Уголовно-правовые средства обеспечения национальной безопасности Российской Федерации (01.06.2009)

Автор: Мельниченко Алеся Борисовна

13. Автор полагает, что преступления, предусмотренные ст. 205, 2051, 2052, 206, 207, 208, 210, 212 УК РФ, общим объектом уголовно-правовой охраны имеют общественные отношения, посягающие на национальную безопасность Российской Федерации. Рассматривая законодательную установку о том, что объектом данных преступлений является общественная безопасность, отметим, что это понятие является более узким по отношению к правовому содержанию понятия национальной безопасности Российской Федерации, направленной на охраняемую группу таких общественных отношений, как единство и территориальная целостность Российской Федерации, суверенитет, безопасность государства, функционирование и развитие конституционного строя правового государства. Диссертант считает, что потерпевшими при совершении данных деяний являются не только граждане, население государства, органы государственной власти, а именно государство в целом, так как угрозе подвергается национальная безопасность самой Российской Федерации. Данные обстоятельства позволяют автору предложить законодателю перенести ст. 205, 2051, 2052, 206, 207, 208, 210, 212 в главу 29 УК РФ.

14. По мнению диссертанта, преступления, предусмотренные ст. 136, 174, 1741, 188, 322, 3221, 323 УК РФ должны быть включены в единую систему преступлений, посягающих на национальную безопасность Российской Федерации. Данные деяния объединены едиными критериями и специфическими чертами в виду тождественности объекта уголовно-правовой охраны, и общим объединяющим объектом посягательства для указанных преступлений является национальная безопасность Российской Федерации. В связи с чем автор предлагает законодателю перенести ст. 136, 174, 1741, 188, 322, 3221, 323 в главу 29 УК РФ, учитывая предложенную редакцию ее названия «Преступления против основ конституционного строя и национальной безопасности».

15. Эффективность защиты национально-государственных интересов от террористических и экстремистских угроз непосредственно зависит от качества правового обеспечения. В целях совершенствования уголовного законодательства в данной сфере автор предлагает изменить редакцию диспозиции ст. 205 УК РФ следующим образом:

«Статья 205. Террористический акт

1. Совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий в целях подрыва национальной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решения органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях –

наказываются…».

В нынешней редакции ст. 2821 УК РФ обнажает коллизии между нормами Общей части УК РФ о формах соучастия и нормами Особенной части об ответственности за экстремизм. По мнению автора, выходом из сложившейся ситуации могло бы стать исключение из пункта второго примечания к ст. 2821 УК РФ слов «…предусмотренные соответствующими статьями Особенной части настоящего Кодекса и пунктом «е» части первой ст. 63 настоящего Кодекса».

16. Эффективность мер уголовно-правового воздействия на экономическую преступность диссертант связывает, прежде всего, с качеством содержания санкций и их применением. В целом поддерживая уголовную политику об экономии уголовной репрессии, а также широкого применения штрафа как основного, так и дополнительного вида наказания за преступления в сфере экономики, автор полагает, что лишение свободы и штраф должны быть адекватными общественной опасности совершаемых деяний. В связи с этим, представляется необходимым изменить редакцию ч. 2 ст. 46 УК РФ, сняв ограничения в возможностях применения штрафа в зависимости от категории преступления.

17. Приоритетным уголовно-правовым средством в противодействии экономической преступности должна стать конфискация имущества. В результате проведенного исследования автор приходит к выводу, что исключение из видов уголовных наказаний конфискации имущества является явным ослаблением борьбы с корыстными преступлениями, что может неблагоприятно сказаться на их динамике, иными словами, способствовать их совершению. В связи с этим предлагается ввести в Уголовный кодекс РФ конфискацию имущества в качестве дополнительного вида наказания за все преступления в сфере экономики.

18. В целях оптимизации уголовно-правового противодействия организованной преступности предлагается исключить из ч. 4 ст. 35 и ст. 210 УК РФ указание на цель создания преступного сообщества (преступной организации) – совершение тяжких или особо тяжких преступлений, тем самым упростив и расширив возможности применения ст. 210 УК РФ.

19. В российском законодательстве существует проблема, связанная с отсутствием процедуры освобождения отдельных лиц от уголовной ответственности в связи с их активным способствованием раскрытию преступлений, что, в свою очередь, существенно затрудняет борьбу с организованной преступностью и коррупцией.

Анализ российского и зарубежного законодательства в данной сфере позволил диссертанту внести предложение по совершенствованию УК РФ путем включения нового основания освобождения от уголовной ответственности лиц, способствующих раскрытию и расследованию преступлений. Предложенная норма может выглядеть следующим образом.

«Статья 78.1. Освобождение от уголовной ответственности лиц, способствующих раскрытию и расследованию преступлений.

Лицо из числа членов преступной организованной группы (преступного сообщества), кроме организатора или руководителя, совершившее противоправное деяние и добровольно сообщившее о его совершении, а также способствующее его раскрытию и расследованию, изобличению участников преступной организованной группы (преступного сообщества) освобождается от уголовной ответственности за участие в такой группе и совершенные им в составе этой группы преступления, за исключением совершения тяжких либо особо тяжких преступлений против жизни человека».

20. Понятие должностного лица, предусмотренного в примечании 1 к ст. 285 УК РФ, обозначает весьма ограниченный круг лиц, совершающих коррупционные преступления. Из содержания примечания 4 к ст. 285 УК РФ вытекает, что в Российской Федерации государственные служащие, не являющиеся должностными лицами, могут нести уголовную ответственность лишь за коррупционные преступления, предусмотренные ст. 288 и 292 УК РФ. В иных коррупционных преступлениях, предусмотренных УК РФ (ст. 285, 286, 287, 290 УК РФ), государственный служащий, не являющийся должностным лицом, может выступать лишь в качестве их организатора, пособника или подстрекателя, но не исполнителя.

Исходя из ст. 1 Федерального закона № 273 – ФЗ от 25 декабря 2008 г. «О противодействии коррупции», субъектом коррупционных преступлений должны признаваться физические лица, использующие свое должностное положение. Поэтому в целях усиления уголовно-правового противодействия коррупции предлагается из части четвертой примечания к ст. 285 УК РФ исключить слова «в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями».

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в анализе теоретических и прикладных проблем применения норм, предусматривающих ответственность за совершение преступлений, посягающих на национальную безопасность Российской Федерации. Результаты исследования, основные его положения, выводы и предложения могут быть использованы в следующих направлениях: дальнейшей разработке теоретических вопросов исследования вопросов обеспечения национальной безопасности Российской Федерации в рамках уголовного права и криминологии, в совершенствовании действующего уголовного законодательства, совершенствовании правоприменительной практики, при разработке государственной программы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации, для выработки наиболее эффективных мер противодействия и профилактики преступлений, посягающих на национальную безопасность Российской Федерации, использовании в учебном процессе высших учебных заведений юридического профиля при преподавании курсов «Уголовное право», «Криминология», а также в системе повышения квалификации сотрудников правоохранительных органов.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования были изложены автором на международных, всероссийских научно-практических конференциях (г. Ростов-на-Дону, г. Москва, г. Краснодар): «Актуальные проблемы борьбы с терроризмом в Южном регионе России» – Окружная научно-практическая конференция (29–30 ноября 2000 г., Ростов н/Д); «Проблемы борьбы с криминальным рынком, экономической и организованной преступностью» – конференция (Российская криминологическая ассоциация, Москва, 2001); «Серийные убийства и социальная агрессия: что ожидает нас в XXI веке? Медицинские аспекты социальной агрессии» – 3-я Международная научная конференция (18–21 сентября 2001 г., Ростов н/Д); «Права человека и конституционная безопасность» – Межвузовская научно-практическая конференция (Ростов н/Д, 2002); Региональная межвузовская научно-практическая конференция (Краснодар, 2002); «Национальная безопасность современной России: основные угрозы» – Международная научно-практическая конференция (24–25 ноября 2005 г., Ростов н/Д); «Уголовно-правовая политика» – Всероссийская научно-практическая конференция (Ростов н/Д, 2006); «Глобальные и региональные факторы правового обеспечения национальной безопасности» – Международная научно-практическая конференция (26–27 октября 2006 г., Ростов н/Д); «Миграционная безопасность» – Международная научно-практическая конференция (15–16 июня 2006 г., Ростов н/Д); «Актуальные проблемы борьбы с коррупцией» – Международная научно-практическая конференция (19–20 июня 2008 г., Ростов н/Д); «Миграционный порядок» – Международная научно-практическая конференция (23–24 октября 2008 г., Ростов н/Д).

Результаты исследования внедрены в практику правоохранительной деятельности ГУ МВД РФ при ЮФО, ГУВД по Ростовской области, в учебный процесс Ростовского юридического института, Краснодарского университета МВД России, Волгоградской академии МВД России, Южного федерального университета, Северо-Кавказской академии государственной службы. Диссертант участвовала в подготовке экспертного заключения по проекту Федерального закона «О противодействии терроризму» в 2005 г., осуществляемого по поручению полномочного представителя Президента Российской Федерации в Южном федеральном округе.

Основные положения проведенного диссертационного исследования в форме научных докладов неоднократно обсуждались на кафедре уголовного права Ростовского юридического института МВД России. Выводы и предложения, сформулированные в диссертации, отражены в 82 научных публикациях автора, 11 из которых – в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации.

Структура работы определена целями и задачами исследования и состоит из введения, четырех глав, объединяющих одиннадцать параграфов, заключения и списка литературы. Объем и оформление диссертационного исследования отвечают требованиям, предъявляемым ВАК Министерства образования и науки Российской Федерации.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновываются выбор темы и ее актуальность, определяются цель и задачи исследования, его теоретическая и эмпирическая база, излагаются научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются основные положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации исследования.

Первая глава «Теоретические и методологические основы уголовно-правового исследования национальной безопасности» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Понятие и сущность национальной безопасности России как объекта уголовно-правовой охраны» содержится историко-правовой и теоретико-методологический анализ предметной области авторского исследования.

Приступая к формулированию понятия национальной безопасности как объекта уголовно-правовой охраны, автор исходит из того, что обеспечение и поддержание состояния безопасности является одним из фундаментальных устоев общества и государства, так как там, где нет безопасности, невозможно прогрессивное развитие. Только состояние защищенности в любой ячейке социума дает возможность всесторонней реализации прав и свобод человека, позитивному раскрытию потенциала всего богатства общественных отношений в условиях полноценной современной демократии. Понятие безопасности имеет выраженное человеческое измерение и в известном смысле может быть истолковано по аналогии с инстинктом самосохранения индивида. Безопасность является необходимым условием жизнедеятельности личности, стабильного функционирования и прогрессивного развития общества и государства, самого существования человеческой цивилизации.

Для разработки концептуального уголовно-правового понятия безопасности диссертант предварительно анализирует исторический теоретический опыт объяснения феномена социальной безопасности и ее национальной составляющей в любом государстве, на разных исторических этапах их развития. При этом отмечается, что несмотря на многообразие трактовок феномена безопасности, в каждом из них явно или неявно высвечивается общая мысль о том, что безопасность (как ощущение, гарантии, состояние личности, общества и государства и т.д.) автоматически возникает в ответ на различного рода опасности или угрозы, как антитеза последним. Опасность же, как потенциальная или реальная сила, фактор угрозы нормальному функционированию общества всегда сопровождала развитие государств и народов. При этом наиболее острая форма проявления опасностей и угроз – природные и социальные катаклизмы, потрясения, революции, кризисы, войны, вооруженные конфликты.

В контексте рассматриваемого вопроса повышенный интерес у диссертанта вызывает проблема так называемой криминологической безопасности, разрабатываемая в отечественном праве М.М. Бабаевым, С.Я. Лебедевым и В.А. Плешаковым. Наряду с достаточно широким криминологическим аспектом национальной безопасности имеется более узкое уголовно-правовое ее понимание, как объекта посягательств соответствующего вида. Оно сводится к оценке безопасности как совокупности общественных отношений, обеспечивающих безопасные условия жизни людей и их деятельности, безопасное использование радиоактивных веществ, надлежащее и безопасное пользование оружием, боеприпасами и взрывчатыми веществами, а также безопасное ведение горных и строительных работ, то есть содержит видовой аспект, связанный с оценкой источника угрозы. Предлагаемые в рамках такого подхода дефиниции опираются на понимание общественной безопасности как объекта группы преступлений, но не удовлетворяют требованиям социального содержания данного термина, значимости общественной безопасности как условия функционирования общества и всех его членов.

Исходя из приоритета обеспечения безопасности всех членов российского общества, диссертант попыталась сформулировать собственное определение безопасности, которое стало для нее базовым в объяснении сущности национальной безопасности как объекта уголовно-правовой охраны. Итак, под безопасностью соискатель понимает гарантируемое Конституцией Российской Федерации и другими федеральными законами Российской Федерации состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, причинения физического, материального, морального, экологического, информационного или политического вреда, обеспечиваемое мерами политического, правового, социально-экономического и иного характера, направленными на сохранность и развитие материальных и духовных ценностей общества, территориальную целостность и суверенитет, функционирование и развитие конституционного строя правового государства, а также снижение степени опасности такого вреда до минимального уровня.

Подвергая подробному анализу существующие точки зрения правоведов на понятие национальной безопасности, автор констатирует, что большинство ученых отождествляют понятия «безопасность государства» и «государственная безопасность». Более того, понятие обеспечения государственной безопасности «генетически» оказывается тождественно обеспечению безопасности национальной. Однако когда речь идет о безопасности государства как компонента национальной безопасности применительно к условиям демократии, его приоритетная роль высвечивается лишь в плане реализации функций обеспечения безопасности. Напротив, эта роль становится замыкающей в плане определения состояния безопасности в режиме нормального функционирования при отсутствии соответствующих угроз. Теперь же понятие «национальная безопасность» институционально охватывает более широкий спектр общественных отношений, объединяя все виды безопасности. Данное понятие является операциональным как в международных, так и во внутренних сферах жизнедеятельности. Диссертант приходит к выводу о том, что национальная безопасность и безопасность государственная продолжают существовать как явления не только близкие, но и тождественные. Изменились цели и задачи, однако форма, в которой протекает деятельность по обеспечению безопасности страны на международной арене все та же – это и по сути, и по содержанию государственная безопасность.

Соискатель уверена в том, что понятие «государственная безопасность» может означать не только обеспечение безопасности государства как такого, но и обеспечение безопасности страны в целом. Отсюда, термин «национальная безопасность» более точно выражает сущность исследуемого явления, поскольку соотносит безопасность не только с государством, но и с нацией в целом (с ее государственными и негосударственными структурами, интересами населения). В итоге под термином «национальная безопасность Российской Федерации» как совокупности общественных отношений, требующих всеобъемлющей уголовно-правовой защиты, автор понимает состояние защищенности ее многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации от внутренних и внешних угроз, причинения физического, материального, морального, экологического, информационного или политического вреда, обеспечиваемое мерами политического, правового, социально-экономического и иного характера, направленными на сохранность и развитие материальных и духовных ценностей общества, территориальную целостность и суверенитет, функционирование и развитие конституционного строя правового государства, а также снижение степени опасности такого вреда до минимального уровня.

Обеспечение национальной безопасности Российской Федерации осуществляется путем совместной целенаправленной деятельности государственных и общественных институтов, а также граждан, принимающих участие в выявлении, предупреждении различных угроз безопасности личности, общества и государства и в противодействии им, является обязательным и непременным условием эффективной защиты национальных интересов России. При этом отмечается, что для преодоления проблемы правового обеспечения национальной безопасности современной России, испытывающей серьезные трудности в своем общественном развитии, необходима разработка соответствующих средств, укрепление государственной власти и проведение эффективной уголовной политики. Поиск ответа на эти вопросы представляет самую сложную часть любого исследования, посвященного проблемам безопасности.

Второй параграф «Правовое обеспечение национальной безопасности – предпосылка предупреждения криминальных угроз» посвящен анализу общих правовых проблем национальной безопасности. Проблема правового обеспечения национальной безопасности Российской Федерации состоит в том, что единое правовое пространство страны размывается вследствие несоблюдения принципа приоритета норм Конституции Российской Федерации над иными правовыми нормами, федеральных правовых норм над нормами субъектов Российской Федерации, недостаточной отлаженности государственного управления на различных уровнях.

Автор отмечает, что в Российской Федерации правовое регулирование вопросов национальной безопасности по отдельным видам безопасности в настоящее время осуществляется на основании более чем 70 федеральных законов, более 200 указов Президента Российской Федерации, около 500 постановлений Правительства Российской Федерации, а также ряда других подзаконных актов. Но в аспекте политико-правового взаимодействия ключевым критерием эффективности законодательной базы является не столько количество нормативно-правовых документов, сколько их качественная адекватность концептуальным основам национальной безопасности, принятым государством. Поэтому требуется новая систематизация и совершенствование существующего законодательства в области обеспечения национальной безопасности.

Соискатель подчеркивает, что законодательное обеспечение национальной безопасности не является чисто юридической процедурой. По своей сути – это акт воли государства как субъекта политического процесса. Поэтому в плане рассмотрения роли государственной политики в сфере обеспечения национальной безопасности существенным является то, что рассмотрение и принятие закона (законодательный процесс) является необходимой составляющей политического процесса. В целом, разработка и реализация правовой политики в сфере национальной безопасности является диалектическим процессом, в котором государство в качестве основного субъекта политического процесса концептуализирует свою волю, устанавливает соответствующие правовые нормы, реализующие эти концептуальные установки, осуществляет правотворческую деятельность, обеспечивает реализацию права, его охрану и гарантию, тогда как право закрепляет нормы государства, компетенцию органов государственной власти в отношении национальной безопасности, фиксирует границы и пределы своей деятельности по ее обеспечению.

Для эффективного обеспечения политики национальной безопасности государством разрабатываются соответствующие федеральные целевые программы, в рамках которых определяются и решаются главные проблемы и задачи политики национальной безопасности. Среди них – обеспечение безопасности и защиты интересов личности, общества и государства от противоправных посягательств, общественно опасных деяний, социальных конфликтов, чрезвычайных ситуаций, вызванных стихийными бедствиями, авариями и катастрофами. Это во многом достигается нормализацией правоохранительной деятельности государства, направленной на то, чтобы не допустить насилия над гражданином, а в случае совершения преступления – обеспечить неотвратимость наступления ответственности.

Одним из самых ключевых и трудных направлений политики национальной безопасности сегодня автор считает борьбу с преступностью. Национальные интересы Российской Федерации в сфере борьбы с преступностью и коррупцией требуют консолидации усилий общества и государства, резкого ограничения экономической и социально-политической основы этих противоправных явлений, выработки комплексной системы мер правового, специального и иного характера для эффективного пресечения преступлений и правонарушений, для обеспечения защиты личности, общества и государства от преступных посягательств, для создания системы контроля за уровнем преступности, а борьба с организованной преступностью, коррупцией, терроризмом и экстремизмом должна быть ориентирована на предупреждение и пресечение противоправных действий, неотвратимость ответственности за любое преступление и на защиту права каждого человека на личную безопасность вне зависимости от национальности, гражданства, вероисповедания, взглядов и убеждений.

Диссертант считает необходимым принятие Федерального закона «О национальной безопасности Российской Федерации», в котором необходимо исчерпывающе определить приоритеты национальной безопасности, роль и ответственность государственных структур в этой сфере, и положения Совета Безопасности как органа, координирующего усилия государственных структур по преодолению угроз безопасности страны. Необходимо принять Федеральный закон «О Совете Безопасности Российской Федерации», указав в нем приоритетные направления координации усилий органов государственной власти всех уровней по защите национальных интересов России. Формирование и деятельность Совета Безопасности должны быть поставлены под контроль Парламента. Принятие законодательных актов о национальной безопасности и Совете Безопасности создаст необходимую правовую базу для упорядочения и развития основных направлений обеспечения национальных интересов России на законодательном уровне.

В третьем параграфе «Уголовное право в системе правового обеспечения национальной безопасности» определены место и роль уголовного законодательства в системе правового обеспечения национальной безопасности Российской Федерации. Автор видит решение этих вопросов, прежде всего, в реализации задач самого уголовного закона, обозначенных в ст. 2 УК РФ.

В диссертации в качестве основных угроз национальной безопасности, для которых в рамках уголовного законодательства следует определить приоритетные направления уголовно-правового контроля и мер, обеспечивающих антикриминогенное противодействие, автор рассматривает: терроризм и экстремизм; экономическую преступность; организованную преступность и коррупцию.


загрузка...