Художественный мир Джека Лондона: человек – природа – цивилизация (01.03.2010)

Автор: Лунина Ирина Евгеньевна

В главе II – «Преемственность как фактор цивилизационного развития в художественном мире Джека Лондона» – определяется эволюция интерпретации Лондоном идеи преемственности в ходе цивилизационного процесса, понимаемой им как преемственность жизни (прошлое – настоящее – будущее) в контексте соотношения «биологическое» – «социальное» – «духовное» в человеке (в связи с интересом писателя к идеям Ч. Дарвина, Г. Спенсера, Ф. Ницше, Г. Торо, Р.У. Эмерсона, А. Бергсона и др.).

В разделе 2.1. – «Человек в мире природы и цивилизации: постановка проблемы в анималистических романах» – представлен анализ анималистических романов и рассказов раннего и позднего Лондона («Зов предков», 1903; «Белый Клык», 1906; «Батар», 1902; «Бурый волк», 1906; «Джерри-островитянин», 1916; «Майкл, брат Джерри» 1916) в их жанровом, идейном и проблемно-тематическом своеобразии, позволяющий сделать выводы о том, что Лондон находился как внутри, так и вне натуралистической традиции американской литературы. Наличие натуралистического компонента в произведениях, представляющих собой сплав реалистических и романтических тенденций, придает образам, созданным Лондоном, дополнительное измерение. Писатель поднимается выше прямого отождествления мира природы и человеческого общества, разрешая по-своему глубокие философские проблемы. Полагаем возможным говорить о создании Лондоном в анималистических романах собственного, основанного на естественнонаучном, социально-философском базисе взгляда на процесс исторической эволюции человечества.

В романах получает развитие идея преемственности, выражающаяся в поступательной смене инстинкта чувством, являющим собой важный показатель развития цивилизации. Идейно-тематический комплекс произведений раскрывается в системе образов, в особой композиции романов (приемы противопоставления, сопоставления, смены планов изображения и т.д.), в повествовательной стратегии, использовании особых тропов. Романы отличают динамизм действия, отчетливая авторская позиция, призванная подчеркнуть условность в передаче мыслей и чувств животных, идея приоритета нравственного начала в процессе взаимодействия представителей живой природы – человека и животных. В романах представлено понимание Лондоном современной ему цивилизации как стадии в развитии общества, свидетельствующей о наличии негативных моментов (утрата человеком связи с естественным миром природы). Важное место в романах отводится идее преобразующей силы любви и милосердия, способной преодолеть власть инстинктов, определению силы как фактора проявления жизненного начала (лишенная нравственной основы сила является не подлинной). Выявляются эпический, метафорический, символический и мифологический планы повествования, синтез драматического, лирического и философского компонентов. В ранних анималистических романах и рассказах Лондон приходит к выводу о возможности и неизбежности сосуществования инстинктов и чувств в цивилизованном мире как условия гармоничного существования человека. Очевидна близость взглядов Лондона позиции Р. Киплинга в понимании необходимости тесных взаимосвязей цивилизации и мира природы, разрушение которых может привести к дисгармоничности мира.

При анализе поздних анималистических романов писателя выявляются связь с ранними произведениями, новые параметры в интерпретации основной проблемы. Рассматривая комплекс проблем – «человек и природа», «природа и цивилизация», «цивилизация и нравственный мир человека»,– главный акцент Лондон делает на человеке; размышляя о возможности сохранения его духовного здоровья, он оценивает человека, исходя из его способности проявить нравственное чувство – доброту и любовь. Прием антитезы становится основным в системе образов, тем и мотивов поздних романов. Писатель возводит чувства (любви, сострадания и т.д.) в ранг критериев, определяющих подлинное цивилизованное общество, именно в этом аспекте ставя знак равенства между животными и людьми.

В анималистических романах Дж. Лондона наиболее очевидно нашёл отражение взгляд на проблему развития цивилизации в связи с постановкой вопроса о преемственности, «исторической эстафете» как важного условия эволюционной поступательности – от инстинкта к чувству (при сохранении «здорового» инстинкта как фактора, обусловливающего связь с миром природы). Избежав обычного для натуралистического направления отождествления законов развития природы и общества, все же согласуя свои размышления с популярной концепцией социал-дарвинизма, писатель сумел достичь понимания законов развития цивилизации.

В разделе 2.2. – «Идея преемственности в истории общества ("До Адама", "Когда мир был юным")» – выявляется осмысление Лондоном идеи преемственности как исторической эстафеты в связи с представлениями писателя о поступательном характере процесса становления цивилизации. Особое внимание уделяется вопросу об особенностях художественной формы романа «До Адама» (1907): проблеме «герой-рассказчик» (двойственная природа сознания человека, чувственно-образный и философско-аналитический ракурсы подачи материала); соотношению временных пластов (настоящее / прошлое в контексте связи эпох и проблемы историзма); созданию исторического колорита отдаленной эпохи в системе исторических аналогий с современной эпохой. Лондон в художественной форме обозначает границу между историческими стадиями «варварства» и «цивилизации», намечает критерии перехода, при этом его интересует, прежде всего, процесс исторического развития; внимание к биологической природе человека становится в романе одной из форм постижения эволюционного процесса. Писатель актуализирует момент «передачи эстафеты» (от инстинктов к нравственным нормам, разуму) как начало становления цивилизации. Главным источником прогресса для Лондона является нравственное развитие человечества, что выводит, на наш взгляд, роман за рамки натуралистического повествования. Идея преемственности в романе раскрыта и на чувственно-образном, психологическом уровне, и в контексте эволюционного учения. В сопоставлении «прошлое – настоящее», в выявлении исторических аналогий представлена позиция писателя-аналитика (интерпретация основополагающих понятий «дом», «семья», «обычай», «закон» и т.д.; зарождение искусства, религии; разный уровень жизни племен как константа эволюционного процесса). Лондон выявляет источники, стимулирующие и тормозящие исторический прогресс (в том числе инстинкты).

В разделе прослежена проблемно-тематическая связь романа с рассказами «Сила сильных» (1914), «Как аргонавты в старину» (1916), рассмотрен вопрос о двойственной природе человека в связи с общими тенденциями в литературе США рубежа веков (Э. По, А. Бирс, Г. Джеймс, М. Твен, Ф. Норрис, Р.Л. Стивенсон). В творчестве Дж. Лондона тема двойственной природы человека интерпретируется в свете проявления в нем биологического, морального и интеллектуального начал как отражения фактора преемственности. Особенности диалогичности двух «я» в герое – инстинктивного (природного) и интеллектуально-нравственного (цивилизованного) начал в человеке прослеживаются в рассказе «Когда мир был юным» (1910), в котором Лондон реализует идею необходимости победы над инстинктами как условии исторического прогресса.

Раздел 2.3 – «"Морской волк" как роман-дискуссия: на пути к идеалу» – посвящен интерпретации идеи исторической эстафеты, идеи преемственности в истории цивилизации в одном из самых известных романов Лондона. Мы прослеживаем соотношение реалистических, натуралистических и романтических тенденций в произведении, своеобразие жанровой формы (черты романа идей, морского, приключенческого, novel и romance), проблемно-тематический спектр, особенности композиции, системы образов, хронотопа. Уделяется внимание вопросу об идейно-философских (Г. Спенсер, Ф. Ницше) и эстетических традициях (Г. Мелвилл, Ф. Купер, Дж. Конрад, Дж. Р. Киплинг, Ф. Норрис), о художественном новаторстве писателя. Лондон выводит традиционно романтическую ситуацию за рамки частного конфликта на уровень размышлений о пути развития человеческого общества, цивилизации, создает индивидуальные образы, что не исключает наличия обобщенно-философского, символического планов в романе. Выявление в произведении черт, присущих роману идей, позволяет определить систему образов исходя из наличия трех оппозиционных героев (Волк Ларсен, Хэмфри Ван-Вейден и команда корабля). Прослежен лейтмотивный характер дискуссии Ларсена и Ван-Вейдена об основных жизненных позициях, определена степень соотношения их с взглядами членов команды, а также Мод Брустер. В связи с образами героев раскрываются важные темы: нравственного выбора, любви, одиночества и индивидуализма, личности и массы и др. В романе оппозиция «инстинкт» – «мораль» пополняется составляющими «чувство» и «интеллект». Интеллект, в понимании писателя, сам по себе не есть признак цивилизованного человека – только поставленный на службу морали и чувству он способен обеспечить общественный прогресс. Новая мировоззренческая позиция героя отражает позицию автора: единство духа и материи в их здоровом проявлении, лишенном звериного, грубого начала может стать залогом новой силы для человека, формирующего законы современной цивилизации.

В разделе 2.4 – «Идея духовной преемственности как основы развития цивилизации («Межзвездный скиталец», «Письма Кэмптона и Уэйса»)» – прослежено формирование в позднем творчестве Лондона новых приоритетов: писатель обращается к идее духовной и этической обусловленности исторической преемственности. В романе «Межзвездный скиталец» (1915) он выходит за рамки частного конфликта личности и общества, определяет социально-этических параметры условий прогресса общества, приходит к необходимости рассматривать в качестве связующего историко-цивилизационного элемента духовно-эмоциональный, человеческий фактор.

Особенности художественной структуры романа обусловлены развитием основной идеи (духовная преемственность в процессе становления цивилизации). Роман отличает сочетание реального и фантастического, социального, философского и лирического планов повествования; чередование художественного и публицистического элементов. Основной композиционный прием – чередование эпизодов «жизней» героя, представленных в особенностях пространственно-временных характеристик (хронотоп), в обращении к приему антитезы, в контексте развития идей А. Бергсона, О. Конта, Г. Торо, Р.У. Эмерсона. В эпизодах, воссоздающих «прежние жизни» героя, можно выделить два плана изображения: социальный и образный, чувственный, представленные во взаимообусловленности. В романе получили развитие следующие темы: государство и человек, личность; власть и формы ее проявления; роль инстинктов в жизни человека; тема борьбы как выражения духовной стойкости. Важное место в романе отводится теме любви как фактору, определяющему развитие человечества.

Писатель сформулировал своё понимание любви как силы, обусловливающей прогресс цивилизации, ранее, в романе «Письма Кэмптона и Уэйса» (1903), дискуссионный характер которого обусловлен выраженной оппозицией героев, темами спора (искусство, чувства, вопросы философии, науки, научно-технический прогресс), раскрываемыми через обращение к историческим и книжным ассоциациям, образным сравнениям, развернутым метафорам. Особая тема дискуссии – пути прогресса и факторы, его обеспечивающие (духовное / рациональное, чувство / разум); роль любви в жизни человека и истории цивилизации (биологическое / рациональное / нравственное, духовное). Выводы, сделанные писателем в книге, получат дальнейшее развитие в его творчестве, в частности в романе «Межзвездный скиталец».

Система образов в романе «Межзвездный скиталец» обусловлена нравственной позицией главного героя Стендинга в соотношении с позициями героя в его «прошлых воплощениях», в противопоставлении образам представителей власти (в прошлом и настоящем). Отмечена особая роль образа Иисуса Христа (глава о событиях в Иудее), символически воплощающего в себе действенное начало, стойкость духа, нравственную силу, высшую любовь. Образ раскрывается в контексте библейского, литературного и исторического осмысления событий в Иудее, основной идеи романа, роли личности в развитии общества (политический, социальный, этический аспекты). Сопоставительный анализ с романом Л. Уоллиса «Бен-Гур» (1880) позволяет выявить своеобразие концепции Лондона в понимании процессов общественного развития. Прослежена в разделе роль публицистических, философских отступлений в романе в связи с раскрытием образа автора, его этической позиции. Подлинная история человечества для Лондона в романе «Межзвездный скиталец» – это история человеческого духа. В определении этического идеала современного общества для писателя важным представляется идея преемственности в вопросе моральной ответственности людей за всё происходящее в прошлом, настоящем и будущем. От осмысления в раннем творчестве соотношения понятий «инстинкт» – «чувство», их связи, замены первого вторым, понимания важности их сосуществования в цивилизованном человеке, важности включения в данную систему интеллекта как показателя уровня развития современного человека Лондон приходит в поздних произведениях к утверждению важной роли отдельной личности в процессе развития общества, меры нравственной ответственности человека за будущее цивилизации.

Глава III – «Осмысление проблемы «человек – природа – цивилизация» в контексте социально-политической и художественно-философской позиции Джека Лондона» – рассматривает вопрос об осмыслении писателем путей развития цивилизации и места человека в этом процессе в контексте социально-политических и философских взглядов.

В разделе 3.1. – «"Железная пята": личностный и цивилизационный срез проблемы» – основным объектом анализа становится роман «Железная пята» (1908), а также исследуются рассказы «Отступник» (1906), «Любопытный отрывок» (1908), пьеса «Кража» (1910). Исходя из особенностей социалистических взглядов Лондона, обосновывается характер его взглядов на ход развития общества, возможности и пути прогресса (социологический подход к теории цивилизации, идеи О. Конта; теории стадиального характера развития цивилизаций; идеи двойственной природы «социального» в истории). Лондон устанавливает законы социального, экономического, политического развития (объективные факторы), роль отдельного человека, массы людей – в том числе социальных классов – в этом процессе, степень духовных и моральных параметров развития общества (субъективный фактор), характер социально-исторической преемственности. Уделяется внимание выявлению научной и литературной основы, жанрового своеобразия романа (черты эпоса, притчи, документального повествования, утопии, политического романа и др.) в связи с традициями и новаторством. Важной чертой является соединение публицистического (обращение к фактам, научные и литературные аллюзии) и художественного (символика, аллегоризм, обращение к библейской мифологии, наличие эмоциональных эпитетов, метафор) планов повествования. Критическое начало в романе не исключает положительной программы писателя (определение нравственного, гуманистического идеала).

????????????

????????????

???????????

????????????

?????????????????????????

7). Мы определяем соотношение драматического, трагического, лирического в изображении этой темы, характеризуем обращение писателя к приемам импрессионистического изображения, роль открытого финала в романе.

Звучащая в романе как основной лейтмотив мысль о неизбежности пути прогрессивного развития общества в полной мере отражает гуманистические взгляды писателя, верящего в то, что путь развития цивилизации – это путь преодоления классовых противоречий, построения общества, в котором интересы человека (прежде всего человека труда) будут приоритетными. Этот путь в романе «Железная пята» он видит как путь активных социальных действий во имя соблюдения интересов человека.

Раздел 3.2. – «Проблема научно-технократического развития цивилизации в романе "Алая чума"» – посвящен выявлению особенностей восприятия Лондоном вопроса о технократическом развитии цивилизации. Писатель двойственно оценивает технический прогресс, его роль в развитии цивилизации (преимущества и опасности); одним из первых в литературе США актуализирует вопрос о вступлении человечества на путь развития техногенной цивилизации, о техническом прогрессе не только как примете цивилизационного развития, но и как об одном из факторов дестабилизации, разрушения цивилизации. Художественное осмысление этой проблемы представлено в рассказе «Красное божество» (опубл. 1918), отражающем авторское видение относительности понятия «цивилизация», воплощенное в системе символов, образной структуре, философском подтексте, в развитии идеи значимости универсальных законов бытия, ответственности ученых перед миром за свои открытия.

В романе «Алая чума» (1915) Лондон ставит вопрос о необходимости гармоничного сосуществования двух факторов развития – технократического, научного и нравственного, продолжает размышлять о важности идеи преемственности в истории. В романе нашли воплощение несколько стилевых уровней повествования: притчевый (в подтексте – через наложение временных пластов); аналитический (в анализе ситуаций и событий, выражается через ряд лейтмотивов); эмоциональный (метафорический образ Алой Чумы). Важным в определении специфики художественного мира романа для нас было выявление приемов создания хронотопа, формы организации сюжета, образа автора (философские и публицистические отступления), системы символов (традиции Э. По), поэтических средств (антитеза, сопоставление, элементы импрессионистического описания и т.д.), идейно-композиционного значения открытого финала. Художественным центром в романе является образ Смита как носителя исторической памяти, символически воплощающего авторскую идею об ответственности отдельного человека за ход развития цивилизации; важности культурной составляющей в цивилизационном процессе (соотношение «материальное / духовное», представленное в системе лейтмотивных предметных образов, «инстинкт / чувства» в системе образов).

В романе писатель рассматривает события сквозь призму теории циклического развития цивилизации, одновременно реализуя идею об исторической преемственности, лейтмотивную в его творчестве. В интерпретации урбанистической темы в романе выявляется новый ракурс: жизнь на лоне природы и отсутствие цивилизации не синонимичные понятия. Главный признак падения цивилизации, в понимании писателя, – это утрата нравственных ценностей; именно уровень нравственности, в представлении Лондона, определяет уровень развития цивилизации. Память прошлого (на уровне интеллектуального, эстетического и этического понимания законов жизни) в человеке – это основа поступательного хода развития цивилизации.

В разделе 3.3 – «Цивилизация и война в художественном мире Джека Лондона» – исследуется художественная позиция писателя по отношению к одной из актуальных проблем начала ХХ в., представленная как в раннем, так и в позднем его творчестве. Лондон рассматривает войну между различными сообществами людей (расами, нациями, классами и т.д.) как важный социально-экономический и нравственно-этический фактор, константу развития цивилизации («До Адама», «Железная пята», рассказы, очерки). Важным представляется стремление писателя обосновать причины и характер терроризма как формы современной войны («Голиаф», «Бюро убийств» и др.), обращение к актуальной проблеме колониальных войн, межэтнического противостояния («Северные рассказы»). Лондону, как и Ст. Крейну, А. Бирсу, важно было раскрыть психологическое состояние человека, вовлеченного в круговорот военных событий, показать беззащитность, уязвимость человека на войне и, в конечном итоге, античеловеческую природу любой войны.

Двойственность оценки роли войны в истории человечества уступает место после 1914 г. уверенности в необходимости преодоления объективно существующей, согласно теории социал-дарвинизма, неизбежности войн за передел мира. В пьесе «Сеятель желудей» (1915) в особой форме (мифологический и исторический планы повествования) писатель предлагает свое понимание альтернативы войне как фактору развития цивилизации – мирное, созидательное начало в жизни.

В ходе анализа мы приходим к выводу, что в художественном сознании Лондона сформировался взгляд на формы военных действий как отражение динамики процесса развития цивилизации. Суть и характер военных действий в обществе раскрыты писателем в объективном и субъективном планах: война как порождение социально-экономических отношений в обществе; война в связи с ролью человека и обусловленностью его судьбы и нравственности военными действиями. Размышления Лондона о неизбежности войны, о различных формах борьбы выливаются в обобщающие философско-публицистические отступления, раскрывающие идейно-нравственную позицию автора. Изображая конкретные судьбы людей, вовлеченных в «военный вихрь», который сопровождает становление цивилизации, писатель представляет войну как антигуманное явление, несущее смерть, разрушение, дестабилизирующее жизнь. Развивая мысль о том, что война всегда была в истории человечества, Лондон выражает уверенность в том, что ее не должно быть в будущем (двойственность позиции писателя), так как цивилизация должна сформировать человека, опирающегося не на инстинкты разрушения, а на разум и чувство, на здоровые инстинкты (созидания), определяющие его жизнь в гармонии с природой.

В главе IV – «Расовая и этническая идентичность как отношение «человеческого» и «цивилизационного» в рассказах Джека Лондона» – предметом научного анализа стал один из наиболее дискутируемых в работах американских и российских литературоведов аспект творчества писателя: отношение к расовой проблеме, который решается в контексте проблемы «человек – природа – цивилизация».

В разделе 4.1. – «Восприятие проблемы «человек и цивилизация» в США рубежа XIX-XX вв. в контексте расовых теорий» – рассматривается общественно-политическая ситуацию в США на рубеже XIX-XX веков: рост националистических умонастроений, связанный с волной иммиграции, повышенный интерес к теориям расовой дифференциации; колониальные войны; проблема национального самоопределения, связанная с вопросом о самобытном развитии США как самодостаточной локальной цивилизации (доктрины англосаксонизма). В разделе прослежены причины и характер интереса Лондона к расовым вопросам на протяжении всей творческой жизни, в связи с общими тенденциями философско-эстетического характера в американском обществе рубежа XIX-XX веков.

Раздел 4.2. – «Система межрасовых и межэтнических отношений в "Северных рассказах"» – посвящен анализу рассказов из сборников «Сын Волка» (1900), «Бог его отцов» (1901), «Дети мороза» (1902), «Мужская верность» (1904), «Любовь к жизни» (1907), «Потерявший лицо» (1910), которые составляют эпический цикл. Мы определяем жанровые особенности, элементы эпического, драматического и лирического в рассказах; соединение фактического (публицистического) материала и вымысла, частного и общего (индивидуального и типичного) в создании особого хронотопа (мифологизация, символизация времени и пространства и др.), приемы повествовательной стратегии в рассказах. Основным объектом анализа становится проблемно-тематический комплекс: пути развития цивилизации, конкретно – цивилизации Америки; факторы, сопровождающие освоение новых, северных, территорий; перспективы развития форм цивилизации, возникающих в условиях «северного фронтира»; роль человека в процессе формирования цивилизационной формации в контексте ведущей тенденции современности – встречи двух различных культурных и расовых групп. Человек в «Северных рассказах» раскрыт автором в системе социальных, личностных, расовых отношений, как реализующий свои потенции в экстремальной ситуации, порожденной доминирующим конфликтом – между цивилизацией и миром дикой северной природы.

Система образов в Северных рассказах является одним из важных компонентов структуры художественного мира Лондона и рассмотрена в связи с раскрытием темы этнического противостояния в условиях северного фронтира (белые, индейцы, эскимосы). С системой образов связано наличие трех точек восприятия событий (белый человек на позиции outside, на позиции inside и абориген), создающее полифонию индивидуальных восприятий, которая возникает не столько на идеологическом уровне, сколько на уровне сопоставления взаимно исключающих субъективно-индивидуальных миров персонажей, существующих в одной и той же жизненной реальности. Это позволяет обнаружить авторское видение диалектичности, драматичности процесса формирования новой цивилизационной формации, возникающей на стыке цивилизации Больших Городов (белых людей) и самобытной этнической формации народов Севера. Позиция Лондона выражена в эпических и лирических отступлениях, расставляющих смысловые, тематические акценты. Одна из центральных тем в рассказах – формы внедрения буржуазной цивилизации в самобытную жизнь народов Севера, его последствия (мотивы нарушения связи времен, власти и форм ее проявления, форм сопротивления и др.). Встреча двух рас неизбежно актуализирует вопрос о необходимости пути к взаимопониманию, межэтническому диалогу, без которого невозможен мирный, что важно для Лондона, путь развития цивилизации (традиции Дж. Ф. Купера). В раскрытии проблемы сосуществования и смешения рас Лондону удается выйти за рамки натуралистической концепции личности – его герои делают выбор (интеллектуальный и нравственный), преодолевая власть генетической памяти, инерцию расовых стереотипов. Важную роль в рассказах играет мотив любви как великой преобразующей силы, которая определяет нравственный выбор человека в рамках межрасовых отношений. С образом женщины-Матери связано мифологическое понимание прогресса как результата великого созидания Жизни, осмысливаемого писателем в качестве альтернативы разрушению.

Лондон не только противопоставляет в «Северных рассказах» цивилизацию белых людей и естественный мир аборигенов, но и сопоставляет эти два мира, обнаруживая общую природу человека вне зависимости от цвета кожи (склонность к жестокости, корысть, обман в экономических и религиозных вопросах и т.д.). Наследуя лучшим романтическим традициям не только американской, но и европейской литературы (Дж. Р. Киплинг и др.), писатель сумел представить в «Северных рассказах» взгляд на расовый аспект развития цивилизации сквозь призму нравственных приоритетов, доказав, что любой исторический процесс – это, прежде всего, история Человека.

Раздел 4.3. – «Проблема "человек и цивилизация" в «Южных рассказах» Джека Лондона (колонизация как фактор цивилизационного процесса» – посвящен вопросу о художественном воплощении взглядов писателя на процесс колонизации и последствия внедрения западной цивилизации в этнически целостный мир других народов. Объектом анализа в разделе стали сборники «Рассказы Южных морей» (1911), «Храм гордыни» (1912), «Сын Солнца» (1912), «На циновке Макалоа» (опубл. 1919), рассмотренные в контексте литературных традиций (Г. Мелвилл, Ч. Стоддард, Р.Л. Стивенсон, М. Твен). Рассказы представляют своеобразную эпическую картину истории колонизации островов в Южных морях как сложного механизма цивилизационного развития, запущенного историей, остановить который невозможно, но осмыслить и преодолеть негативные последствия которого необходимо. Опережая время (Ф. Боас, М. Д. Херсковец), Лондон стремится показать, что нормы и ценности одного общества нельзя рассматривать с позиций и норм другого. Центральная идея рассказов – трагичность судеб людей и рас, вовлеченных в водоворот истории; человек вершит историю, и в его судьбе отражаются все стороны цивилизационного развития. Контакт западной цивилизации и самобытного этнического мира представлен в связи с раскрытием темы выбора дальнейшего жизненного пути, осуществляемого на интеллектуальном и нравственном уровне.

Обращает на себя внимание диалогичность «Южных рассказов», проявляющаяся на композиционном, проблемно-тематическом, образно-поэтическом уровнях. В рассказах, как правило, наличествует рассказчик (чаще белый человек) и сорассказчик (туземец), что придает им форму «рассказа в рассказе». В системе образов наблюдается противопоставление или сопоставление «белый» – «абориген» (или человек другой расы, например китаец), причем это адекватно сопоставлению «цивилизация» – «вне цивилизации», «западная цивилизация» – «восточная цивилизация»; «белый» – «белый» – в связи с осмыслением критериев развития мировой цивилизации, истинного и ложного понимания сути цивилизационного процесса. Подобная диалогичность позволяет обосновать понимание Лондоном двойственного характера процесса приобщения к западной цивилизации жителей Полинезии и Гавайев. С этим связаны система мотивов (мотив денег, природной стихии и др.), создание особой атмосферы действия, самобытного, экзотического мира («полинезийский» и «гавайский» циклы), обращение к ярким, метафоричным образам, подчеркивающим гармоничность бытия, позволяющим выявить скрытый драматизм жизни.

Центральная тема в рассказах – сложный процесс взаимодействия цивилизации и аутентичной культуры островов – связана с темой взаимного непонимания людей различных рас. Их раскрытие осуществляется в обращении к лейтмотиву стереотипного мышления (иронический ракурс, гротеск, гипербола и т.д.), к литературным и историческим аллюзиям, особой повествовательной стратегии, создающей философский подтекст (композиция, система образов, портретные характеристики, смена интонаций – от бесстрастности до язвительности и т.д.). Тема продвижения западной цивилизации (в том числе через миссионерство) связана с темой борьбы за власть. Не цвет кожи и характер верований, а следование нравственным нормам жизни, по мнению писателя, является подлинным критерием цивилизованности; сохранение основ самобытности культуры аборигенных народов – необходимое условие гармоничного развития мировой цивилизации.

Важная тема «Южных рассказов» – «взаимодействие культур» – наиболее ярко раскрыта в рассказах «гавайского» цикла. Гавайи, в изображении Лондона, предстают как своеобразный «плавильный котел», в котором в условиях тесного контакта различных рас возникает новая общность людей, где местные обычаи причудливо переплетаются с укореняющимися традициями цивилизованного мира. Писатель раскрывает мысль о важности преемственности жизни на уровне наследования культурных и расовых традиций, необратимости развития цивилизации с учетом фактора смешения рас. Гавайи, живущие по законам естественного, гармоничного бытия, помогают человеку раскрыть его «я», являясь альтернативой буржуазной цивилизации с ее законами.

Отталкиваясь от популярных научных теорий о межрасовых отношениях, концепций, устанавливавших критерии развития цивилизации, Лондон в «Южных рассказах» представляет позицию писателя-гуманиста, верящего в равенство людей вне зависимости от расовой принадлежности, осознающего противоречивый характер современной цивилизации, дуалистичный характер процесса колонизации.

Глава V – «Миф об "американской мечте" и пути развития США как локальной цивилизации в художественном мире Джека Лондона» – посвящена интерпретации национально-американского мифа в художественном сознании Лондона.

Раздел 5.1. – «Миф об "американской мечте" в контексте проблемы становления американской цивилизации» – носит общетеоретический характер. Здесь прослеживаются особенности становления американизма как национальной идеи; «американской мечты», приобретшей статус национального мифа; «культа успеха»; американской исключительности, "особого американского пути", индивидуализма и особенностей их интерпретации на рубеже XIX-XX веков в связи с проблемами развития цивилизации. Лондон, мысливший в системе общечеловеческих категорий, все же являл собой типичный пример американского писателя, сознание которого впитало азы национальной идеи, судьба которого подтверждала действенность мифа об «американской мечте». Убежденный, что важной основой цивилизации является культура, а ядро культуры составляет духовная, нравственная жизнь человека, Лондон в поздних романах и рассказах, обращаясь к мифу об «американской мечте», осмысливает перспективы развития американской цивилизации сквозь призму нравственных поисков личности, воплощающей в себе идеи американского менталитета. Чутко откликаясь на актуальные проблемы времени, он одним из первых среди американских писателей сумел соединить в своем сознании и художественно воплотить в творчестве три темы: писатель (творческая личность) и общество (цивилизация); индивидуализм и индивидуальность; «американская мечта». Лондон на протяжении всего творческого пути стремится воплотить свой идеал – человека, чувствующего связь с природой и ее законами, которые он считает более справедливыми, нежели законы буржуазной цивилизации. К новому пониманию сути «американской мечты», возможности соотнести ее не только с законами социальными, но и природными, к пониманию ее как фактора гармоничного развития личности, Лондон шел начиная с ранних «Северных рассказов».

Раздел 5.2. «Человек в системе национальных американских ценностей: цивилизация и культура (романы «Мартин Иден» и «Мятеж на "Эльсиноре"»)». Здесь выявляется жанровое своеобразие романа, раскрываются особенности его проблемно-тематического звучания (степень автобиографичности), обусловленные наличием в нем двух планов повествования (событийного и философского), связи с публицистикой писателя. Роман «Мартин Иден» (1909) – это роман не только об индивидуальной судьбе художника в буржуазном обществе, посвященный разоблачению индивидуализма, но и о проблеме истинных и ложных ценностей в системе цивилизационных отношений, о соотношении понятий «культура» и «природа» («инстинкт»), «инстинкт» и «интеллект», «интеллект» и «чувство». Система образов в романе позволяет наиболее полно обозначить основную идею, спектр мотивов, проблем, глубинный философский и культурологический пласт произведения, определить эстетическую позицию автора, этические приоритеты писателя. Идейным и сюжетно-композиционным центром в романе выступает образ Мартина Идена, представленный в динамике внутренней жизни, а также с точки зрения повествователя-комментатора. В композиционном плане нам представляется возможным выделить три части: знакомство с героем, осмысление им своих стремлений; его путь к осуществлению поставленных целей; кризис сознания, связанный с переоценкой собственных взглядов и общества в целом. Лондон раскрыл процесс идентификации героя (механизм и практика вхождения человека в социальное пространство); процесс инкультурации (усвоение привычек, норм, стереотипов поведения в иной культурной среде). Автор задает параметры исключительности Идена; подчеркивая в нем врожденную потребность в красоте (лейтмотив в романе), прибегает к приему сравнения (мир, из которого пришел / мир, в который стремится).


загрузка...