркнула, что нельзя понять наличие перехода, не определив начальную точку в процессах трансформации. Понятие перехода от одной модели социально-экономической организации общества к другой современными экономистами понимается так же неоднозначно, как само понятие экономической системы.

В ситуации разнообразия путей развития посткоммунистических стран вопрос о социальной траектории трансформаций в России остается открытым. В начале ХХI в. начинают говорить о кризисе методологии деятельностного подхода, связанного с опасностью универсализации деятельности по отношению к природе и социальной среде. Экологический кризис, глобальные проблемы человечества к ХХI в. заставили пересмотреть иллюзию позитивности преобразований мира. Взятая в абстракции деятельность содержит потенции конструктивности, созидательности, но и одновременно деструктивности и разрушения. Деятельностный подход и системная модель общества являются методологическими конструкциями. Акцент с агрессивно-насильственной активности деятельности сегодня смещается на равновесие взаимодействий деятельностей со-действующих субъектов, живущих в со-обществе. Соответственно требуется иной ракурс содержательных конструкт понятий «реформа», «реформаторство», «реформатор».

В Главе 3 «Системность и динамичность процесса реформирования» эксплицируется понятие взаимодействия субъекта-объекта реформирования как социально-философского концепта, отражающего динамику реформационных процессов в преобразовательных практиках общества; определяется понятие реформационного процесса, его стадий, основных характеристик, и строится его теоретическая модель; реформаторство обосновывается как составной элемент, связывающий субъекта и объекта в реформационных процессах, а также анализируются характерные тенденции исторической практики реформ.

В §3.1 «Онтологический и гносеологический статус концепта “взаимодействие субъекта-объекта реформирования”» обосновывается утверждение, что источником преобразовательной активности реформатора является рефлексивная способность субъекта к реконструированию социальной реальности в значениях (понятиях, категориях, теориях). Корреляция, уточнение и адекватность сформированных значений об объекте в сознании субъекта инициирует активность преобразовывать объект согласно сконструированным образам идеального и должного в понимании субъекта. Тенденции исторического возрастания «субъективного» в значениях, традиции политической борьбы за выбор определенного идеала общественного устройств как ориентира действий и сложность механизмов этого выбора позволяют утверждать, что в обществах, где более активны процессы корреляции и уточнения значений, конструирующих социальную реальность, процессы социальных изменений вариативны (от разных типов революций до вариаций реформ), чем в обществах, менее подверженных активности воплощения идеальных моделей общественного устройства.

2екта в процессах, связанных с реформированием, прежде всего это значения, сформированные в непосредственно-практическом взаимодействии субъекта с объектом. Благодаря уникальности сознания, эти выделенные значения становятся для человека объектом сосредоточенного самоанализа и рефлексии. Важно разделять сами полагаемые значения о предмете в нашем сознании и реальный предмет (объект сам-по-себе и объект-для-нас в его предметности).

Выяснение онтологических оснований концепта «взаимодействие субъекта-объекта реформирования» позволяет представить связку субъект-деятельность-объект через анализ процессов наделения значениями (понятиями, категориями, содержательными признаками) в сознании субъекта наличия реального бытия объекта. Оперирование этими значениями в мыслительной деятельности субъекта ориентирует в осуществлении преобразовательной деятельности (выбор действий, планирование, аффективные действия). Мы можем мыслить в понятии субъекта реформирования индивидуально каждого участника, вовлеченного в процесс реформирования. Однако должны подчеркнуть наличие иерархии субъектов реформирования, основанной на принципе обладания разной степенью властных полномочий и степенью непосредственного влияния на реформационный процесс, о чем мы подробнее говорим, анализируя субъекта реформационного процесса в §3.2. и реформатора в §4.2. диссертационного исследования.

Выяснение гносеологических оснований концепта «взаимодействие субъекта-объекта реформирования» позволяет представить процесс наделения объектов значениями как синтез содержания внешних и внутренних впечатлений, осуществляемый через опосредование переживания этого содержания самим субъектом. Это есть одновременно самоорганизация данного содержания (схватывание-конституирование) в некие определенности и представляет собой внутренне присущую форму человеческого самоустанавливания в сущем (в бытие), а «значения-смыслы» составляют интеллектуальные конструкции, из которых состоит мир человека. Соотношение «субъективного» и «объектного» в значениях относительно и зависит от онтологической диспозиции субъект-объектного взаимодействия. По сути сформированные в сознании субъекта значения (понятия) есть адекватный ответ на «вызов» или «послание» объекта, оно со временем будет неадекватно новым вызовам объекта, и снова возникнет ситуация выявления новых значений, инициирующая формирование потребностей субъекта реформировать объект системы общества. Познавательное отношение субъекта к объекту активно влияет на конструирование в его сознании реальности благодаря присваиваемым субъектом значений объектам. Познающий субъект сталкивается с ситуацией несоответствия имеющихся в его сознании значений с реальными предметами, описываемыми этими значениями.

Преобразование как способ и как метод достижения изменения предмета содержит в себе конструирование предмета на основе имеющейся информации (наличных значений у субъекта об объекте) и на основе прогнозируемой информации (предположения об изменении предмета). Источник социального конструирования лежит в явлении экспликации для познающего субъекта. Формирование значений, понятий об объекте социальной реальности становится непосредственным источником социального конструирования не только представлений об объекте, но и источником идей его видоизменения, реформирования. В этом проявлена динамичность и изменение структурно-функциональных связей объекта под воздействием субъекта.


загрузка...