Социально-психологическая модель организационной культуры: концепция, методология, технология изменения (ордерный подход) (01.09.2008)

Автор: Аксеновская Людмила Николаевна

§ 1.1.2. дает характеристику постмодернизму как культурной ситуации, обусловленной принципиально изменившимся состоянием цивилизации, которое определяется как общецивилизационный кризис. Он заключается в беспримерном разрыве между инструментальными возможностями человечества и его нравственным несовершенством, что ставит на грань гибели человечество как вид. Делается вывод о том, что эпоха постмодерна является культурной реакцией на радикальное обострение этической проблемы. Подробно обсуждается концепция «конца истории», связанная с методологическим принципом «неоархаики» как периода возврата «к началу» культуры и истории на качественно новом уровне, что проявляется в феноменах «глобальной деревни», неотрайбализма, в восстановлении значения ритуала, традиции, способов архаичной (дописьменной) коммуникации и др. Показана включенность элементов архаичной культуры в ткань современной культуры (в том числе культуры деловых организаций).

В § 1.1.3. анализируется постмодернистская философия науки, сформировавшаяся на базе дискурсивных практик М. Фуко, конструктивного постмодернизма Ж.-Ф. Лиотара, деконструктивного постмодернизма Ж. Деррида, постмодернистской литературоведческой науки в целом, нелинейной физики и синергетики. Отмечаются такие особенности постмодернистской науки как междисциплинарность, плюрализм методов исследования, принцип множественности интерпретаций, создания для каждого объекта собственных правил игры, а также сочетания научных и художественных методов мышления. В качестве основы постмодернистской модели мира и новой эпистемологии выделяется синергетика (хаос и порядок, нелинейность, процессуальность мира, равновероятность и равноценность всех элементов).

§ 1.1.4. дает развернутую характеристику постмодернистской культуры. Рассматриваются определения постмодернистской культуры, классификации ценностей и характерных признаков постмодернисткой культуры, синергетическое описание культуры. В целом постмодернистская культура определяется через способность к знаковому моделированию материала, включенного в весь культурный интертекст и делается вывод о наличии постмодернистской симптоматики на всех системных уровнях культуры, включая организационную культуру. В качестве значимой для данного исследования выделяется эссенциальная версия постмодернизма П. Козловски.

В § 1.1.5. обсуждаются особенности постмодернистской (постиндустриальной) экономики, менеджмента и теории организаций на базе работ Д. Белла, К. Нордстрема и Й. Риддерстрале, Т. Питерса, О.С. Виханского, А.И. Наумова, Л.-Л.Ф. Никулина, Н. Тичи и М.А. Деванны, Й. Кунде, М. Кэ де Ври, Дж. Коллинза и Дж. Порраса, Ч. Хэнди, И. Нонаки и Х. Такеучи, Л.В. Райченко. Даны характеристики постиндустриального общества, постиндустриальной экономики, систематизированы основные тенденции развития менеджмента в эпоху постмодерна и новые идеи теории организации, которые коррелируют с этими тенденциями. В качестве значимых выделены темы лидерства, культуры и этики.

§ 1.1.6. анализирует особенности постмодернистской психологии и психотерапии на базе работ Н. Смита и П. Козловски. Обсуждены различия между строгим конструкционизмом (К. Герген), контекстуальным конструкционизмом (Р. Харе, Manicus и Secord) и констукционизмом (Ж. Пиаже, Дж. Келли). В качестве значимых особенностей постмодернистской психологии и психотерапии выделяются внимание к творящей (конструирующей) роли языка, наррациям, культурному контексту существования человека, социальному взаимодействию, феномену смысла, а также к качественным методам исследования. Обсуждены темы «постмодерного человека», самости, «заботы о себе», идентичности и сформулированы постмодерные принципы менеджерской психотерапии.

В § 1.1.7. дается характеристика общего состояния постсовременной социальной психологии. Показаны тенденции к одновременной дифференциации и интеграции пространства социально-психологических исследований, основные социально-психологические парадигмы и варианты переопределения предмета социальной психологии. Делается вывод о том, что постмодернизм задает принципиально новое пространство для меж- и внутрипарадигмальных коммуникаций и переводит процесс научного поиска в социальной психологии на принципиально иной уровень, который позволяет обнаруживать глубинные связи между отдельными подходами, теориями и моделями в социальной психологии.

Из анализа постмодерной ситуации в мире, а также постмодернистских тенденций в философии науки, культуре, экономике, менеджменте, теории организаций, психологии и психотерапии делаются выводы о том, что этическая задача, которую ставит постсовременный мир в том числе и психологии, заключается в поиске решений по преодолению общецивилизационного кризиса, вызванного разрывом между технологическим могуществом человека и его нравственной ограниченностью. Этическая задача времени ставит в повестку дня необходимость разработки этикоориентированной методологии социально-психологического исследования, учитывающей постмодернистские тенденции к поиску новых смыслов и нового порядка.

Глава 1.2. Этика как моделеобразующий параметр культуры.

В § 1.2.1. рассмотрена доктрина корпоративной социальной ответственности в контексте организационно-культурной проблематики. Обсуждены история вопроса, современные тенденции и проблемы. Выделен социально-психологический аспект проблемы корпоративной социальной ответственности и описаны 3 группы моделей организационного поведения в сфере корпоративной ответственности («ответственные», «ситуативные», «безответственные»). Сделан вывод о возможности понимать усиление интереса основных субъектов социально-экономического взаимодействия к доктрине корпоративной социальной ответственности как симптом увеличения значения фактора этики в современных обществах и организациях.

§ 1.2.2. раскрывает сущность этикоцентрированной модели культуры А. Швейцера. Цель культуры, по Швейцеру, состоит в духовном и нравственном совершенстве человека и духовный прогресс называется «существенным» фактором культуры в сравнении с материальным прогрессом, играющим важную, но менее существенную роль в человеческом существовании. Механизм, обусловливающий формирование культуры, по Швейцеру, - мировоззрение, которое может быть как «культуротворческим», так и, наоборот, «не культуротворческим». Культуротворческое мышление в качестве одной из трех своих характеристик имеет этичность (остальные – самостоятельность мышления и оптимистичность).

§ 1.2.3. посвящён этикоцентрированной модели экономики П. Козловски. Экономика рассматривается Козловски как часть культуры и её функционирование определяется культурными нормами и ценностями. Этические условия экономического поведения, по Козловски, являются условием эффективности и роста экономики. В анализируемой концепции выделяются определения «хорошего» и «оценочных перспектив», которые являются комплексом оценок различных аспектов «человеческого действия», включающего в себя намерение, цель, средства, обстоятельства, результат и последствия. Процедура оценки является психологическим механизмом сопоставления поведения с культурным эталоном. Оценке не подлежат достоинство личности и ценность человеческой жизни. Вывод Козловски состоит в том, что несостоятельность правил экономики как гаранта «правильного» поведения корректирует этика, а несостоятельность этики корректируется религией.

§ 1.2.4. фокусируется на внимании к этикоцентрированным моделям человека и научного познания, предложенным русской идеалистической философией, а также на связи её идей с этическими поисками авторов современности и постсовременности. К интеллектуальной традиции «русской нравственной философии» принадлежит И. Киреевский, А. Хомяков, В Соловьев, С. и Е. Трубецкие, Н. Лосский, П. Флоренский, Н. Федоров, С. Франк, И. Ильин, А. Лосев и др. Выделены характерные особенности этого философского течения. Отмечены современные тенденции развертывания психологических и социально-психологических исследований в духовно-этическом направлении и представленные работами В.П. Зинченко, П.Н. Шихирева, В.В. Знакова, Б.С. Братуся, В.Е. Семенова, В.И. Слободчикова и др. Этическим проблемам бизнеса посвящены работы Д.Дж. Вогеля, Р.Т. Де Джорджа, Д. Дж. Фритцше и др. Делается вывод, что все эти работы формируют новое проблемное поле социально-психологических исследований организационной культуры.

§ 1.2.5. обозначает контуры единого смыслового пространства этико-культурных воззрений на базе работ П.А. Флоренского, М. Элиаде, Э. Нойманна, С.Л. Франка, Г.Г. Шпета, М.М. Бахтина и Б.Д. Эльконина. Концепции, разработанные данными авторами, образуют единое смысловое пространство этико-культурных поисков с опорой на такие центральные категории как религия (Абсолют, Бог, Дух, мистическое, Идеал), этика (нравственность, ответственность, долженствование, нравственный опыт, «хорошее»), культура (прогресс, развитие, борьба за существование, знак, творчество, смысл, мировоззрение), человек (личность, индивидуальность, дух, душа, бессознательное, целостность, человеческое действие, поступок, взаимодействие, посредничество, герой, медиум, великий индивид), взаимодействие (другой, диалог, посредничество, отношение, связи, функции, действия, оценка, смысл, упорядочивание, кризисы бытия, трансформация, метаморфоза). На базе пяти центральных категорий выделены три значимых для данного исследования элемента: продуцент культуры (человек) – процесс культуротворчества (взаимодействие) – продукт культуротворчества (формы и содержания культуры).

В § 1.2.6. формулируются сущность и основные принципы этической методологии изучения организационной культуры на базе ранее обсуждавшихся работ широкого круга авторов. В число принципов этической методологии включены методологические принципы русской идеалистической философии, вербальные модели культуры (А. Швейцер), экономики (П. Козловски), постулат Де Джоржа и построена интегративная ad hoc модель этики, обобщающая и развивающая идеи вышеназванных авторов. Предложена модель базовых этических смыслов (жизнь – смерть, сотрудничество – борьба, улучшение – ухудшение, ответственность – безответственность). Делается вывод о том, что этическая методология гуманитарного познания и социально-психологического исследования организационной культуры, в частности, опирается на мощную духовно-культурную традицию понимания этического как центрального компонента в психологической организации личности, социума и его культуры.

Глава 1.3. Порядок как моделеобразующий параметр культуры.

В § 1.3.1. осуществлена концептуализация понятия «порядка», обсуждены этимология и контексты употребления слова «порядок», показано, что понятие порядка является столь же универсальным и ёмким по смысловому наполнению, как и понятие культуры. Выделены пять основных подходов к пониманию порядка в различных научных дисциплинах (структурно-функциональный, синергетический, социально-психологический, синергетико-социопсихологический и организационно-культурный как конкретизация социально-психологического подхода). Представлены стипулятивное (нормативно-ценностное) и системное описания порядка. Даётся операциональное определение порядка как состояния постижимости организационно-культурной системы, поддающегося управлению.

6циальное – взаимодействие – отношение – психологические связи – потребности – восприятие (оценка и убеждение) – смысл. Раскрыто содержание каждого концепта и связь между ними. Показан механизм влияния этических смыслов на взаимодействие. Анализ социально-психологического содержания культуры как порядка выполнен на базе работ Л.С. Выготского, Г.Г. Шпета, В.Н. Мясищева, П.Н. Шихирева, В.Н. Панферова, В.Н. Куницыной, Д.А. Леонтьева, Е.В. Левченко, К.-Г. Юнга, В. Франкла, Г.Бейтсона, М. Холла, Р. Мартенса, Т.С. Кабаченко, О.С. Виханского и А.И. Наумова, Б.Д. Парыгина, А.Л. Свенцицкого, Г.М. Андреевой, Н.М. Богомоловой, Л.А. Петровской, В.С. Агеева, П. Вейлла. Дано определение организационной культуры как сложного социально-психологического порядка интеракций, конституируемых и регулируемых системами этических смыслов участников взаимодействия.

§ 1.3.3. посвящен обсуждению сущности и роли смысла в социально-психологическом механизме культуры. Тематизируется феномен этических смыслов на базе работ Д.А. Леонтьева, В. Франкла, К.-Г. Юнга, В.Н. Панферова, А.Д. Гудкова, А.О. Прохорова, М. Холла. Показана связь смысла и совести, обусловливающая этическую детерминацию смысла. Выделена роль метафоры в смыслообразовании. Обсужден вопрос механизмов изменения смысла.

В § 1.3.4. анализируются этико-культурные аспекты обсуждения понятия «смысл», которые образуют собственное проблемно-тематическое пространство, включающее в себя 4 группы ключевых понятий: 1) Архетип - Символ – Миф (Метафора), 2) Религиозность (Бог – Духовность – Вера, 3) Мировоззрение – Этика (целое, ответственность, долг) – Совесть, 4) Творчество – Порядок (целое) – Культура. Раскрываются содержательные связи между вышеназванными понятиями и их группами. Фиксируется упорядочивающая функция смысла: смысл задает порядок реальности и творит порядок как культуру.

§ 1.3.5. акцентирует внимание на социально-психологическом аспекте смысловой реальности и трансмиссии этических смыслов. Социально-психологический аспект смысловой реальности связывается прежде всего с проблемой отношений (В.Н. Панферов) и с проблемой совместной деятельности и пониманием культуры как поля коллективных смыслов (Д.А. Леонтьев). Показано, что трансмиссия этических смыслов осуществляется по социально-психологической цепочке культурного порядка (от убеждений и оценок до взаимодействия и культуры в целом). Этика определяется как содержание и способ связи с Целым на его различных уровнях (Абсолют/Бог; Социум/Культура; Человек/Самость). Этика определяется как совокупность законов, по которым функционирует Порядок. Этика обеспечивает целостность мира человека и является механизмом выживания и развития человечества. Регуляция этикой социального (и управленческого взаимодействия) осуществляется через этические смыслы, являющиеся частью социально-психологического механизма культурного порядка. Делается вывод о том, что культура как сложный социально-психологический порядок конституируется подсистемой этических смыслов смысловой системы личности и группы.

Глава 1.4. Порядок и этика: ордерный подход к изучению организационной

культуры.

§ 1.4.1. формулирует общие результаты 1-ой части исследования, посвященной разработке ордерного подхода к изучению организационной культуры. Делается вывод о том, что ордерное понимание организационной культуры является в значительной степени этико-смысловым пониманием организационно-культурного порядка.

В § 1.4.2. в 7-ми разделах формулируются основные положения ордерного подхода к изучению организационной культуры (понимание порядка; содержание социально-психологического порядка и его социально-психологический механизм; смысл; этические смыслы и этика; социальные формы реализации этических смыслов; изменение смыслов как изменение культуры; культурный порядок). Описываются ключевые пункты примененной логики выстраивания ордерного подхода с перечислением ранее сформулированных методологических принципов исследования. Делается вывод о том, что ордерный подход является гуманитарным, ориентированным преимущественно на методологические стандарты гуманистической психологии и качественные методы исследования. Формулируется гипотеза о базовых архаичных видах человеческой деятельности и психотипах личности лидера, определяющих этико-смысловую специфику управленческого взаимодействия.

Часть II. Социально-психологическая модель организационной культуры.

Глава 2.5. Ордерная концепция организационной культуры и построение социально-психологической модели организационной культуры.

В § 2.5.1. осуществлено первичное структурирование социально-психологического ордера и представлены его исходные модели: модель социально-психологического содержания и социально-психологического механизма культуры и модель системных уровней организационной и организационно-культурной системы. Помимо двух основных моделей в число исходных моделей социально-психологического порядка входят дополнительные модели (модель двухаспектности социально-психологического порядка, системная модель оргкультурного порядка, модель базовых этических смыслов, комбинации основных и дополнительных моделей). Дано описание всех вышеназванных моделей.

§ 2.5.2. раскрывает методологический принцип «неоархаики», характеризует первобытный период в истории человечества на базе исследований В.А. Шкуратова, П. Козловски и др. Делаются выводы о том, что первобытная эпоха закладывает основы человеческой психики и основы социально-психологических отношений, базой которых являются три функциональных вида деятельности архаичного человека – воспроизводство, борьба (агрессия) и магия (литургия).

§ 2.5.3. описывает базовые функциональные виды деятельности архаичного человека (воспроизводство, агрессия, литургия), базовые типы социальной практики (брак, война, религия) и организации (семья, армия, церковь) и базовые (метафорические) типы личности лидера («родитель», «командир», «пастырь»). В качестве аргументирующих источников используются работы В.А. Шкуратова, И.У. Ачильдиева, П.И. Борисковского, Б.Ф. Поршнева, З. Фрейда, Й. Хейзинги, М. Кэ Де Ври, М. Бувье-Ажана. Делается вывод о существовании трехаспектности лидерской психологии, обусловленной влиянием базовых функциональных видов деятельности архаичного человека.

В § 2.5.4. описаны базовые модели управленческого взаимодействия («родительская», «командирская» и «пастырская») и регулирующие их системы этических смыслов – инвариантных (жизнь - смерть, сотрудничество – борьба, улучшение – ухудшение, ответственность – безответственность) и функциональных («забота о «своих»», «забота о победе», «забота о праведности»). Показана связь между инвариантными и функциональными этическими смыслами. Описаны алгоритмы, по которым выполняется управленческое взаимодействие каждого типа. Сделан вывод о том, что «пастырская» модель управленческого взаимодействия содержит в себе элементы как «родительской», так и «командирской» моделей управленческого взаимодействия.

§ 2.5.5. представляет описание базовых типов организационной культуры («семья», «армия», «церковь»), которые порождаются соответствующими моделями управленческого взаимодействия, и даёт характеристику каждому типу организационной культуры. Показана работа социально-психологического механизма культуры применительно к конкретному субордеру («семья»). Представлено описание базовых типов управленческих команд («совет старейшин», «штаб», «синод»).

В § 2.5.6. дано интегративное описание ордерной модели организационной культуры и представлен ряд работ, подтверждающих её основные положения. В их числе работы В.П. Алексеева, Я.Я. Ярошевского, Э. Фромма, А.П. Назаретяна, С.В. Лурье, А. Хажински, К. Леви-Строса, Э. Шейна, К. Камерона и Р. Куина, И. Тевене, Х.-Ю. Варнеке, Р. Уотермена, Р. Салмона, Т. Дж. Уотсона – мл., Д. Дейтона, Ч. Хэнди, Й. Кунде, Дж. Хейдера, Р. Рубина и С.Э. Гоулда, В.Г. Макеевой, Иоанна Павла II, Г. Галиарди, М.Р. Макнилла, Дж. Михаэльсона, Д. Степанова, Д. Шминке, Р. Пино, Н. Скеллона, фон Гикзи, Г. Минцберга, Дж. Прескотта и С. Миллера, Э. Райса и Дж. Траута, Д.Д?Алессандро, М. Джонсона, Д. Корстьенс и М. Корстьенс, Э. Дюбрина, Ч. Макмиллана, К. Паркинсона и др., В.А. Пронникова и И.Д. Ладанова, Э. Вогеля, Г.Е. Светлова, Дж. Коттера, А. Роддик и др. Представлена структура и этапы развития социально-психологического ордера. Дана модель целостного социально-психологического ордера. Делается вывод о возможных областях возникновения организационно-культурных проблем (взаимодействие лидера и членов управленческой команды, личность лидера и личности членов управленческой команды) и фиксируются результирующие модели (ордерная модель личности лидера, ордерная модель управленческой команды, ордерная модель организационной культуры).

Глава 2.6. «Внутренний» ордер и концепция сотеринга.

В § 2.6.1. дается общее описание сотеринга как части ордерной концепции организационной культуры. Сотеринг (от греч. «спаситель») является разновидностью менеджерской терапии и ориентирован на работу с «внутренним» порядком социально-психологического ордера. Показана этимология понятия «сотеринг», методологические и методические основания сотеринга (постмодернистские принципы менеджерской терапии, концепция «заботы о себе» М. Фуко, аналитическая психология К.-Г. Юнга, психосинтез Р. Ассаджиоли, позитивная психотерапия Н. Пезешкиана; широкий круг исследований в области психологий внимания, воли, веры, времени, власти, представленный именами И.А. Гальперина, С.Л. Кабыльницкой, Ю.Б. Дормашева, В.Я. Романова, В.И. Страхова, В.А. Иванникова, Е.П. Ильина, Р.М. Грановской, В.И. Ковалева, В.Ф. Серенкова, Л.Я. Гозмана, Е.Б. Шестопал, А.И. Юрьева, В.В. Крамника и др. Делается заключение о том, что сотеринг свободно обращается к объяснительным моделям и психотехникам из различных культурных и духовно-религиозных практик, к материалам художественной культуры и искусства.

§ 2.6.2. посвящен анализу концепции «заботы о себе» М. Фуко. Выделены фазы развития понятия «заботы о себе», субъект «заботы о себе» (обладатель власти), этическое содержание «заботы о себе» и основные направления в практике «заботы о себе». По Фуко, цель практики «заботы о себе» - самореализация индивидуума. В античном мире «забота о себе» являлась частью «культуры себя» осуществлялась в 2-х формах – форме самопознания и форме самоспасения. Делается вывод о том, что забота о себе – это и форма культуры, и вид психотерапии, центрированные на задаче самореализации человека, обладающего властью.

§ 2.6.3. рассматривает одну из 2-х основных форм заботы о себе – самопознание и обсуждает понятие обращения. Фуко выделяет три модели самопознания – платоновскую, христианскую и эллистическую, которые связаны с темой заботы о себе. Обращение понимается как возвращение к своей истинной сущности, «к себе», позволяющее себя спасти.

§ 2.6.4. рассматривает 2-ю форму заботы о себе – самоспасение и обсуждает проблему духовности. Спасение характеризуется Фуко как «крупная трансисторическая категория». Выделяются основные значения глагола «спасать», две формы вознаграждения деятельности по спасению – (отсутствие волнения и самодостаточность), основные технико-психологические аспекты спасения. Именно практическую деятельность по самоспасению Фуко называет духовностью. Цель деятельности по самоопреобразованию как процесса спасения состоит в приведении себя в состояние способности постичь Истину. Даются определения истины и духовности по Фуко, описывается функция посредника в деятельности по самоспасению и типы умений, применяющиеся посредниками по отношению к человеку, с которым осуществляется работа.

В § 2.6.5. выстраивается смысловое пространство концепции «заботы о себе» и определяется сущность духовного лидерства. В смысловое пространство концепции включены понятия «духовная традиция» и «духовная практика», интерпретация различий между которыми даётся по тексту С.С. Хоружего; представления о духовной культуре, культурно-психологической традиции и культуре психической деятельности в Китае (по Н.А. Абаеву). Приводятся определения культуры психической деятельности, её задачи. Показывается связь между восточным и западным подходом в виде центрации на «личностном факторе» изменений. Дана характеристика подходов к психопрактической работе основных для Китая духовно-культурных систем: конфуцианства, даосизма, чань-буддизма и характеристика концепта «спасения» в православии (по В.А. Котельникову); сотериологические идеи менеджмента (по О.С. Виханскому и А.И. Наумову), а также связи между «культурой себя» и духовным лидерством. Представлены 4 типа медиации для духовного лидерства («паломник», «проводник», «посол», «пограничник») и концептуально-смысловая модель духовного лидерства. Дано определение духовного лидерства как определенного способа прохождения жизненного пути субъектом во взаимодействии с другими людьми. Такой способ предполагает целеустремленную работу по самотрансформации с целью обретения нравственного совершенства и познания истины на этих принципах.

§ 2.6.6. представляет модель «сотериологического круга», отражающую внутренний или психологический порядок личности лидера. Элементы сотериологического круга (внимание, воля, вера, видение, время, власть), связь между ними и роль в обеспечении эффективной деятельности лидера были выделены эмпирическим путем в ходе многолетней психотерапевтической работы с менеджерами. Показано влияние элементов «сотериологического круга» на поддержание/ухудшение психологической формы лидера. Делаются выводы об особой роли элемента «власть» в структуре психологической деятельности лидера, а также о том, что «внутренний ордер» в значительной степени определяет состояние и функционирование организационной культуры. Работа с «внутренним ордером» является ключевым инструментом изменения организационно-культурного порядка.

Глава 2.7. Построение модели структурного элемента «власть» в модели


загрузка...