Психологические основы профилактики наркотической зависимости личности (01.09.2008)

Автор: Лисецкий Константин Сергеевич

В первом разделе «Анализ зарубежных и отечественных и зарубежных программ психопрофилактики наркотической зависимости» приводятся данные, указывающие на то, что при всем многообразии подходов и моделей профилактики, практически все они ориентированы на формирование той или иной совокупности знаний и навыков. С этой точки зрения профилактические программы методически обоснованы и методологически обеспечены. Среди критериев оценки результативности программ профилактики часто называют: численность участников, отношение к программе, изменение информированности, изменение намерений, изменение отношения к ПАВ, изменения поведения, изменения отношения к себе, изменения в общении. Однако, при противоречивости выделенных критериев психического и социального здоровья очень сложно оценить эффективность той или иной профилактической программы.

Профилактика наркотизма в большинстве программ исходит из идеи «формирования» (навыков здорового образа жизни, конструктивного общения, преодоления стрессовых ситуаций и др.), то есть предполагается отсутствие в личности подростка каких-то качеств, дефицит навыков, неверные жизненные ориентации и др. Недостаточно уделяется внимание при разработке программ внутреннему миру личности, ценностям и потребностям подростков.

Из сферы внимания разработчиков и пользователей профилактических программ ускользает, казалось бы, очевидная вещь: обучение не тождественно развитию, обученный – не значит зрелый. Редукция развития к трансляции знаний, умений, навыков означает, по сути, вынесение субъекта за границы самого процесса. Поэтому можно со всей уверенностью сказать, что подросток в рамках существующих программ профилактики наркотизма – индивид - «не личность», «социальный объект». В означенном смысле, подобные программы бессубъектны.

Существующие профилактические программы продолжают оставаться в рамках причинно-ориентированных или факторных теорий, ограниченность которых уже обоснована. Трансляция социально приемлемых и желаемых форм поведения, которая происходит во время таких профилактических занятий с подростками, не учитывает индивидуальных особенностей подростка и актуальных для него задач взросления. «Деиндивидуализированная» работа предполагает заданные образцы действий и тем самым лишает подростка возможности экспериментировать в социальном пространстве, проявлять спонтанность и ответственность, которые в неопределенных, но онтологических значимых ситуациях его жизни, выступают условием его взросления, развития субъектности.

Второй раздел «Программа «Задачи взросления»: идея, сущность, техники» посвящена описанию предлагаемой авторской программы профилактики наркотической зависимости у подростков. Обосновывается эвристический потенциал идеи мультисубъктности личности, которая позволяет раскрыть смысл стремления подростков к поиску аутентичности и глубоко индивидуализированного способа решения онтологических задач взросления. И в этом смысле предлагаемая программа ориентирована на субъекта и его становление.

Описываются базовые принципы программы: работа в группе и неопределенность. Мы полагаем, что именно в ситуации неопределенности индивид имеет потенциальную возможность проявиться как субъект.

Вводится специальная единица процесса групповой терапии – субъектный шаг (или субъектное действие), понимаемый нами как сознательное действие кого-либо из подростков за пределами сложившихся паттернов поведения, что является предпосылкой преобразования группы в целом: как феномен он одновременно является событием, отражающимся и во внутреннем пространстве его автора (субъектный вклад индивида в себя), и во внутреннем пространстве присутствующих в этой ситуации индивидов (отраженная субъектность индивида в других), и в пространстве группы как целого (интерсубъектная отраженность). Изменения в состоянии и поведении членов группы при актуализации образа ситуации, в которой был совершен субъектный шаг (отраженная интерсубъектность), и есть минимальное количественное изменение в группе. Количественные накопления в системе ведут к ее качественным изменениям.

При организации работы с группой мы используем два аспекта групповой динамики: синхронный и диахронный. Под синхронным аспектом групповой динамики мы подразумеваем состояние группы в каждый конкретный момент времени (здесь и теперь). Говоря о диахронном аспекте динамики группы, мы имеем в виду ее эволюцию, собственно историю развития группы (там и тогда). Преодолевая «здесь и теперь» сложившиеся «там и тогда» паттерны поведения, ограничивающие возможности подростка в решении задач взросления, он приобретает потенциал свободного и ответственного поведения «везде и всегда».

Каждое занятие предлагаемой программы – ее «единица» (не «элемент») в том смысле, что в каждой сессии группа реально работает со всеми задачами взросления. Таким образом, каждое занятие, являясь единицей программы в целом, самоценно. Последнее обстоятельство является особенно важным не только потому, что создает констекстуально-смысловые условия «возгонки субъектности», но и потому, что «сшивает» занятия в единое целое и по процессу, и по его отраженности в сознании подростков.

Пятая глава «Анализ и обсуждение результатов». Первый раздел «Экспериментальная проверка и подтверждение основных положений диссертационного исследования» включает описание экспериментальных процедур по проверке каждого выдвинутого во введении предположения и аналитический комментарий, полученных результатов.

Второй раздел «Условия и критерии результативности программы. Задачи взросления» раскрывает принципиальные, определяющие параметры и условия эффективной психопрофилактики наркотической зависимости личности. Доказывается необходимость специальной подготовки психологов, занимающихся профилактикой наркотизма среди подростков. При всем разнообразии предлагаемых различными авторами критериев, мы придерживаемся трех важнейших: наличие/отсутствие тематической тревожности как показателя решенности/нерешенности актуальной онтологически значимой задачи взросления; повышение уровня субъектности личности; жизнь без наркотиков.

В заключении обобщаются результаты диссертационного исследования, формулируются основные выводы:

1. В психологии складываются предпосылки, однако, всё еще отсутствует опыт системного анализа феномена наркотической зависимости личности. Имеет место разнообразие подходов, многочисленных попыток теоретического обобщения эмпирических данных. Своеобразной чертой научного дискурса является при этом непроизвольная подмена задачи, вместо поиска объяснения феномена наркотической зависимости. Тогда как, наркозависимость личности представляет собой результат множественной детерминации, не подлежащий редукции к какой-либо одной группе традиционно выделяемых «переменных» развития, как-то травмы раннего детства, акцентуации характера, невротические расстройства, стрессы, наследственость, подражание и т. п.

2. Клиницисты и психологи, как правило, опираются на исходное положение о некоторой компенсаторной функции наркотического опьянения, что определяет логику исследований и интерпретации феномена наркотической зависимости. Она истолковывается как стремление индивида избежать состояния дискомфорта. Но подобное понимание существенно упрощает и искажает подлинную картину детерминации данного явления. В результате складывается противоречие между растущим объемом эмпирических данных и невозможностью их адекватной интерпретации в рамках существующих теоретических подходов.

3. Преодолеть отмеченное противоречие возможно при изменении самой логики поиска интерпретации: синдромологическая и монокаузальная методологическая установки должна быть «снята» в идее субъектной детерминации зависимости. Основанием для такого подхода являются: мультисубъетная теория личности, выделение онтологически значимых задач взросления, понимание субъектной детерминации наркотической зависимости.

4. Подлинной причиной первых «опытов» употребления наркотиков является потребность «быть субъектом свободного выбора» («причиной себя»), что типично для личности в период взросления.

5. С позиции мультисубъектной теории личности, эффективная профилактика наркомании – это содействие в развитии такой системы саморегуляции, которая обеспечивала бы личности устойчивость в ситуации экзстенциально значимых выборов. В подростковом возрасте такие выборы имеют статус задач взросления. Каждая решенная задача взросления – это самоопределенность личности по отношению к значимому аспекту бытия человека в мире.

6. Субъектность личности, ответственность индивидуума за выбираемое им «непредустановленное», представляет собой единство противоположностей – свободы выбора, с одной стороны, и контроля над собой, - с другой. Это единство двух полюсов активности (свободы и ответственности) переживается индивидуумом в своей чувственно-телесной данности, как что-то, глубоко укорененное в нем самом. Такое понимание субъектности позволяет говорить о ней как об источнике внутренней детерминации сознания и поведения, что и отличает «взрослое Я».

7. Взросление - универсальный мотив, предметом которого является расширение пространства личной свободы индивида. Взросление есть не только приобретение новых умений или навыков в предметной деятельности под руководством воспитывающего взрослого при наличии соответствующих образцов, но, в первую очередь, согласование, «онтосинтез» внутриличностных противоборствующих мотивов и ценностей в условиях неопределенности, «непредрешенности» и субъектного выбора. Специфической «единицей» взросления является «субъектное решение подростком актуальной онтологически значимой задачи своего взросления».

8. В психологическом плане основными задачами взросления подросткового возраста являются: принятие своего имени; принятие собственной внешности и тела; достижение новых и более зрелых отношений со сверстниками обоего пола; достижение полоролевой идентичности; достижение эмоциональной независимости от родителей; построение системы ценностей, выстраивание отношений со временем (будущим, смертью, жизнью), с Абсолютом (Богом); выбор профессиональной перспективы; принятие себя. Их решение подростком составляет основу его внутриличностной системы самоподдержки.

9. Результатом решения задач взросления является взрослость как системная характеристика личности. Формы поведения подростка – это не только субкультурные нормы, но и «идеальные формы» взрослости.

10. Нерешенные задачи взросления, т.е. отсутствие у подростка его субъективного, проясненного для него самого, его собственного отношения к онтологически значимым сторонам его жизни порождает особое фоновое состояние, которое мы назвали «тематическая тревожность». В этом контексте подростковую девиацию целесообразно рассматривать, как стремление подростка, во что бы-то ни стало, решать свои задачи взросления.

11. Употребление наркотиков в старшем подростковом возрасте обеспечивает форсирование достижения личностной идентичности, однако приводит к формированию «псевдоидентичности». Начальные пробы психоактивных веществ опосредствуются особой открытостью подростка к постановке и решению онтологически значимых задач взросления и провокативностью среды, располагающей подростка к испытанию себя как субъекта (в том числе, и в экстремальных формах). Это воспринимается подростком как способ получения избыточных возможностей для освобождения себя от детского эмоционально зависимого поведения, как «особая система» самоподдержки. Однако, поскольку употребление наркотика не разрешает онтологических задач взросления, подросток снова и снова вынужден прибегать к наркотикам для поддержания иллюзорного состояния идентичности.

12. В состоянии наркотического опьянения у подростка возникает переживание особых, избыточных возможностей. В работе показано, что одним из источников этого является глубинная перестройка «психофизики» реагирования на стимулы окружения. В частности, выяснилось, что меняется, казалось бы, незыблемое соотношение между интенсивностью внешних воздействий и субъективными ощущениями. Позволительно сказать, что «константа Вебера», после употребления индивидом наркотика, перестает быть для него константой. Возникает и развивается новообразование, которое было обозначено как «превосходящее «я». Оно проявляется в том, что индивид воспринимает себя в качестве субъекта, неограниченного в своих возможностях («всё понимаю», «всё чувствую», «всё могу»).

13. Порождению «превосходящего я» содействуют особенности наркоманской субкультуры, и, в частности, «наркоманский сленг». Показано, что наркоманский сленг заключает в себе особые лингвистические формы описания самочувствия личности, совмещающие в себе описание ценностей с описанием состояния наркотического опьянения, способствующие фасцинации («зачаровыванию») подростков особой символикой и атрибутикой наркотизма.

14. Анализ зарубежных и отечественных программ профилактики наркотизма обнаруживает их некоторые общие черты. Профилактика, в основном, направлена на «формирование» навыков здорового образа жизни, конструктивного общения, преодоления стрессовых ситуаций и др. Недооценивается и эмпирически не фиксируется главное – становление субъектности подростка в процессе его активности.

15. Предлагаемая нами программа «Задачи взросления» основана на идее мультисубъктности личности, инициирует подростков к поиску аутентичности и глубоко индивидуализированного способа решения онтологических задач взросления, ориентирована на субъекта и его становление.

16. Определяя зоны тематической тревожности относящихся к постановке и решению задач взросления («имя – внешность – тело», «воля», «независимость», «отношения со сверстниками», «равенство», «смерть – бессмертие» и др.) психолог-тренер содействует исключительно субъектным формам разрешения этих задач. В конечном счете, рождается внутриличностная система самоподдержки, – собственная субъектность подростка.

17. Отмечая многообразие предлагаемых различными авторами критериев эффективности профилактических программ, мы придерживаемся, главным образом, трех, на наш взгляд, необходимых и достаточных: наличие /отсутствие тематической тревожности как показателя решенности - нерешенности актуальной онтологически значимой задачи взросления; повышения уровня субъектности личности; жизнь без наркотиков.

Полученные данные открывают перспективу дальнейших исследований, которые можно представить в следующих направлениях:

разработка методов диагностики тематической тревожности;

изучение условий и предпосылок становления у подростков системы внутренней самоподдержки;

изучение семьи как специфической микросреды развития личности, создающей необходимые условия развития субъектности подростка или препятствующей этому процессу;

изучение возможностей онтосубъектного тоже подхода в организации и содержательном обеспечении вторичной и третичной профилактики наркомании;

изучение феноменологии решения онтологических задач взросления;

исследование факторов устойчивости к провокативным воздействиям социальной среды;

разработка социально-психологических механизмов снижения межпоколенной рассогласованности;

поиск адекватных для подросткового возраста ценностных и смысловых оснований разработки программ превенции;

изучение развивающих взаимодействий в системе «воспитывающие взрослые - подростки», способствующих решению подростками онтологических задач взросления; и ее выборы.

- изучение влияния заимствованных форм субъектности на жизненный путь личности


загрузка...