Психологические основы профилактики наркотической зависимости личности (01.09.2008)

Автор: Лисецкий Константин Сергеевич

1 Физиологический Изменения обменных процессов.

Влияние наркотических вещества функционирования органов и систем.

Изменение физиологии ВНД.

Физиологические предпосылки наркотизации. Отражение в сознании наркозависимого физиологических и телесных феноменов, возникающих вследствие употребления наркотиков.

Физиологические факторы поисковой активности \ наркориска

2 Психологический Нарушения в структуре и динамике психических явлений под влиянием наркотика

Психологическая предрасположенность

Отклонения от нормального функционирования психики Особенности психики употребляющих наркотики

Паттерны поведения, характерные для наркомании

3 Личностный Донаркотическая личность

Личностные факторы предрасположенности

Нарушения личности потребителей наркотиков Личностная динамика индивида, употребляющего наркотики, детерминации выбора «за» или «против» наркотиков

4 Социально-психологический Первичная профилактика

Созависимость как болезнь Группы и сообщества наркоманов

Созависимость как система отношений

Семья наркомана

5 Социальный Эпидемология

Социальные факторы распространения наркомании

Социальная практика наркотизма Психологические последствия социальной стигматизации наркоманов

Наркоманская субкультура

Обосновывается идея о том, что интерпретация наркотизма и аддиктивного поведения как отклоняющегося не может быть основой для разработки профилактических программ.

Во втором разделе «Особенности наркозависимой личности» приводятся психосемантические исследования сознания наркозависимых подростков и взрослых в сравнении с подростками, не употребляющих наркотики и взрослыми, находящимися в состоянии длительной ремиссии. Показано, что взрослые наркоманы живут в условиях нерешенных задач взросления подросткового возраста. Семантические пространства, отражающие структуру индивидуального сознания наркозависимых взрослых и подростков, имеют сходное строение и отражают неразрешенные задачи подросткового возраста. Наркотик восполняет личности недостаток субъектности. Жизненная ситуация подростков, не употребляющих наркотики, характеризуется большей неопределенностью. Употребление наркотиков в старшем подростковом возрасте обеспечивает форсирование достижения личностной идентичности. Субъективно психоактивное вещество воспринимается подростком как средство обретения желаемых личностных качеств. Однако, поскольку употребление наркотика не разрешает онтологических задач взросления, а только снижает их напряженность, подросток снова и снова вынужден прибегать к наркотикам для поддержания иллюзорного состояния идентичности.

В сознании подростка отсутствует дифференцированное представление о ценности здорового образа жизни и собственного здоровья. но он хорошо знает, что такое здоровье и болезнь близких. Так как сфера отношений с родителями и близкими людьми для подростка является значимой, то естественно желание, чтобы они были здоровы. Здоровье является внутренне конфликтной сферой для подростков. С одной стороны, они опасаются в будущем не иметь хорошего здоровья, с другой, у подростков постоянно присутствует тенденция рисковать своим здоровьем. Подросток не знает, что такое здоровье, потому что в норме растущий организм достаточно сильный и способен справляться с болезнями. Чтобы понять, что такое здоровье, и почувствовать себя здоровым, подросток должен знать, что такое болезнь. Опыт болезненных состояний он может получить, проводя эксперименты с собственным здоровьем, рискуя, испытывая свой организм. Само по себе состояние здоровья интересно для подростка, и конечно, он хочет быть здоровым. Однако, тот способ, который предлагают взрослые, а именно, здоровый образ жизни, рассматривается подростком как ограничение возможностей.

Принцип формирования навыков здорового образа жизни у подростков и молодежи, который положен в основу большинства программ профилактики зависимого поведения, не соотносится с ценностями подросткового возраста, и потому не может служить ориентиром и критерием для их разработки и распространения.

Вышеобозначенное положение подтвердилось исследованием значения категорий «здоровье» и «здоровый образ жизни» (точнее смысла, который вкладывают подростки и взрослые в эти понятия) на выборке (181 респондент) подростков в возрасте 15-17 лет и взрослых от 25 до 67 лет. Исследование проводилось с использованием модификации метода семантического дифференциала. Выяснилось, что в определении рассматриваемых категорий подростками и взрослыми имеются существенные различия: 1) здоровый образ жизни предполагает правильное питание, а «здоровье», как его понимают подростки, позволяет человеку не придерживаться особых правил питания; 2) подростки считают, что «здоровый образ жизни» предполагает отказ от употребления алкоголя и табака, в отличие от «здоровья», который позволяет курить и употреблять алкоголь; 3) здоровье дает больше возможности рисковать и быть уверенным в себе, в своих силах и возможностях, тогда как соблюдение правил здорового образа жизни ведет к ограничению; 4) здоровье важно для подростка значительно больше, чем здоровый образ жизни.

Взрослый, формируя у подростка навыки здорового образа жизни, основывается на понимании категории «болезнь – здоровье», принятой во взрослом мире, где границы уже известны. Для подростка же здоровье ценно в том смысле, что дает возможность экспериментировать с телом и собой, выявляя таким образом свои возможности и способности. Переживая физический риск, подросток острее ощущает реальность собственного «Я», узнает об особенности личностных границ и таким образом усваивает категории «болезнь – здоровье». Подросток не может разделить эти ценности, т.к. они не пережиты, отсутствуют в его опыте, а принять на веру – означает подчиниться, потерять свободу и попасть в зависимость от взрослого, снова оказаться в детской позиции

Проведенное исследование убедительно доказало, что ценность «здоровье» для подростков заключается в том, что его наличие дает уверенность в себе, способствует самореализации, дает возможность рисковать, помогает в решении проблем и не зависит от взрослого. Тогда как «здоровый образ жизни» оценивается подростками как не имеющий смысла (т.е. не актуальный в подростковом возрасте); соблюдение правил ЗОЖ не связано с риском, ограничивает поведение и поэтому не ведет к самореализации. «ЗОЖ» предполагает соблюдение правил гигиены, правильного питания, отказа от употребления табака и алкоголя, тогда, как здоровье дает возможность полностью или частично игнорировать эти правила. Здоровье является большей ценностью, в отличие от ЗОЖ, его наличие позволяет быть взрослым и чувствовать себя уверенным и независимым, дает возможность рисковать, в сравнении с правилами ЗОЖ, которые ограничивают поведение. Обладая здоровьем, можно реализовать себя, оно помогает в решении проблем.

Мы обнаружили, что человек даже в возрасте 25-35 лет не осознает как ценность первоочередное условие сохранения здоровья.

По результатам нашего исследования это понимание приходит только в 40 – 60 лет, когда понятия «здоровье» и «здоровый образ жизни» для взрослых становятся семантически близкими между собой категориями. Для одной группы взрослых ЗОЖ является условием сохранения здоровья, и они стараются соблюдать правила ЗОЖ. Другая группа взрослых рассматривает ЗОЖ как условие сохранения здоровья в подростковом и юношеском возрасте. Эта группа характеризуется большей пассивностью собственного поведения и, как правило, «не ведут» ЗОЖ. Основная причина такого образа жизни в том, что здоровье уже потеряно в молодости.

Сохранение и поддержание уровня здоровья становится важнейшим и необходимым условием для продуктивной жизни пожилых людей. Однако, даже в этом возрасте здоровый образ жизни свойственен не всем пожилым людям. Поддерживать здоровье стремятся те люди, у которых имеются другие важные цели в жизни, которых они хотят достичь. Если пожилой человек разочарован, находится в состоянии апатии, ни к чему не стремится и уже ничего от жизни не ждет (т.е. смысл жизни утрачен), здоровье ему тоже ни к чему.

Исходя из вышесказанного, профилактика подросткового наркотизма основанная на формировании ЗОЖ как личностной ценности оказывается малоэффективна.

В третьем разделе «Субъектная детерминация наркотической зависимости личности» наркотическая зависимость понимается как форма отношений «личность – наркотик», а также как форма взаимоотношений субъекта с самим собой. Рассматривается взаимосвязь умственной, эмоциональной и волевой сфер личности в процессе наркотизации. Поднимается проблема психических состояний, в том числе состояния избыточных возможностей при употреблении психоактивных веществ. Вводится определение негативной психической зависимости как стремления индивида к воспроизводству состояния целостности, могущества и воли, не имеющее причин в себе. Доказывается, что вероятность возникновения психической зависимости у индивида определяется уровнем сформированности его личностной субъектности (субъектный, адаптивный или инфантильный уровни).

Одним из ключевых проявлений субъектности – свободного, спонтанного и ответственного проявления собственной субъективности – является способность к совершению экзистенциального выбора, который характеризуются свободой действования в условиях непредрешенности результатов. В.А. Петровским была предложена математическая метаимпликативная модель такого выбора и намечены пути ее эмпирической верификации. Согласно В.А. Петровскому, субъект – это свободное, целеустремленное, рефлексирующее и развивающееся существо. Каждая из перечисленных характеристик, взятая сама по себе, не может никаким образом ни охарактеризовать субъектность, ни быть показателем ее выраженности. Для проявления субъектности необходимо наличие всех перечисленных характеристик и их определенной структурно-функциональной взаимосвязи.

В основании любого проявления субъектности лежит свободное намерение действовать так или иначе – интенция, устремление (единство «могу» и «хочу»). Для реализации собственных устремлений субъект должен быть способен к целеполаганию. Субъектное целеполагание основывается на собственных устремлениях, однако оно не обязательно полностью им соответствует. Целеполагание и дальнейшее поведение, направленное к поставленной цели, может быть успешным (состоятельным), и неуспешным (несостоятельным). К каким бы результатам ни привела субъекта его активность, за ней должна следовать рефлексия, осмысление результатов деятельности, решение «задачи на личностный смысл». Результатом рефлексии является определение соответствия цели и полученного результата, принятие решения о том, зачем достигнутый результат необходим человеку. Действительно, о достижении цели, удовлетворении побуждений человек судит не столько по объективным результатам своей деятельности, сколько на основании собственной рефлексии, субъективной удовлетворенности и значимости достигнутых целей.

Таким образом, в структурно-функциональном плане субъектность можно представить как рефлексию субъекта, основанную на результатах собственного целеполагания, которое, в свою очередь, основывается на интенциях и устремлениях субъекта.

Следует отметить, что несовпадение цели и результата, целеполагания и собственных устремлений вовсе не означает отсутствие субъектности. Как раз наоборот, через рефлексию субъект способен обнаружить себя даже в тех результатах собственной активности, которые никак не соотносятся с изначальными устремлениями, «присвоить» себе непредрешенные результаты собственных действий. Состоятельность всех трех процессов – устремлений субъекта, его целеполагания и рефлексии – это и есть состоятельность субъектности, обеспечивающая ее, субъектности, развитие (а точнее, саморазвитие).

В нашем исследовании на основе разработанной В.А. Петровским модели экзистенциального выбора была предложена метаимпликативная модель для диагностики субъектности, а также проведено сравнение выраженности субъектности у лиц, склонных к употреблению психоактивных веществ, и не употребляющих наркотические вещества. В содержательном плане, согласно модели В.А.Петровского, импликация x?y может быть описана как «х опирается на у», «для удовлетворения запроса х требуется ресурс у». Тогда – применительно к нашей модели – метаимпликативная модель субъектного поведения может быть представлена как двойная метаимпликация (x ( y) ( z, где:

х – уровень побуждения к действию, желания заниматься той или иной деятельностью;

у – уровень целеполагания (высота избираемых целей);

(x ( y) – уровень состоятельности целеполагания, реализуемости побуждения на основе принятой цели;


загрузка...