Социально-экономическое положение женщин в Санкт-Петербурге в конце XIX – начале ХХ вв. (01.06.2009)

Автор: Вахромеева Оксана Борисовна

Научно-практическая значимость диссертационного исследования определяется возможностью использования его материалов и выводов при создании общих работ по русской истории второй половины XIX – начала XX вв., а также при подготовке лекционных курсов и спецкурсов по изучаемой тематике и социально-экономической истории России того же периода. Настоящее исследование является важным вкладом в изучение социально-экономического положения российских женщин на рубеже XIX–XX вв.

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации, принципы исследования докладывались и обсуждались на 17 научных и научно-практических региональных, всероссийских и международных конференциях и съездах, а также на трех летних школах. Значительная часть исследовательских материалов использовалась в лекционных курсах и спецкурсах, подготовленных автором и прочитанных в Санкт-Петербургском государственном университете.

Основные положения диссертационного исследования были отражены в трех монографиях, на которые вышли положительные рецензии, двух сборниках документов, справочном издании, подготовленных диссертантом, научных статьях, в том числе в семи статьях, опубликованных в изданиях, включенных в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ.

Основные положения, выносимые на защиту, сводятся к следующим:

Законодательная инициатива о фабричном труде женщин в конце XIX – начале XX вв. была слабо развита. Женский труд представлял собой массовую, дешевую и покорную рабочую силу. Каждый законодательный акт, содержавший либеральные уступки фабричным работницам, сопровождался другим законом, в котором речь шла об уступках предпринимателям. Законодатель был уязвлен, находясь между молотом и наковальней – бурно растущей рабочей массой и непреклонно жесткими предпринимательскими кругами.

На рубеже XIX–XX вв. в России ремесленное сословие руководствовалось в жизни и профессиональной деятельности устаревшими правилами Цехового устава 1799 г., условно слитого с Уставом о промышленности (1893 г.). Ремесленное законодательство не соответствовало формам трудовой деятельности петербурженок.

Положению женщин – предпринимателей в отечественных законах уделялось значительное внимание по сравнению с законодательством о женском фабричном или ремесленном труде. Предпринимательницы, а в Петербурге, как правило, купчихи являлись частью корпорации, права и обязанности которой были четко определены в законах. Она проявляла заботу о своих членах, хотя бы даже в патриархальной манере.

Основным нормативным актом, регулировавшим трудовую деятельность женщин – служащих в рассматриваемый период, была 157 статья Устава о службе гражданской (1896 г.), определявшая права женщин на государственную службу. Лица женского пола, получившие разряды (например, телеграфистки), звания (например, врачи) имели право на отдельные льготы по службе (пенсии, пособия, отпуска), знаки отличия, форменную одежду; исключение составляли какие-либо права и преимущества, предоставлявшиеся государственной службой (производство в чин, разряд по шитью на мундире и награждение орденами). Вакансии в различных учреждениях расширялись быстрее, чем установленные законом права женщин – служащих. Права и обязанности низших категорий женщин – служащих (прислуги в учреждениях) законодательно не были определены.

На рубеже XIX–XX вв. женщины, работавшие на заводах и фабриках столицы, составляли самую большую и мало оплачиваемую категорию трудящихся. Ускоренный темп развития экономики страны особенно в период промышленного кризиса на рубеже XIX–XX вв. способствовал увеличению спроса на дешевый женский труд, что приводило к снижению и без того низкой заработной платы работниц. При этом с учетом системы штрафов, больничных и учетно-сберегательных касс, правил выдачи заработной платы целыми рублями – реальный заработок был всегда ниже назначенного в расчетной книжке и ожидаемого самими работницами. Существовало негативное отношение рабочих к трудящимся женщинам, поскольку дешевизна женского труда влияла на снижение цены мужского труда. Условия труда фабричных работниц не отличались от тех условий, в которых трудились мужчины. Фабрика забирала в буквальном смысле все силы женщин, поэтому им приходилось мириться с крайне тяжелыми бытовыми условиями жизни.

Ремесленный женский труд в столице отличался своим широким диапазоном, наибольшую категорию ремесленниц составляли портнихи. Условия труда ремесленниц зависели от типа ремесленного заведения и от тех порядков, которые были заведены хозяином. Профессиональные занятия ремесленниц отражались на их образе жизни и профессиональных заболеваниях.

На деловую карьеру предпринимательниц повсеместно влияли обстоятельства семейно-родственного характера, имевшие как положительные, так и отрицательные последствия для них. Успех торгово-промышленных предприятий во многом зависел от эффективной реализации прав собственности женщин. Сохранение купеческих фамилий и капиталов играло важную роль в стабильности русского общества.

Характер деятельности женщин – служащих различался в столице крайним образом (например, на одной ступени стоял труд чиновниц, на другой – кухарок). Служащие, чье право на труд было определено в законах, имели перспективы карьерного роста (повышение разрядов и годового жалованья), что сказывалось на их стабильном уровне жизни. Напротив, постоянную нужду испытывали те, кто был вынужден, находясь на нижней ступеньке социальной лестницы, постоянно доказывать свое право на труд.

На рубеже XIX–XX вв. работницы получали образование в воскресных школах и вечерне-воскресных классах, за которыми закрепился статус начальных учебных заведений. Невнимание со стороны законодателей и администрации к делу школы для рабочих компенсировалось частной инициативой; образование беднейшей части населения стало задачей общественных деятелей, педагогов и предпринимателей.

Профессиональное образование ремесленниц, призванное удовлетворять нужды тысяч женщин, было направлено на развитие домашнего быта, отчасти ремесел и для некоторых женщин открывало перспективу педагогической деятельности.

На рубеж XIX–XX вв. приходился расцвет отечественной коммерческой школы. Были созданы четыре типа специальных коммерческих общественных и частных учебных заведений: коммерческие училища, торговые школы, торговые классы и курсы коммерческих знаний, которые открывались отдельно для лиц мужского и женского пола, но были известны случаи и совместного обучения. Учебные заведения отличались объемом знаний, размером платы за обучение и составом учащихся.

Развитие высшего женского образования в России на рубеже XIX–XX вв. достигло своего кульминационного этапа. Образование явилось той сферой, в которой женщины добились большего равноправия с мужчинами, чем в каких-либо других областях. Общественные усилия на ниве просвещения были вознаграждены квалифицированным трудом дипломированных женщин – педагогов, врачей, инженеров и др.

Структура исследования подчинена логике поставленных цели и задач. Диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, четырнадцати приложений.

II. Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность исследования, ставятся основные цели и задачи, определяются объект и предмет, хронологические и территориальные рамки, указываются научная, практическая значимость и методологическая основа работы, приводятся сведения об апробации исследования.

Первая глава «Теоретико-методологические основы исследования. Историография «женского вопроса». Обзор источников» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Методология и методы исследования» раскрываются методологические приемы и подходы в процессе работы над темой. При выборе объекта и постановке исследовательской задачи автор диссертации исходила их учета практических потребностей современности и степени изученности темы. С постановкой главных научных проблем были определены те методы, при помощи которых предполагалось решить определенные задачи.

Методологическую основу диссертации составил диалектический метод познания, который включает в себя не только общенаучные методы исследования (анализ и синтез, дедукция и индукция, логический и исторический, сопоставление и объяснение, метод математической статистики), но и основные общеисторические, среди них: историко-генетический, историко-сравнительный, историко-типологический, историко-системный и биографический методы. Их комплексное использование привело к упорядочению фактов, выявленных эмпирическим путем, интерпретации конкретно-исторического материала, созданию целостной картины социально-экономического положения женщин в Санкт-Петербурге в конце XIX – начале XX вв.

Историко-генетический метод позволил автору диссертации выделить причинно-следственные связи и закономерности исторического развития в их непосредственности. В работе последовательно рассматривалось социально-экономическое положение различных категорий петербурженок, на основе анализа законодательной инициативы, условий труда и быта, уровня образования трудящихся женщин.

Отличительной особенностью изучения социально-экономического положения фабричных работниц, ремесленниц, женщин – служащих и предпринимательниц в Санкт-Петербурге в рассматриваемый период является движение от событийной стороны исследуемых явлений к процессуальной. Автор приходит к выводу о том, что на рубеже XIX–XX вв. российская техническая интеллигенция нередко выступала с инициативами по рабочему вопросу, в частности, настаивала на важности технической подготовки кадров. Активность научно-технической мысли обуславливалась усовершенствованием и усложнением производственных структур, необходимостью овладения рабочими новыми технологиями. Поскольку правительство медлило с решением вопросов, заинтересованные круги предпринимателей и общественных деятелей законодательную инициативу с целью регламентировать труд и жизнь рабочих взяли на себя. Наряду с характеристикой исторических событий в работе изучалась человеческая личность, которая выступала «специфическим двигателем» основных социально-экономических изменений в России. Автор остановилась на социальной миссии предпринимательства петербургского купца Н.А.Варгунина в Фарфоровском попечительстве под С.-Петербургом.

Для успешного решения поставленных задач автор диссертации применила один из распространенных общеисторических методов – историко-сравнительный. В процессе сравнения были объяснены рассматриваемые факты, раскрыта сущность изучаемых явлений. Диссертант установила, что ремесленниц не включали в ежегодно составлявшиеся списки мастеровых С.- Петербургской ремесленной управы; на них не заводили формулярные списки, что было связано с недопущением женщин на выборные должности. Сравнивая ремесленные занятия, которые выбирали женщины в 1883 и 1902 гг. в столице, наряду с сокращением числа ремесленных заведений (с 183 до 91) автор пришла к выводу, что большинство ремесленниц, открывших мастерские, магазины и лавки в 1902 г., определяли себя не как «крестьянки», а как «мастерицы», т.е. по социальному статусу. Напротив, в 1883 г. интенсивность, с которой открывались ремесленные производства, свидетельствовала о востребованности женского ремесленного труда в столице и о том, что большая часть ремесленниц принадлежала к отходницам. Сокращение открытых ремесленных заведений свидетельствовало о сильной конкуренции в столице. В то же время существовало много возможностей миновать стеснявшие цеховые условия, например, работать без вывески или приобретать гильдейские свидетельства, поэтому многие «мастерицы» официально не выбирали ремесленное свидетельство.

В работе был использован новаторский прием, который позволил предметом исследования сделать женскую личность, выступившую важным носителем общественного и культурного развития. Таким образом, исследование о социально-экономическом положении женщин в Санкт-Петербурге в конце XIX – начале XX вв. способствует познанию русской культуры. В диссертации отмечено постоянное взаимодействие женской личности и культурно-социальной среды (рабочей, предпринимательской, педагогической и др.), тем самым было показано, что женщины не только подчинялись историческому процессу, но и активно участвовали в нем.

Историко-сравнительный метод применялся в сочетании с методом историко-типологическим. Диссертант перечислила группы высших женских курсов (ВЖК) рубежа XIX–XX вв. Они были разделены на три разряда. Первый представляли выпускницы Московских, Петербургских, Киевских, Казанских высших женских курсов, которые допускались к экзаменам без особого разрешения министерства, поэтому их неофициально стали называть женскими университетами. Одесские, Харьковские, Варшавские высшие женские курсы составили второй разряд. Слушательницы названных курсов должны были, кроме экзаменов в комиссии, сдавать в этих же комиссиях полукурсовые экзамены по дисциплинам, отсутствовавшим в их учебных планах. В третий разряд вошли ВЖК в Тифлисе; их выпускницы допускались до экзаменов лишь после особого разрешения министерства. Достижение равенства между свидетельствами об окончании высших женских курсов и дипломами императорских университетов привело к лидерству ВЖК среди других женских учебных заведений в России. Автор осуществила классификацию последних. В С.-Петербурге выделялись специализированные частные высшие женские учебные заведения: Естественно-научные курсы при гимназии М.А.Лохвицкой-Скалон, Историко-литературные и юридические курсы Н.П.Раева, Лесгафтовские курсы при Биологической лаборатории и ряд других. Другой по численности группой негосударственных учебных заведений университетского типа после ВЖК на рубеже XIX–XX вв. были медицинские институты в Киеве, Харькове, Ростове-на-Дону, Москве, а также курсы в Одессе и Саратове, имевшие статус высших учебных заведений (за исключением частных московских, Статкевича и Изачека, все остальные были общественными учебными заведениями). Совместное обучение и мужчин и женщин имело место в ряде вузов (С.- Петербургском Психоневрологическом институте, Статистических курсах Министерства внутренних дел, консерваториях) и, начиная с 1906–1907 уч.г., в российских университетах.

Важным методом исследования можно считать биографический метод, который применялся при анализе экономических отношений для воспроизведения условий труда и быта фабричных работниц, женщин – служащих, предпринимательниц. В историографии такие исследования получили название «экономических биографий» или «экономических этюдов». Данный тип исследования представляет сведения о материальном положении различных категорий петербурженок, бюджете, условиях труда и быта.

При построении единой картины социально-экономического положения женщин в Санкт-Петербурге на рубеже XIX–XX вв. автор диссертации стремился к междисциплинарности, что было вызвано введением в оборот значительного количества разнообразных источников (эпистолярных, законодательных, статистических и др.), проанализированных в работе. Так, при создании биографий предпринимательниц (А.П.Павлухиной, Е.Н.Шапошниковой и др.), служащих (О.А.Добиаш-Рождественской) анализу подвергалась мемуарная литература. Это позволило использовать вспомогательный прием конструирования, который редко применяется в исследованиях. Создаваемые образы имеют описательный характер и дополняют проблемные и фактологические разделы.

Особое значение в работе имел метод математической статистики, применение которого было связано с большим объемом источников, содержавших цифровые данные о фабриках и заводах Санкт-Петербурга в 1880–1890-е гг., женщинах – предпринимателях в столице в 1899 и 1913 гг., женских профессиях и профессиональных заболеваниях петербурженок, выпускницах Бестужевских курсов 1882–1918 гг. Полученные результаты были объединены при помощи историко-системного метода. Например, в сведениях о петербургских женщинах – предпринимателях в качестве системных блоков информации выступили виды предпринимательской деятельности, сословная принадлежность (или социальная группа) и вероисповедание. Автор диссертации пришла к выводу о том, в С.-Петербурге в конце XIX – начале XX вв. предпринимательницы занимались различными видами коммерческой деятельности. Большинство из них было занято торговой деятельностью. Следующую категорию составляли владелицы различных питейных и ремесленных заведений. Немногим по численности им уступали хозяйки промышленных предприятий, содержательницы жилья в наем. По сословной принадлежности большинство петербургских женщин – предпринимателей были купчихами. На рубеже XIX–XX вв. в торгово-промышленную деятельность активно включались крестьянки и мещанки. При постоянном росте деловых операций, все меньше «выбиралось» купеческих свидетельств, таким образом, предпринимательство среди женщин постепенно превращалось во внесословное занятие. По вероисповеданию значительно преобладали православные предпринимательницы. В 1899 г. за ними шли женщины, исповедовавшие евангелическо-лютеранскую, римско-католическую и иудейскую веру; в 1913 г. численность иудеек, занятных торгово-промышленной деятельностью, увеличилась относительно католичек и лютеранок.

При изучении текстов законодательных актов был использован метод контент-анализа, который позволил сопоставить законодательную инициативу российского правительства и прогрессивных представителей русской общественности, например, по вопросу о продолжительности рабочего дня для фабричных работниц и ремесленниц.

Методологические размышления позволили достигнуть единства в области научных представлений о социально-экономическом положении петербурженок. Используя перечисленные методы для обоснования знания о предмете исследования, были объединены известные данные предшествующего исторического опыта, таким образом, было «достигнуто единство научного построения и выработана система научных понятий».

Закономерно обращение к такой методологической категории как понятийность. В качестве важнейших выступали такие понятия как «трудящиеся женщины», «социально-экономические отношения», «правовое положение», «права и обязанности», «условия труда», «условия быта», «фабричная работница», «крестьянка», «ремесленница», «женщина – служащая», «женщина – предприниматель», «промышленное предприятие», «ремесленное заведение», «торговый дом», «учительница», «служба», «выпускница», «образование», «техническая интеллигенция». Автор исследовала и дала характеристику общих и специальных терминов по теме.

Специфическими для исследовательской проблемы являются понятия «женский вопрос», «женская история», «женская тема», «история русской женщины». Эти термины широко используются в научной литературе для обозначения всех историко-культурных явлений, которые отображают положение женщин в обществе. Термины «женский вопрос» и «история русской женщины» своими корнями уходят во вторую половину XIX в., а понятия «женская история» и «женская тема» носят современный гендерный оттенок.

Проанализировав с помощью различных методов исторического исследования используемые историками термины для определения социально-экономического положения женщин в обществе, должно остановиться на термине «женский вопрос», как наиболее полно отражающем сложность культурно-исторического и социально-экономического явления. Важно отметить, что в законодательных источниках ни один из приведенных терминов не встречается. Понятие «женский вопрос», проникшее в историографию из публицистики, на рубеже XIX–XX вв. широко использовалось в периодической печати, мемуарах, эпистолярных источниках, в том числе в частной переписке законодателей, правоведов и общественных деятелей.

При работе над диссертацией автор руководствовалась принципами историзма и объективности. Принцип историзма предполагает рассмотрение объекта, как результата диалектического взаимодействия объективных и субъективных факторов в конкретно-исторических условиях; формулирование суждений на основе структурно-функционального анализа и осмысления совокупности этих факторов. Такой подход позволил исследовать правовое положение трудящихся женщин, особенности женского труда и образования различных категорий петербурженок в конце XIX – начале XX вв. Принцип объективности дал возможность сделать вывод о социальном и экономическом неравенстве женщин в исследуемый период.

Перечисленные методы исследования в совокупности способствовали созданию целостной картины социально-экономического положения женщин в Санкт-Петербурге в конце XIX – начале XX вв.

Во втором параграфе «История изучения "женского вопроса"» анализируется историография по общественно значимой проблеме второй половины XIX – начала XX вв., такой как «женский вопрос». Историография по теме диссертационного исследования рассматривается в качестве ее неотъемлемой части. Подвергая разбору историографию социально-экономического положения женщин в Санкт-Петербурге в конце XIX – начале XX вв. в контексте истории изучения «женского вопроса», автор демонстрирует стимулирующую роль социально-экономического фактора в истории женского движения.

Дореволюционный (до 1917 г.), советский (1917–1991 гг.), новейший (с 1991 г.) историографические периоды различаются по основным тематикам, задачам, методам исследования, а также характеру и объему привлекаемых источников о социально-экономическом положении женщин в Санкт-Петербурге в конце XIX – начале XX вв.

В дореволюционной историографии «женский вопрос» рассматривался в разряде отечественной публицистики в качестве составляющей истории общественного движения. Он включал в себя широкий спектр проблем от борьбы за изменение положения женщин в семье и обществе, за равные права с мужчинами в сфере образования, за изменение системы женского воспитания до появления в российском обществе женщин новых социально-культурных типов (например, курсисток, фабричных работниц, женщин – ученых, женщин – предпринимателей и др.). Выделился пласт литературы о лидерах женского движения. Отдельно освещалась деятельность женщин по уходу за ранеными и больными. Идея равенства людей обоего пола перед законом была представлена в специальной исследовательской литературе о правовом положении российских женщин. В дореволюционной историографии «женский вопрос», как общественное явление, проходя определенные стадии, привлекал значительное внимание современников, которые его всесторонне освещали. Тематика работ следовала за ходом исторических событий.


загрузка...