Искусство ранних земледельцов Европры: культурно-антропологические аспекты. (01.03.2010)

Автор: Палагута Илья Владимирович

В начале развитого периода гончарное искусство достигает расцвета. Набор форм расширяется за счет обособления их местных разновидностей. Наиболее значительной инновацией стало распространение полихромной посуды, расписанной двумя или тремя красками. В работе рассмотрена проблема происхождения различных стилей полихромной росписи, возникшей как вследствие развития технологий, так и под влиянием соседних культур (Гумельница, Петрешти). Изменения в орнаментах связаны с их обратимостью, которая во многом была обусловлена появлением росписи, позволяющей варьировать красками при оформлении фона и орнаментальных фигур. Обратимые орнаменты окончательно утверждаются на трипольской посуде к концу периода Триполье BI – Кукутени А, когда изначальные «змеиные» мотивы окончательно теряются в многовитковых спиралях. Появляются и новые способы организации орнаментов, которые в итоге ведут к деструкции симметричной структуры их построения. Помимо общей направленности к утрате исходных форм, процесс развития орнаментов определялся и «сегментацией» культуры на локальные варианты, со своими стилевыми особенностями керамики (Palaguta 2007).

На протяжении периода Триполье BII – Кукутени А-В происходит распад спиральных композиций, смещение акцентов с основных на дополнительные элементы, утверждение упрощенных стандартных орнаментальных схем. Наблюдается и тенденция к сокращению цветовой гаммы орнаментов. Это демонстрируют рассмотренные в работе достаточно полно опубликованные керамические комплексы Траян-дялул Фынтынилор (Dumitrescu 1945), Клищева (Заец, Рыжов 1992), а также материалы разведок автора у с. Дрэгэнешты в Молдове (Palaguta 1998).

5.3. Эпоха «протогородов»

В период Триполье BII–CI – Кукутени В в Буго-Днепровском междуречье появляются поселения-гиганты, размеры которых достигают сотен гектаров, значительно превосходящие по площади не только поселения синхронных культур европейского медного века, но и формирующиеся в это время города цивилизаций Ближнего Востока. В основе процессов роста и консолидации населения – подъем экономики. Шире используются медные орудия, развивается добыча и обработка кремня. Судя по находкам моделей саней, развиваются и средства передвижения. Такие модели указывают и на возможное развитие упряжных пахотных орудий, дающих возможности для интенсификации сельского хозяйства.

Увеличение размеров трипольских поселений приходится на период наибольшего «уплотнения» заселения трипольского ареала, где происходят миграции «западных» групп с расписной керамикой на территорию Буго-Днепровского междуречья, занимаемую ранее «восточнотрипольским» населением, сохраняющим архаичные черты в орнаментации керамики (см. работы Е.В. Цвек, В.А. Круца, С.Н. Рыжова, Э.В. Овчинникова и др.). Крупнейшие поселения-гиганты (Майданецкое, Тальянки, Доброводы и др.), площадь которых достигает 300–450 га, а количество жилищ – до 2000, возникают на этих вновь осваиваемых пришельцами с запада территориях – в бассейне Южного Буга. Население их составляло от 4–5 до 10 тыс. человек. Увеличивается площадь поселений и в других регионах.

Несмотря на ряд невыясненных вопросов в изучении поселений-гигантов (например, об их одновременной или разновременной застройке), их упорядоченная структура, образуемая кольцами жилищ, свидетельствует о формировании в трипольском обществе системы социальной иерархии, обеспечивающей организацию постройки этих «протогородов». Причиной их возникновения могла стать и угроза военных конфликтов. Однако, скорее всего, концентрация населения была обусловлена экономическими и экологическими факторами, когда при неблагоприятных изменениях природных условий для поддержания жизнедеятельности потребовались усилия больших коллективов (Круц 1989, Видейко 2003). Время существования «протогородов» охватывает лишь несколько столетий, более поздних трипольских памятников на занимаемой ими территории нет.

Изменения в трипольско-кукутенском обществе отражаются и в пластике. Здесь проявляется тенденция к более детальному изображению прически, одежды, обуви, лицо теперь моделируется в виде диска, на котором обозначается нос и глаза. Тенденция к созданию более реалистичных изображений, индивидуализации персонажей, приводит к появлению серии натуралистичных фигурок. Концентрация их находок приходится на регион, где формируются поселения-гиганты. Очевидно, что это отражает происходившие здесь процессы увеличения коллективов и складывание в них социальной иерархии, с сопутствующим этому выделением отдельных лидеров, что не могло не сказаться и на индивидуализации образов пластики.

Меняется и керамический комплекс. Элементы форм посуды становятся стандартными (из-за использования шаблонов при лепке), появляется и поворотное устройство для формовки керамики. Многокрасочный декор сводится к монохромной гамме. На фоне распада спирали происходит стандартизация и схематизация орнаментов, а также возникает много дополнительных элементов «технического» происхождения, что говорит о постепенной утрате значения спиральных узоров.

В то же время, на трипольско-кукутенских сосудах появляются антропоморфные и зооморфные изображения, придающие орнаментам уже иной смысл (их систематизации, датировки и интерпретации посвящены работы А. Ницу, Т.Г. Мовши, В.Г. Збеновича, С. Церны, Т.М. Ткачука). Их особенность в том, что они образуют самостоятельные композиции, которые накладываются на канву орнамента, играющего лишь роль ритмообразующей основы. Сюжеты изображений разнообразны (отдельные фигуры и группы персонажей, люди и животные). За исключением повторений изображений собак, свести их к набору стандартных схем не удается. Картирование памятников с зооморфными и антропоморфными изображениями показывает их концентрацию вокруг бассейнов Среднего Прута и Среднего Днестра. Хотя поселения здесь не достигают гигантских размеров, плотность заселения этого региона достаточно высока. Именно он становится исходным пунктом миграций групп населения с расписной керамикой на северо-восток. Трипольские изображения, размещенные поверх орнамента – уникальное явление в мире неолитической орнаментики Европы. Очевидно, что появление их связано с новой волной интерпретаций орнаментов, стремлением наполнить схематичные композиции новым смыслом, предпринимавшимися отдельными группами носителей трипольской культуры на заключительном этапе ее развития.

5.4. Позднейшее Триполье: дезинтеграция культуры

и упадок художественной традиции

Начало III тыс. до н.э. знаменует собой закат эпохи «золотого века» энеолита. Причины того, что культуры балкано-карпатского круга так и не переступили порога сложения государств, видятся и в неблагоприятных изменениях климата, и в непрочности социальных структур, которые успели сложиться в период их максимального развития (Массон 2000). Процессы, приведшие к кардинальным социально-экономическим изменениям и перестройке художественной культуры, требуют дальнейшего изучения на основе палеоэкологических исследований и уточнения относительной хронологии этих явлений: как в рамках всего ареала культур «балканского типа», так и на фоне развития всех евразийских культур позднего энеолита – раннего бронзового века.

На позднем этапе Триполья-Кукутени происходит процесс дезинтеграции культуры, сложения на ее базе отдельных групп памятников, отличающихся друг от друга не только по формальным признакам (например различиям керамического декора), но и по хозяйственно-культурному типу. С исчезновением поселений-гигантов преобладают небольшие поселки (до 10 га). Происходит деградация жилой архитектуры, немногочисленны оборонительные сооружения. Об изменениях в идеологических представлениях носителей культур позднего Триполья свидетельствует появление обособленных могильников, которые не известны для раннего и развитого этапов культуры. В них представлены два обряда захоронения – трупосожжение (Среднее Поднепровье) и трупоположение (Причерноморье). В степях Причерноморья распространяется обряд захоронения в курганах – сложных по конструкции монументальных погребальных сооружениях (усатовская культура). Этот обряд чужд раннеземледельческому миру. Распад культурных традиций и сложение нового видения формы демонстрирует и пластика, претерпевающая значительные изменения в сторону крайней схематизации, условности, утрирования пропорций. Возникает новое восприятие формы, как абстракции, знака, а не живой натуры.

В керамических комплексах позднетрипольских памятников еще присутствует расписная керамика, но со временем ее становится все меньше. Зато вырастает доля керамики, изготовленной из более грубого теста, украшенной оттисками шнура, ямками или наколами. В росписи происходит окончательный распад спиральных мотивов, которые превращаются в набор прямых или изогнутых лент, заполненных штриховкой. Становятся схематичными и со временем исчезают изображения людей и животных. Эти явления знаменуют не только умирание раннеземледельческих традиций. Меняется культурная среда, в которой существовали остатки трипольского населения. В пределах бывшего трипольского ареала распространяются памятники других культур.

Исследование художественного творчества Триполья-Кукутени показывает, что предметы искусства отражают специфику экономики и этапы развития социальной организации носителей культуры. Образ жизни, обусловленный экстенсивными способами эксплуатации природных ресурсов, формирует и соответствующую картину окружающего пространства, нашедшую отражение и в поселенческой архитектуре, и в динамичном построении композиций орнамента, разнообразие которых определила сегментация культуры на локальные варианты в процессе расселения ее носителей от Карпат до Днепра.

Процесс образования и развития трипольско-кукутенских орнаментов происходил от первоначальных изобразительных форм («змей») к последующей деконструкции основы, дополнению ее новыми элементами, сопровождавшейся утратой исходных значений. Важную роль здесь сыграли «технический орнамент» и использование принципа обратимости орнамента и фона. Наиболее активно это происходило в начале развитого этапа и сопровождались распространением новых технологий росписи. Расцвет орнаментального творчества (как и в позднем неолите Балкан) связан с нарастанием локального своеобразия групп поселений и с увеличением плотности заселения ареала. Этому соответствует и широкое распространение оборонительных сооружений. В этих условиях орнаменты становились одним из средств самоидентификации групп населения. Следующий этап развития декора отражает тенденцию к концентрации населения, когда массовое производство керамики обусловило упрощение орнаментальных композиций, воспроизведение стандартных схем. Переосмысление значений орнаментов приводит в конце развитого Триполья к дополнению их изображениями, не связанными с орнаментальной схемой, которая лишь оформляет поле композиции. Последующая деградация орнамента соответствует утрате культурных традиций и распаду ареала Триполья-Кукутени на отдельные археологические культуры.

В развитии трипольско-кукутенской пластики наблюдаются иные тенденции. Если орнамент рассчитан на создание внешнего декоративного эффекта и обозначение принадлежности предмета к определенному классу изделий или группе людей (этносу, общине, роду, семье или социальной группе), то глиняные фигурки – воплощают конкретные образы. На начальном этапе Триполья-Кукутени статуэтки, в отличие от орнаментов, наиболее схематичны и условны, похожи друг на друга. Они выступают в виде символов, значение которых понятно в пределах сферы, где они использовались – в пределах домохозяйства или небольшого поселка. Одна форма при этом могла изображать различных персонажей. В развитом Триполье наблюдается тенденция к бoльшей натуралистичности статуэток, максимальное развитие проявляющая в эпоху поселений-гигантов. Параллельно наблюдается и увеличение количества пластики. Максимальное развитие пластических форм соответствует распространению сюжетных антропоморфных и зооморфных изображений на керамике. Очевидно, что изменения в восприятии пластики были продиктованы новыми потребностями обществ, ставших на путь создания «протогородов». Происходит индивидуализация образов в процессе сложения иерархических социальных структур, а также возникает необходимость конкретизации изображаемых персонажей в условиях превращения родовых общин в коллективы, состоящих из сотен и тысяч людей, где значение фигурок должно быть четче определимо визуально. Схематизация пластики соответствует периоду распада культуры.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Раннеземледельческое искусство представляет собой особый этап в развитии мировой художественной культуры. Как в Европе, так и в других областях Старого Света, а в какой-то степени и на материале культур расписной керамики Нового Света, он выделяется по ряду базовых признаков. В архитектуре здесь еще не развиты монументальные формы, находящиеся в стадии формирования. В области скульптуры доминирует мелкая пластика. Наибольшее развитие получают орнаменты, в археологических материалах сохранившиеся преимущественно на керамике, но в «живой» культуре представленные на разнообразных тканых, плетеных, деревянных изделиях, в архитектурном декоре. Именно в области орнаментального творчества наблюдается наибольшее разнообразие мотивов, при их выполнении широко используется краска.

Истоки своеобразия раннеземледельческого искусства в том, что оно родилось в «аграрных» обществах, не достигших порога городской цивилизации. Здесь искусство как особое, образное представление мира, мышление и передача информации посредством образов (а именно так, широко, трактует автор понятие искусства), еще неразрывно связано с другими областями производства, где оно не выделилось в особую сферу человеческой деятельности. Отсюда тесная взаимосвязь различных его видов, соответствие развития художественных форм общему уровню развития технологий, социально-демографическим условиям, определяющим основные параметры культуры, как средства адаптации человека к условиям природной и социальной среды.

Роль этого этапа в истории человеческой культуры чрезвычайно велика. Именно здесь формируются основы искусства «сельского примитива», в различных формах дожившего вплоть до современности в виде «народного» искусства. Явные параллели древнеземледельческому искусству прослеживаются в разнообразии народной вышивки, плетения, в декоре домов и посуды, глиняной игрушке.

Закономерности в развитии образного восприятия и художественных форм искусства ранних земледельцев определяются целым рядов факторов, среди которых: природный и хозяйственный, обусловившие степень мобильности населения и стратегии его расселения, особенности восприятия пространства, социально-демографический, влиявший на частоту, плотность и направленность социальных связей, и технологический, определивший использование различных материалов, уровень качества и сложности изготовления изделий. Когда приходится признать, что семантио-семиотические исследования упираются в тупик при отсутствии оснований для реконструкций, единственно возможным является изучение древнего искусства, как продукта жизнедеятельности реальных обществ.

Развитие «обществ балканского типа» определялось адаптацией к конкретным условиям окружающей среды, что предопределило две стратегии расселения и соответствующих поселенческих форм. Первая, «статичная», характерна для Балкан, где формируются относительно постоянные поселения. Другая «динамичная» распространена к северу от Дуная, где поселения сравнительно недолговременны. Различия этих стратегий определили и планировку поселков (регулярную или свободную, кольцевую), а также сложение тех или иных монументальных архитектурных форм. Значительную роль в формировании архитектуры сыграл и военный фактор, обусловивший развитие оборонительных сооружений.

Тенденция к увеличению плотности населения, укрупнению поселений и формированию иерархически организованных сообществ (что происходит в энеолите), находит выражение и в более или менее планомерно организованной архитектуре, и в пластике. Связь количества предметов пластики с плотностью социальных связей очевидна при соотнесении числа находок с плотностью заселения регионов. Увеличению размеров коллективов соответствует и степень натуралистичности и объемности проработки форм, развивающаяся от двухмерных условно-схематических к объемным реалистичным формам. Это можно объяснить как необходимостью конкретизации персонажей в условиях разросшихся поселков, расширения «визуальной информации», которую несет изделие, так и индивидуализацией личности в условиях формирования элит.

Особенности расселения и организации социумов влияют также на разнообразие орнаментов. Это связано с одной из их важнейших функций – обозначения принадлежности изделий как к определенной группе предметов материальной культуры, так и конкретным владельцам. Наиболее разнообразные орнаментальные формы можно встретить в период преобладания дробных сообществ, где знаком принадлежности к ним становится именно орнамент. Доминирование сходных форм декора отмечает либо начальные стадии расселения, либо сложение в пределах ареала культуры системы устойчивых взаимосвязей на базе развития технологий и обмена.

Технологический фактор сыграл важную роль в развитии орнаментов: появлении различных видов «технического» орнамента, его обратимости, применении различных техник его исполнения и многоцветности. Стандартизация керамики с развитием специализированного гончарства привела к сокращению цветовой гаммы, упрощению мотивов орнаментов.

Влияние указанных факторов определяет выделение определенных стадий, которые проходит в своем развитии искусство культур «балканского типа», и которые в целом соответствуют уровням развития производства и общественных отношений. Формативная стадия определяется отсутствием «искусственной» планировки поселений, пространство которых организовано в соответствии с хозяйственными потребностями и условиями местности. Пластика представлена преимущественно условно-схематичными фигурками. Орнаменты образованы композиционно простыми построениями на основе спирали и прямолинейно-геометрических фигур, распространение их сходных форм на широких территориях (например в ареалах Старчево – Кёреш – Криш и линейно-ленточной керамики), связано с архаичностью технологий и спецификой мобильного расселения.

Следующая стадия – дробности, множественности форм архитектуры, изобразительных и орнаментальных форм. Она устанавливается на уровне сформировавшихся культурных ареалов и активного процесса сегментации культур. Дробность локальных групп, разнообразие сообществ, находит соответствие в разнообразии локальных орнаментальных форм. Появляются отдельные образцы объемной пластики и фигурок с индивидуальными чертами. Такой уровень достигается уже в ряде ранненеолитических сообществ в Фессалии, а в более северных областях Балкан и Карпатского бассейна – на уровне среднего и позднего неолита.

Стадия формирования «ранних сложных обществ», которую достигают наиболее развитые из балканских сообществ, в археологической периодизации соответствует энеолиту. Архитектурные формы здесь представлены спланированными по единой схеме балканскими теллями и трипольскими поселениями-гигантами, на западной периферии – ронделлами, сочетающими сакральные, социальные и оборонительные функции. Пластика становится одной из наиболее массовых и разнообразных категорий находок, появляются объемные натуралистичные статуэтки. В гончарном искусстве появляются образцы «элитной» продукции, намечается стандартизация форм и орнаментов керамики, связанная с ее массовым производством.

Последовательность стадий развития художественных форм, закономерности их развития и зависимость их от указанных факторов подтверждают и наблюдения не только на «макроуровне» всего круга «культур крашеной керамики», изученного, к сожалению, крайне неравномерно, но и на уровне одной культуры – Триполье-Кукутени, материалы которой достаточно представительны для обоснованных выводов.

Дальнейшее исследование памятников искусства древнеземледельческой эпохи в разработанном автором направлении позволит не только заполнить «лакуны» в общей картине культурного развития Европы, но и проследить особенности формирования образной системы и художественных форм в конкретных археологических культурах, выявить новые закономерности и последовательности их развития.

Одним из стимулов в этом исследовании является то обстоятельство, что эти яркие материалы с момента своего открытия стали частью «актуального прошлого» многих европейских стран. Особенно востребованы они стали в последние десятилетия, когда на политическом пространстве Восточной Европы произошли значительные изменения, связанные с образованием новых государств или радикальной сменой политических режимов в уже существующих. Предметы древнего искусства в этих условиях превращаются в элементы новой системы символов и средство выражения национальной идентичности, что порой сопровождается и мифотворчеством в области их интерпретации. Противопоставить этому можно только научные исследования, основанные на тщательном изучении материалов и реконструкциях, построенных на четкой системе доказательств. Именно это и предусматривает представленный в работе подход к исследованию доисторического искусства, который позволяет рассматривать его не изолированно, как продукт «туманных религиозных представлений», а как отражение как отражение реального общества в его историческом развитии.

Основные выводы и положения диссертации отражены

в следующих публикациях автора:

Статьи в журналах из списка ВАК:

1. Керамический комплекс трипольского поселения Друцы I в Северной Молдавии // Вестник МГУ. Серия 8. История, №5. М., 1995. С. 51–63.

2. Поселения развитого Триполья в среднем течении р. Солонец // Вестник МГУ, серия 8, история, №5. М., 1997. С. 111–120.

3. К проблеме связей Триполья-Кукутени с культурами энеолита степной зоны Северного Причерноморья // Российская археология, №1. М., 1998. С. 5–14.

4. Поселение Журы в Поднестровье: к вопросу о выделении локальных вариантов в Триполье ВI // Вестник МГУ, серия 8, история, №6. М., 1998. С. 122–144.

5. О составе керамических комплексов трипольских памятников (по материалам поселений среднего Триполья) // Вестник МГУ, серия 8, история, №6. М., 1999. С. 68–86.


загрузка...